Примерное время чтения: 12 минут
849

Генуэзцы, черкесы, соль и орда. Кто хозяйничал в Боспорском царстве?

«АиФ-Юг» № 46 16/11/2022 Сюжет Живая история Кубани
Генуэзцы вели себя на Чёрном море как дома.
Генуэзцы вели себя на Чёрном море как дома. Commons.wikimedia.org

В рамках проекта «Наследие и наследники Боспорского царства» мы рассказали о народах, живших на территории Крыма и Кубани до нашей и эры и в начале первого тысячелетия. А кто был после? В Крыму хозяйничала Золотая Орда. Но, тем не менее, в середине 1260-х гг. генуэзцы основали в Кафе (Феодосии), маленьком тогда греко-аланском посёлке, свою торговую факторию, приобретя также по согласованию с улусным эмиром Мангу-ханом в свою собственность близлежащие земли.

Глава Кафы и Чёрного моря

Итак, в 1260-1270-х гг. начинается активная генуэзская колонизация черноморских берегов. Вначале колонизируется южный берег Крыма. Торговые фактории появляются в Боспоро (Керчи), Чембало (Балаклаве). Несколько колоний было основано в Северо-Восточном Причерноморье - Копа (Славянск-на-Кубани), Матрега (ст-ца Тамань), Мапа (Анапа), Себастополис (Сухум), Калолимен (р-н совр. Новороссийска), Мавролако (Геленджик). Важнейшее значение для сохранения позиций генуэзцев в Приазовье имела Тана (Азов), обладавшая богатейшим рыбным рынком, имевшая стратегическое значение в системе торговых пунктов, лежащих между Европой и Азией. Из Таны массово вывозились хлеб, солёная рыба и икра, главным образом в Константинополь и Геную. Тана имела огромное экономическое значение - через неё пролегал транзитный путь в Среднюю Азию и на Дальний Восток.

Политическим, экономическим центром всех генуэзских колоний, средоточием всей черноморской (транзитной) торговли стала Кафа. Генуэзцы вели себя на Чёрном море как дома, полностью изгнав оттуда греческих купцов. Титулатура кафского консула - «глава Кафы и всего Чёрного моря» - несла в себе вполне реальное содержание. Другими колониями Кафа управляла че­рез своих представителей - комендантов и консулов. Следует отметить, что все колонии итальянцев в Крыму и Северном Причерноморье являлись многонациональными по своему составу. Даже в Кафе генуэзцы составляли ничтожное меньшинство. В Солдайе, Чембало, Матреге, Копе преобладало греческое и местное (черкесское) население. Следует также отметить славянский, армянский, еврейский элемент населения колоний.

Со временем происходит дифференциация генуэзских колоний, в числе которых можно выделить следующие: 1) сохранявшие торговое значение (Кафа, Тана); 2) имевшие значение крепостей и центров сельскохозяйственных округов (Солдайя, Чембало); 3) колонии, власть в которых осуществляли на деле местные (черкесские или генуэзские) князья, несмотря на присутствие чиновников из Кафы (Мала, Барир, Матрега, Копа). Учитывая местные условия, значение и явную отдалённость колоний, Кафа была вынуждена вести гибкую политику в отношении признания в некоторых из них большой степени независимости. Одной из особенностей некоторых итальянских колоний являлась их зависимость не только от Кафы, но и местных владетелей - как итальянского, так и местного (черкесского) происхождения. Например, Матрегой с 1419 г. владели знатные генуэзцы Гизольфи. Один из них - В. Гизольфи, породнившись с дочерью и наследницей князя из местного (черкесского) рода Биберди-Биха-Ханум, превратил эту чрезвычайно важную для Кафы колонию в полунезависимое феодальное владение своей семьи. Кафа, осознававшая опасные для себя последствия сепаратизма местного князя, шла, однако, на поддержку Гизольфи. Матрега имела для итальянцев стратегическое значение. Располагаясь на берегу Керченского пролива, она обеспечивала бесперебойное сообщение колонизаторов с Боспоро, находившейся в Крыму, а оттуда - с другими крымскими владениями Генуи. Батой (Бариром) владел во второй половине XV в. знатный генуэзец И. де-Марини, а её жители платили дань Кафе. Копа находилась под властью местного черкесского князя. Когда один из её правителей возвёл в своих владениях крепость, то консулу Кафы приказом из Генуи повелевалось принять срочные меры к её уничтожению.

Во главе всей колониальной системы стоял консул, назначаемый советом дожей Генуи сро¬ком на один год.

О непрочности позиций Кафы в Копе говорит и тот факт, что согласно Уставу генуэзских колоний в Чёрном море, в 1449 г. консул Копы должен был по прибытии туда «поднести подарки владетельным особам из Зихии (так называли Черкесию)», т.е. знатным черкесам. Население колонии занималось засолкой рыбы и приготовлением икры, а также продажей рабов. В Копе процветала ярмарочная торговля (с конца апреля до середины мая). До установления консулом Копы цены на рыбу никто из купцов не имел права покупать её - под угрозой конфискации товара. Строго карались и те, кто начинал торговлю до прибытия консула в колонию или готовил тогда же икру и солил рыбу. Никто, кстати, не имел права брать соль на откуп. Место консула в Копе было весьма выгодным, предоставлялось оно в качестве награды за заслуги перед Генуей. Колония Мала консульства не имела и торговля там была незначительной. Мавролако представлял собой удобнейший порт черкесского побережья Чёрного моря, охотно посещаемый купцами. Боспоро находилась под властью черкесского князя, представляя собой княжество полуфеодального типа.

Кто судил консула

Создаваемый генуэзцами административный аппарат постепенно усложнялся и разрастался - по мере того, как разрасталась вся их колониальная система на Чёрном море. Уже в 1290 г. Кафа имела свой устав, определявший по существу всю внутреннюю организацию и устройство черноморских колоний, для которых Кафа являлась административным центром. Затем появились новые уставы, самый пространный из которых относится к 1449 году. Формально управление носило республиканский характер. Во главе всей колониальной системы стоял консул, назначаемый советом дожей Генуи сроком на один год. Ему принадлежали почти вся полнота власти, включая право пыток, определение цены товара и т.п. Впрочем, деятельность его разделя­лась и даже контролировалась колониальными учреждениями - советом попечителей, советом старейшин, двумя управляющими финансами, торговым комитетом. Особое положение занимали 16 генеральных синдиков (судей), вершивших суд и расправу. Они имели право предать суду даже консула. Вся эта генуэзская администрация, продажная по своей сути, покровительствовала купеческой и феодальной знати, нередко в ущерб престижу самой Генуи. Даже такие ответственные места, как должности консулов Таны и Копы, продавались с разрешения банка Сан-Джорджио консульством Кафы.

Платили хану дань

Положение итальянцев в регионе никогда не являлось прочным. Сама Кафа несколько раз подвергалась разрушению со стороны татар - в 1298 г., 1308 г., и генуэзцы были вынуждены спасаться бегством. В правление хана Узбека (1312-1342 гг.) генуэзцы вновь появились на берегах Феодосийского залива. В 1313 г. в Орду было направлено посольство из Генуи, договорившееся с ханом об условиях возвращения генуэзцев на развалины Кафы, а в 1316 г. возрождающийся город получил новый Устав. К середине XIV в. Кафа стала мощной крепостью, а в 1380-х гг. была возведена внешняя линия обороны города. Несмотря на осложнение отношений с татарами (с 1434 г. генуэзцы стали уплачивать постоянную дань крымскому хану Хаджи-Гирею, своему злейшему врагу), Генуя идёт на громадные затраты по восстановлению своего присутствия в Крыму. Ведь, несомненно, большие доходы она получала от торговли с местным населением, вывоза в Европу колониальных товаров, рабов. Генуэзцы предприняли попытки разработки серебряных рудников в горах Кавказа. Исследуя местные земли, они тщательно наносили их на карты.

Что меняли у черкесов

Документы ещё XIII  в. говорят о товарообмене с черкесами в устье Кубани, о ярмарке в Копе. В обмен на икру и рыбу местное население получало грубые ткани, а генуэзцы - громадную прибыль, о которой упоминают источники даже XVI в. В Европу вывозились следующие товары: солёная рыба, икра, строевой лес, зерно (просо, ячмень, пшеница), фрукты, овощи, вино, мясо, меха, воск, кожи, смола, пенька. О значении поставок зерна из колоний свидетельствуют многочисленные документы. Когда в начале 1340-х гг. торговля через Тану и Кафу прервалась, в Византии вскоре возник серьёзный недостаток ржи и соли.

В контрактах Кафы за XIII в. часто фигурируют большие транспорты ржи, ячменя и проса, отправляемые в Трапезунд и Самсун. Урожаи зерна у алан и черкесов находили быстрый сбыт у татар в неплодородном Крыму. В обмен на товары, предоставляемые черкесами, генуэзцы предлагали им соль, рис, горчицу, пряности, хлопчатобумажные ткани, хлопок-сырец, мыло, благовония, в том числе ладан, имбирь (мешая который с мёдом, черкесы варили крепкий напиток). Черкесская знать охотно приобретала дорогие сорта тканей, предметы роскоши - ковры, ювелирные украшения, художественное стекло, богато украшенное оружие.

Торговля носила по преимуществу меновой характер, денежные отношения с трудом проникали в эту сферу (аспры служили генуэзцам главным образом для торговли с татарами). В качестве единицы товарообмена выступал бокассин - мера простой ткани, достаточной для пошива одной мужской рубахи. Торговля велась на неравноправной основе, поскольку черкесы (адыги) не знали истинной ценности предлагаемых им на обмен товаров. Сотрудничая с местной верхушкой, купцы не церемонились с рядовыми людьми. Так, черкесов, живших в Копе, генуэзцы принуждали к заключению выгодных для себя сделок под угрозой лишения их соли, так необходимой для засолки рыбы. Один из параграфов Устава 1449 г. предписывал всю неиспользованную в Копе соль привозить обратно в Кафу или бросать её в море под угрозой взимания крупного штрафа в случае неисполнения предписания. Население колоний Северо-Западного Кавказа, кроме того, отбывало налоговую повинность в пользу Генуи, пытаясь освободиться от неё. Местную знать, напротив, колонизаторы поощряли богатыми подарками (Генуя выделяла для этого специальные средства), приглашали ко двору консула Кафы. Князья Мапы и Таманского полуострова субсидировались ежегодной суммой из Генуи, естественно, с целью удержания их в зависимости. Пытаясь упрочить своё положение, генуэзцы рука об руку выступали с папским Римом в попытках окатоличить местное население - во многом православное.

Как турки взяли Кафу

Тревога в отношении сепаратизма князей, возможных восстаний черкесов никогда не оставляла хозяев колоний. Устав 1449 г. запрещал генуэзцам родниться с местным населением. В графе расходов банка Сан-Джорджио на колонии постоянно фигурируют суммы, отпущенные на защиту генуэзских купцов, а также для обороны генуэзских замков на территории самих колоний.

Одним из ярких и нелицеприятных процессов в истории итальянского присутствия на Северном Кавказе была работорговля, всемерно поощряемая Генуей и кафской администрацией. В частности, консул Копы мог получать за каждого вывозимого оттуда невольника по 6 аспров. Учитывая тот факт, что консул, не получая жалованья, жил доходами лишь от пошлин и штрафов, можно представить, с каким рвением чиновник поощрял торговлю людьми. Консул Кафы, контролировавший этот процесс  в городе, также наполнял не только местную казну, но и свой карман. Большая часть рабов, продаваемых в Кафе, была кавказского происхождения: черкесы, лезгины, абхазы. Торговали также рабами из числа грузин и русских.

Покупали рабов у татар и адыгской знати, захватывавшей пленных в ходе межплеменных усобиц. Осмеливались генуэзцы захватывать в плен и татар, за что те не раз мстили и даже разрушили Кафу в конце XIII в. Крупнейшими центрами работорговли на Кавказе являлись Кафа, Копа, Тана, Себастополис, причём Кафа сохраняла положение крупнейшего из них в XVI-XVIII вв. Часть невольников оставалась в колониях, но подавляющее их число вывозилось в страны Европы, Византию, Малую Азию, Северную Африку. В Венецию и Геную рабов привозили тысячами, и рынок был всегда полон ими. Преобладали женщины, так как в Италии, в противоположность мусульманским странам, спрос был больше на женщин-рабынь. Египетские султаны пополняли рабами свои войска, гаремы, а в домах знатных европейцев появлялись новые домашние рабы.

Продали банку

Середина XV в. - переломный этап в истории генуэзских колоний. В 1453 г. турки-османы завладели Константинополем. Византийская империя перестала существовать, и морской путь, связывающий генуэзские колонии на Черном море с метрополией, был взят турками под контроль. Генуэзская республика оказалась перед лицом реальной угрозы потери всех своих черноморских владений, и она поторопилась продать в том же году колонии банку Сан-Джорджио с центром в Генуе. Это могущественное финансовое учреждение уже обладало к тому времени правом чеканки монеты, сбора большинства налогов во владениях Генуи, контроля за генуэзскими таможнями, монополией на эксплуатацию соляных копей. Получив право на управление и неотъемлемое владение черноморскими колониями за низкую цену (5500 ливров), банк всего лишь завершил этим актом процесс постепенного поглощения генуэзских владений. Уже в июне 1454 г. на рейде Кафы появились военные корабли турок-османов. Они ушли лишь после того, как турки, ограбив несколько населённых пунктов крымского и кавказского побережья, добились от Кафы обещания выплачивать им ежегодную дань. Было ясно, что дни итальянского владычества на черноморских берегах сочтены. Но смертельный удар по колониям был нанесён лишь после того, как турки-османы заключили перемирие с Венецией (1474 г.). 31 мая 1475 г. к Кафе подошла турецкая эскадра. Кафа, имевшая мощные укрепления, сдалась через несколько дней. Во второй половине 1475 г. турки совершили поход в сторону Дона и Приазовья, захватив Матрегу, Копу, Тану и др. Центром османских владений в Причерноморье стала Кафа, где раз­местился султанский наместник.

Коварство знати

Так бесславно закончилось владычество Генуи в Крыму и Северном Причерноморье. Стремясь к быстрейшему обогащению, нещадно эксплуатируя население колоний, генуэзцы не сумели создать прочной основы своего присутствия в регионе. Довольно часто в донесениях консулов говорилось о столкновениях, раздорах с местными племенами. «Мирные» или «дружественные» договоры, к которым черкесов принуждали насильно, почти тотчас же нарушались ими. Коварством отличалась политика черкесской знати в отношении кафской администрации. Имеются отдельные положительные последствия многолетнего присутствия итальянцев на Кавказе - о черкесах становится известно в Европе, так как их земли наносятся генуэзцами на карты; местное население колоний, в том числе адыгское, знакомится с достижениями европейской культуры; развитие торговли способствовало повышению благосостояния определённой части адыгского общества. В целом, однако, итальянская колонизация имела негативные последствия для народов Северного Кавказа. Попытки обратить местное население в католичество нередко носили насильственный характер. Работорговля обескровливала адыгов, угнетающе действуя на их генофонд. Поощряя этот «промысел», генуэзцы разжигали тем самым новые столкновения между черкесами (поскольку знать была заинтересована в захвате пленников). Грабительский же характер торговли задерживал рост производительных сил местного населения, базируясь на беззастенчивом обмане, монополии и отсутствии у адыгов альтернативного выбора.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Из каких источников вы узнаете новости?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах