750

Икона против огня: как создавалась в Екатеринодаре пожарная охрана

Сюжет Кубановедение: нескучная история края

У представителей многих профессий есть свой покровитель. Свидетельства прошлого и сама современность убеждают, что икона действительно творит чудеса.

Противопожарная служба - одна из первых государственных служб в России. Начиная с Х-ХI века, по мере укрепления российской государственности, роста городов вопрос борьбы с пожарами вставал все острее. Пожары не просто причиняли неизмеримый материальный ущерб, но и уносили тысячи жизней. Огня боялись…

Ко утушению… не готовы

Первые меры наказания к виновникам пожара (пусть и невольным) отражены в официальном своде законов «Русская правда», изданном в XIX веке. Поджигатель и члены его семьи за содеянное обращались в рабство, а их имущество шло в казну государства. Судебник 1407 года предписывал «зажигальщику животе не дать, казнить его смертной казнию».

В первые годы обустройства Екатеринодарской крепости об организации пожарной охраны речи не шло. Все силы уходили на строительство, но казаки, что называется, были настороже. Территория крепости застраивалась землянками, турлучными хатками-мазанками, крытыми камышом и соломой. Традиционный строительный материал имел недостаток: быструю и легкую воспламеняемость. Достаточно было искры, чтобы постройки превратились в море огня. Всерьез заняться вопросом организации пожарной безопасности войсковому правительству пришлось, когда случилось то, чего и боялись.

Первый официально зафиксированный пожар произошел в Екатеринодаре  в 1795 году. Как сообщал в своем рапорте городничий Николай Коротняка, «истекшего февраля 28 числа ввечеру чрез неосторожность содержащего здесь откуп откупщика Яншина, поверенного Змиева, сделался пожар и сгорела его землянка. Для утушения такового не имеется в сем городе никаких способов, яко то водовозных бочек, крючья и прочего к тому нужного».

С горожан собирали налог на пожарных

Уже 3 марта 1795 года «Наставление из войскового Черноморского правительства» - основной документ первопоселенцев - дополнился специальными инструкциями. В частности, окружные правления назначались ответственными за борьбу с пожарами в своем округе.

Войсковому есаулу предписывалось «иметь попечение в ведомстве его, дабы наблюдаема была по улицам и дворам чистота и предосторожность от пожара; а ежели где случится пожар, то обязан всяк живущий с определенным к тому инструментом спешить на то место, где пожар, и всячески стараться утушить его, для чего каковы должны быть инструменты». Дабы «ко утушению» быть готовыми, для изготовления пожарных инструментов с горожан собрали деньги. С «имущественных» казаков по 20, а с «неимущественных» - по 10 копеек.

За неосторожное обращение с огнем - сто ударов плетьми

Эта дата (3 марта 1795 г.) считается Днем учреждения пожарной охраны в Екатеринодаре. Однако, по мнению некоторых историков, устоявшееся убеждение ошибочно. Ссылаются на первого брандмайора Краснодарской городской пожарной команды (1920 - 1930), воентехника 2-го ранга Борчевского. В своей книге «Краснодарская Краснознаменная пожарная команда. 100 лет существования и 5 лет советской работы» он писал: «…дата 17/30 мая 1825 года является моментом учреждения в городе Екатеринодаре Пожарной Команды в том виде, в каком она понимается нами, т. е. в виде организации, поставленной на страже защиты населения от пожарных бедствий и оказания ему своевременной помощи, снабженной для этих целей необходимыми огнегасительными орудиями и приборами и обеспеченной надлежащими средствами передвижения».

Трудно не согласиться. До этого времени (да и много после) служба пожарной безопасности у обывателей нареканий вызывала массу (как, впрочем, и наоборот). Свидетельств в истории сохранилось немало.

Так, 16 марта 1801 г. в результате пожара в крепости сгорело помещение Джерелиевского куреня. Признанный виновным в пожаре кухарь этого куреня, казак Калюжный, неосторожно разведший в сенях огонь для приготовления ужина, был наказан «в страх другим» на городском рынке ста ударами плетей.

4 сентября того же года при сильном восточном ветре загорелся Деревянковский курень, от него огонь перекинулся на Уманский, затем на Ирклиевский, Незамаевский и Васюринский курени. Все они сгорели до основания. Убытки составили более двух тысяч рублей (огромные деньги в то время!). Виновником посчитали фельдфебеля квартировавшего тут 14-го егерского полка, якобы курившего на дворе трубку.

Несколько позже в хронику ЧП попал есаул Иван Диомидович Попка (известный кубанский историк). Полностью сгорело все его подворье: дом турлучный, крытый камышом под гребень, «о пяти покоях» с двумя сенями (на деревянных полах), имеющий длины 20 и ширины 12 аршин, выстроенный в 1847 г.; стоивший 1000 рублей серебром; при доме кладовая турлучная под камышовой крышей, имевшая длины 5 и ширины тоже 5 аршин, стоившая 60 рублей серебром; конюшня и подъездной сарай в одной связи - турлучное здание, крытое камышом под гребень, длины 20 и ширины 10 аршин, выстроенное, стоившее 300 рублей серебром. При этом здании сгорели доски и другой лес на 50 рублей серебром, а в доме и кладовой -мебель, оружие, конская сбруя, книги и разные вещи на сумму 90 рублей серебром. Всего ущерб составил полторы тысячи рублей…

Вместо сирены использовали трубу

Сведения о том, как были вооружены огнеборцы, сохранились в архивных источниках. В 1843 году в центре Екатеринодара была выстроена башня-каланча. Такое расположение позволяло осуществлять наблюдение за городом. Дома тогда «преобладали одноэтажные». И располагались так близко друг к другу, что можно было пройти прямо по крышам из одной части квартала в другую, не спускаясь на землю. Поэтому дозорный определял пожар «по зареву».

На тушение пожаров выезжали обозы - впереди вестовой с трубой, выполнявшей функцию сегодняшней сирены. Следом за ним телега, на которой располагались 10-12 пожарных и инвентарь - багры, топоры, лопаты, крючья. Затем трубный ход (от слова «труба»: раньше насосы называли водоливными трубами) - телега с пожарными насосами. Далее следовали бочечные ходы - бочки с водой на телегах. В каждой бочке было не более 250 литров воды...

Плохие дороги, долгий сбор пожарного обоза (30-40 минут) приводили к тому, что, когда пожарные приезжали, строения практически догорали. Основной задачей пожарных было прекратить дальнейшее распространение огня, спасти людей, оставшееся имущество.

Жители верили не в пожарных, а в «Неопалимую Купину»

Бессилие и страх перед беспощадной яростью огня заставили екатеринодарцев поверить в чудодейственную силу иконы Божьей Матери «Неопалимая Купина». Вера укрепилась благодаря страшному пожару, приключившемуся 9 декабря 1886 года и едва целиком не уничтожившему Пашковку.

Из-за неосторожного обращения с огнем детей - они пытались «варить кашу» у стога с сеном - загорелся дом. Дул сильный ветер, и пламя перебросилось на соседние дома. Начальник Кубанской области Г. Леонов выслал в станицу все наличные в Екатеринодаре противопожарные средства и сам выехал туда же. Но пожар бушевал три дня. Полыхали даже и сады. Сгорели уже 84 дома, погибла казачка по фамилии Опомах. Пашковцы вышли навстречу пламени  крестным ходом, и… пожар утих. По этому случаю жители станицы «постановили соорудить икону Божьей Матери, именуемую «Неопалимая Купина», и с того времени ежегодно 9 декабря служили молебен об охране жилищ «от огненного запаления»…


КСТАТИ

По библейской легенде, неопалимая Купина - горящий, но не сгорающий терновый куст, в котором Господь явился Моисею, пасшему овец в пустыне близ горы Хорив. Когда Моисей подошел к кусту, чтобы посмотреть, «отчего куст горит», но не сгорает, Бог воззвал к нему, призывая вывести израильский народ из Египта в обетованную землю.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах