2025

Традиции гостеприимства: варить самогон кубанцев научили горцы

Сюжет Кубановедение: нескучная история края

В 2013 году на каждого россиянина (включая младенцев) приходилось по 13,5 литра выпитой водки. По информации ВОЗ, странам, где на душу населения приходится более чем восемь литров выпитого алкоголя в год, грозит деградация.

В депрессивных регионах страны страшная беда под названием «алкоголизм» выкосила уже целые поселения. На Кубани нездоровая зависимость менее распространена - и этому есть объяснение. Долгое время сдерживала нас система традиционных казачьих ценностей.

«Одобряя заботу полиции»

За должным поведением следило - и пристрастно - само общество. Чтобы пьяный когда валялся - боже избавь. Это презиралось. Казак не мог нарушить правила общинной жизни, а они были строго прописаны «Порядком общей пользы», принятым еще в 1794 году Черноморским казачьим войском. Документ регламентировал устроить войсковую резиденцию в Карасунском куте и именовать ее «градом Екатеринодаром». Проживающие в граде обязывались к должному поведению:

 «Буде кто злообычен в пьянстве, более времени в году пьян, нежели трезв, такого присылать в правительство для определения на воздержание. Буде кто в общенародном месте или при благородном или выше его чином, или старше летами, или при женском поле употребит непотребные слова, с того взыскать пене».

«Злообычные» редкостью были необыкновенной. Свидетельства - штучные. В 1801 году за пьянство и воровство («тайное взятие синего кафтана, стоящего два рубля»), казак Панасенко был наказан пятьюдесятью ударами плетей. А несколькими годами позже из города был выслан киевский корнет Фома Пивнев, который «праздно проживал в Екатеринодаре, шатался в безобразии… и для сохранения здоровья его был воздерживаем под караулом».

Курить разрешалось только уважаемым казакам

Бич современности - курение. Сложно поверить, но когда-то право дымить имели лишь уважаемые казаки, отбывшие военную службу. Эпидемия началась во второй половине 19 века - с распространением папирос. В Екатеринодар моду занесла «элитная публика»: офицеры, адвокаты, торговцы. Курить папиросы, на взгляд обывателей, было эстетичнее, чем «сосать» трубку. На папиросы, впрочем, «подсела» вся Россия. Полицейские региона на новшество реагировали весьма активно, «стращая курильщиков как нарушающих порядок».

Возникшее недоразумение устранил курильщик Александр II. 14 июня 1865 г. император подписал постановление, разрешающее курение табака «на улицах, площадях и проч.».

Екатеринодарская полиция указ… не одобрила. Полицмейстер ходатайствовал о запрете «свободного курения», поскольку город имел «дома с камышовою крышею, каковой во время ветра засоряет все улицы». Кроме того, полиция просила «удалять торговлю водкою от улиц, по которым проложены тротуары, а следовательно, больше движение людей, чтобы избавить проходящих от неприличных и бессознательных выходок пьяных». Областное правление, «одобряя таковую заботу», запретило курить на улицах нижним чинам. Офицерам рекомендовали не курить «на тех публичных сборищах, где положено военным быть в праздничной форме».

Гимн трезвости

Чем больше Екатеринодар обретал столичный облик, тем хуже это отражалось на традициях первопоселенцев. Большое количество приезжих, развитая торговля способствовали как распространению курения, так и открытию увеселительных заведений. И нередко уже на улице, в будний день, можно было встретить «веселого» казака. Власти не бездействовали. Городская Дума закрыла питейные заведения на центральных улицах, с целью «отвлечения населения от неразумного препровождения времени» открылась чайная-читальня. Однако удержать рост алкоголизации уже было невозможно. В 1912 году в городе насчитывалось 148 трактирных заведений с крепкими напитками - и они никогда не пустовали.

Меры борьбы с пьянством обсуждались на состоявшемся в 1913 г. противоалкогольном съезде. Как сообщил один докладчик: «Число питейных заведений значительно превышает число школ, церквей и всех тех мест, где можно было бы провести время без выпивки». Докладчики высказались за сокращение числа питейных заведений и запрещение в них всяческих увеселений типа музыки и бильярда. «Хор трезвенников исполнил трезвеннический гимн». Завершился съезд «трезвенным праздником» с крестным ходом. В заботе о подрастающем поколении в учебных заведениях массово создавались кружки трезвости. В Александровском реальном училище в него записались 7 педагогов и 270 детей первого - седьмого класса. Члены кружка получали именные карточки с надписью: «Я дал обет оставаться трезвенником навсегда». Однако глобальных изменений не произошло. Ненамного протрезвила горожан лишь Первая мировая.

В 1914 году в связи с военным положением в стране был введен сухой закон, и «Кубанские ведомости» отмечали «поразительные результаты». Число пьяных, «задержанных до вытрезвления», сократилось на 80 процентов. Между тем именно в годы сухого закона Кубань обрела один из своих символов - самогон! Изготовление водки и торговля ею были государственной монополией. Когда винокурни закрылись, водка исчезла, кубанцев выручили горцы. «Араковарение» - приготовление кишмишевой водки - оказалось делом нехитрым. Незаконный промысел обрел столь широкие масштабы, что в 1917-м городской совет принял спецпостановление об изъятии из «тайной продажи опьяняющих напитков (кишмишевки и пр.), каковые сдавать для уничтожения».

«Алкоголики - это наш профиль!»

После революции попытки бороться с коварным змием предпринимались неоднократно. В 1929-м в Краснодаре была создана комиссия по борьбе с пьянством, в которую вошли представители ВКПБ, здравотдела, Кубсовпрофа... Через год она была расформирована из-за бездеятельности. У властей были другие, более актуальные задачи. Да и места для пьяного досуга расказачивание, раскулачивание, голодомор, война не оставляли. В 1958-м приказом Совета министров продажу водки запретили вблизи предприятий, школ, больниц... Перестали наливать в кафе и забегаловках. Следующая кампания «Пьянству - бой!» началась в 1972-м. Цены на спиртное повысились, время торговли ограничилось (с 11 до 19 часов). Появились лечебно-трудовые профилактории (ЛТП). Один из них, с забором, опутанным колючей проволокой, работал в поселке Новый Сад, неподалеку от Краснодара. Режим был сродни тюремному, но за два года (максимальный курс принудительного лечения) некоторые возвращались-таки к нормальной жизни.

Тем не менее к 1984 году потребление спиртных напитков в СССР достигло рекордного уровня: 10,5 литра зарегистрированного алкоголя, а с учетом самогоноварения - 14 литров. Для сравнения: в царские времена на душу выходило 5 литров в год. Страшные цифры мотивировали «горбачевскую» антиалкогольную кампанию. На въезде в Краснодар появился стенд 3 х 2,5 метра с надписью: «Краснодарцы утверждают трезвость как норму жизни каждого труженика». Если верить прессе, уже спустя полгода после знаменитого указа «42 процента населения города уменьшили потребление спиртного, а 7 процентов полностью отказались от его употребления».

В отчетном докладе горкома КПСС отмечалось, что в Краснодаре в пять раз сократилось число торговых точек, продающих спиртное. В качестве самокритики указывалось, что некоторыми коммунистами кампания воспринимается как «временная», 73 процента «считают допустимым факт употребления спиртных напитков». В качестве контрмер предлагалось развернуть «решительную борьбу» с «житейскими традициями гостеприимства». Желающих играть свадьбы «в сухую» и отмечать Новый год компотом нашлось ничтожное количество. Гораздо больше людей погибло от алкогольного суррогата.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах