1015

«Просыпаюсь от каждого шороха»: как устроились беженцы из Украины на Кубани

Алина Менькова / АиФ-Юг

Евгения до сих пор не может спокойно спать, даже здесь, под мирным небом Краснодара – каждую ночь она в тревоге просыпается от шума летящего вертолета или грохота упавшей плиты в соседнем строящемся доме, думая, что это рвутся снаряды.

«Я понимаю, что здесь сейчас нет войны. Но в сердце тревога и страх», – говорит Евгения и закрывает глаза руками. 

Дети, Документы, Деньги

Евгения приехала в Краснодар две недели назад – не стала ждать, когда начнут бомбить родной Алчевск.

«Муж мне говорил ехать, еще когда я в положении была. Но я ни в какую. Хотела родить там. А когда родила, начали бомбить Луганск. Ждать какого-то мирного разрешения конфликта уже было бессмысленно. Нам говорили, что нацгвардия приходит туда, где сидят ополченцы, и я решила не рисковать, взяла «3Д» и поехала», – Евгения вспоминает это и качает коляску, где спит месячная малышка.

«3Д» беженцы называют 3 компонента, без которых не обойтись при отъезде – это Дети, Документы и Деньги.

«Ведь бежать, возможно, придется в любой момент. Все необходимое должно быть всегда при тебе», – поясняет Евгения.

«Боишься всех на всякий случай»

«Никто не хотел везти нас до таможни. С трудом нашли таксиста. Он не хотел тоже ехать, но я его уговорила. И мне повезло. Но пока я ехала на машине, видела, как женщины и мужчины идут вдоль обочин, с сумками и детьми. Понимаете, люди были в таком отчаянии, что шли своими ногами столько километров!»

По дороге у таксиста сел телефон. И он стал нервничать.

«Девочки-операторы думали, что он погиб уже, когда не могли дозвониться. Проехали 5 блок-постов, на трех нас остановили. Едешь и боишься, потому что не знаешь, кому верить. Кого бояться – национальную гвардию или сепаратистов? Боишься всех на всякий случай».

На украинской границе к Евгении подошел мужчина и стал шепотом спрашивать, бежит ли она.

«Я сказала, что еду в гости. А он понимающе кивнул и говорит: «А я семью вывожу из Краматорска». Я спросила: «Так вы сепаратисты?», он: «Да. И нас убивают». Когда он стал мне рассказывать, как это происходит, у меня просто мурашки побежали по телу»…

Женщина рассказывает, что людей в Краматорске просто закапывали живьем.

«20 человек просто засыпали землей и все. Также изуверски, как когда-то делали фашисты. Он сказал, что когда вывезет семью, то вернется обратно – что терять ему уже нечего, и он будет до конца стоять за город».

Евгения вспоминает печальные лица людей, которые встретились ей на украинской  границе.

«Эти люди видели войну. Дети видели войну, представляете? А я не хочу, чтобы мой шестилетний Веня это видел. Даже сейчас я ему не разрешаю смотреть новости. Я не хочу, чтобы он рассуждал о войне, как те дети. Пусть у него не останется этого ужаса в памяти».

В Алчевске у Евгении осталась мать.

«Она сказала, что будет там до конца, уезжать не хочет: «Пусть меня здесь закопают, на родине». Я ее понимаю – ведь там ее дом. Мы тоже много лет копили деньги на квартиру, купили ее, только сделали ремонт и тут такое, что приходится уезжать. А там все – кроватка, вещи на три года вперед. Я так домой хочу», – со слезами говорит женщина, а плакать нельзя, ведь кормит грудью новорожденную дочь.

«Все. Сейчас успокоюсь, боюсь, что пропадет молоко»…

Помогают просто так, от сердца

«Мама, ну пойдем на площадку!» – тянет за руку Евгению сын.

«Сейчас пойдем. Не кричи, а то Лию разбудишь!»

«И шо?» – отзывается мальчик.

«И шо, и шо, а то ты не знаешь, что плакать будет. Тут по нашему говорку, наверно, все понимают, что мы из Украины», – улыбается Евгения.

Мальчик убегает на детскую площадку.

«Он здесь уже освоился, у него друзья появились. А мне очень одиноко. Муж звонит по скайпу, сидим, смотрим друг на друга часами. Как мне хочется, чтобы он рядом был. Но он нам ехать не разрешает, просит меня не раскисать, говорит, что если начнут бомбить, то сам, наверно, приедет».

Евгения говорит, что знакомая Юлия ее приняла хорошо.

«Я сейчас совсем без денег. Все, что было, потратила на дорогу, такси. Мне ужасно неудобно находиться в таком положении. Юлия мне отдала комнату с диваном, сама спит на полу – у нее квартира новая, еще нет мебели. Покупает за свои деньги все необходимое. Сегодня вот парень-волонтер нам памперсы привез. Такие люди хорошие, помогают просто так, от сердца».

Скоро малышке надо делать прививку, ведь ей будет 2 месяца. Но у Евгении нет российских никаких документов на руках.

С миграционной справкой

В Краснодаре разобраться с документами Евгении помогают Юлия Харисова и Виктория Денисова.

«Мне самой неудобно куда-то ездить – сами понимаете. Чужой город, малышка грудная. По закону мы как беженцы должны были зарегистрироваться в УФМС в течение 7 дней. Мы обратились позже – неизвестно, в какой штраф это еще выльется. И чем его платить?» – разводит руками Евгения.

«Мы пришли в УФМС по Краснодарскому краю, там нам сказали – гуляйте 90 дней, а потом приходите. Статус беженца они не оформляют. Говорят, что на Ростовской границе в миграционном листке нужно было поставить цель приезда – беженец. Но пограничники там говорили написать цель визита – частная. Слово беженец даже не было там напечатано. В УФМС Прикубанского округа тоже не знают, что делать с беженцами. Мне кажется, им и указаний никто не давал», – удивляется Виктория.

Как позже выяснила Виктория, чтобы стать «официальным беженцем», нужно написать ходатайство, которое рассмотрят только в течение 3 месяцев.

В Краснодарском крае беженцы могут находиться в статусе иностранных граждан, зарегистрировавших свой приезд только 90 дней. После они должны покинуть территорию края.

«И приехать вновь Евгения может только через 90 дней. Но, а если в Украине война не закончится? Останется здесь нелегально? Нам сказали, что можно получить какой-то патент на проживание, какой, на сколько еще не известно. Прошло две недели уже, у нас до сих пор нет ни одной бумаги, кроме того документа, что мы пересекли за границу. А мальчику в школу надо будет идти, малышке прививки делать. А если она заболеет? Кто ее будет лечить и как? Ведь без бумажки ты никто».

Евгения надеется, что ее сын Вениамин пойдет во второй класс в родном Алчевске. Фото: АиФ / Алина Менькова

«Мы не хотим говорить Жене о том, что ситуация на Украине, возможно, ухудшиться, – говорит Виктория. – Что она может вообще не вернуться в свой город. А ведь там у нее вся жизнь – муж, мама, дом, друзья. У меня сердце разрывается, когда я слышу, как она плачет».

Но Евгения все же верит в лучшее.

«Я надеюсь, очень надеюсь, что до осени все решится. Ведь Вене во второй класс идти, у него школа хорошая и учительница к нему подход нашла, он ведь такой вертлявый у меня»…

По данным УФМС России по Краснодарскому краю, за статусом беженцев обратились 40 граждан Украины, за предоставлением временного убежища – 35, намерены получить гражданство РФ – 228. С 23 июня из-за большого потока беженцев краснодарская миграционная служба обещает работать без выходных. Будем надеяться, что приехавшие в наш край люди получают все необходимые документы, но вот, сколько времени займет эта сложная процедура – пока остается неизвестным.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах