Примерное время чтения: 7 минут
1074

На волосок от гибели. Что спасло молодую стрелочницу от волков в годы войны

Сюжет Война глазами детей

«Моя бабушка Степанида Михайловна Швецова (Неволина) всю жизнь прожила на Урале, с 1943 года до окончания войны работала стрелочницей на узловой железнодорожной станции Шаля в Свердловской области, трудилась, вырастила троих сыновей. И хоть умерла она задолго до моего рождения, я хорошо знаю ее по рассказам родных», - так начинается письмо, которое нам прислала девятиклассница из кубанского поселка Афипского Вера Неволина. Публикуем ее историю.

От зари до зари на жележной дороге

Великая Отечественная война… Она принесла много страданий и породила немало настоящих героев, защитников Родины. Моя бабушка Степанида Михайловна тоже внесла вклад в приближение победы над фашистами. В глубоком тылу молоденькая девушка, 17-и лет от роду, пошла работать стрелочницей на узловую станцию Шаля Свердловской области. Она никогда не была на передовой, не пряталась от бомбежек и пуль, не ходила в разведку за «языком», не выносила на себе раненых с поля боя, не была связной в партизанском отряде, но каждый день выполняла свою работу на железной дороге. И хотя она никогда не считала этот труд каким-то героическим, как на линии огня или в разведке, однако и здесь не раз бывала на волосок от гибели.

Вот и на отца уже больше года, как похоронка пришла. Сложил голову на Калининском фронте в жарком августе 1942-го.

Декабрь 1943 года. В мире третий год гремела ожесточенная война, ни на минуту не смолкали залпы тысяч орудий. На заводах и фабриках женщины, старики и подростки трудились на благо Родины. Вся страна работала только для фронта, только для победы.

Степанида - Стеша, как ласково называла ее мама, протянула озябшие руки поближе к огню, яркие язычки которого весело мелькали в печке. Жар от пламени постепенно проникал в тело девушки, тепло приятными волнами разливалось внутри. Целый день работала она, расчищая рельсы от снега после вьюги, проверяя исправность стрелок и встречая проходящие поезда.

«Сейчас бы на жаркую печку и под теплое мягкое одеяло, - подумала она. - Спать, спать!»

Но спать нельзя! Можно только немножко согреться, подкинув пару дровишек в буржуйку. И бежать принимать очередной эшелон. На улице опять мороз крепчает, а вчера еще снега намело сколько. Разошлась хозяйка-зима, не дает никому спуску: ни людям, ни природе.

Воспоминания о семье

За окошком будки дул холодный северный ветер, разбрасывая вокруг снежную круговерть и пытаясь ворваться в щитовой домик для стрелочниц. Он так заунывно подвывал, что на душе становилась тоскливо и грустно.

В памяти всплыл такой же зимний вечер с морозом и грозным ветром. Только это было там, дома, в родной деревне Поляковка. Стеше вспомнилась семья: мать с отцом, сестры. Как же славно было до войны: жили, работали, хоть и трудно было, но не горевали. Особенно захотелось увидеть маму, прижаться к ней, обнять. Тихая, добрая, дорогая труженица. Со всеми делами по хозяйству ты управлялась с улыбкой и радостью. Милая мама, как ты там? Чем живешь? Что думаешь? Сколько горя и несчастья принесла людям эта проклятая война! Нет ни конца ей, ни края. Сколько народу сгинуло в ее прожорливой пасти! Вот и на отца уже больше года, как похоронка пришла. Сложил голову на Калининском фронте в жарком августе 42-го… И могилы даже нет. Никуда не придешь, не поплачешь. Все сгребла своими черными руками ненасытная и страшная война!

Так и текли мысли-воспоминания, сменяясь одно другим. Не заметила уставшая Степанида, как задремала под убаюкивающий треск поленьев в печке и мерное завывание ветра. Уже виделась ей светлая родительская изба, такая чистая, нарядная и уютная. Вот широкий стол, который сделал своими руками тятя. Тут же на лавках сидят радостные родители, младшие сестрицы Феня, Паня и малышка Вера. Все улыбаются и зовут старшую дочь и сестру присесть пообедать. А там, в центре богато накрытого стола, стоят румяные мамины лепешки. Шанежки, или шаньги, как их называют на Урале. Такие вкусные, ароматные, поджаристые! Только что из печи. А запах… Этот запах не спутаешь ни с каким другим. У них особый, свой, родной, незабываемый вкус! Так и есть бы их горячими, перекидывая с ладошки на ладошку от жара…

Принимай поезд

Резкий звук сигнала разбудил девушку и от неожиданности заставил даже подскочить на стуле. Рука машинально потянулась к трубке аппарата.

«Принимай поезд на запасной путь, Полина, - услышала Степанида знакомый голос старшего по станции. - У тебя все готово?»

«Конечно, готово, Степаныч! - ответила девушка. - Все, как всегда, вы же знаете!»

Начальник станции Николай Степанович Смирнов, немолодой мужчина, был комиссован из армии по здоровью около трех месяцев назад и направлен на железную дорогу в Свердловскую область. Степаниду он как-то сразу стал называть Полиной, то ли нечаянно перепутав ее имя, то ли сделав это умышленно по каким-то только ему известным причинам. Но имя это приклеилось к девушке, и все работники на станции по-другому ее уже и не называли. Да и самой Степаниде оно понравилось.

Степанида встала, тряхнула головой, нехотя отгоняя остатки такого чудесного сна, поправила фуфайку, которую и не снимала, поплотнее укутала голову шерстяным платком, накинула рукавицы. У двери взяла фонарь и выскочила было из будки, но вдруг увидела две пары горящих огоньков во тьме. Волки! Страх сковал на мгновение тело и заставил сердце предательски биться с бешеной скоростью.

«Вот, растяпа, не первый день работаю, а забыла», - мелькнула запоздалая мысль.

Мигом метнулась внутрь будки, плотно закрыв за собой дверь на засов.

Сражение с хищником

«Это же надо было забыть? - мысленно ругала себя девушка. - Ведь только на прошлой неделе рассказывали люди, что среди бела дня учительницу молодую загрызла стая волков. Одни только валенки и остались от нее… - выговаривала себе Степанида. - А тут такая неосторожность, еще и ночью!»

В углу схватила заранее приготовленную палку, обмотанную на одном конце тряпкой, немного смочила в керосине и поднесла к пламени печки. Огонь задорно принялся лизать ткань. С этим факелом, единственным спасительным средством от волков, девушка вышла на улицу.

Волки совсем осмелели и подошли уже почти вплотную к будке стрелочника. Звери часто попадали под колеса составов, неосторожно выбегая на железную дорогу, но даже это не останавливало их. Видимо, звериный голод был сильней всего и заставлял животных, рискуя своей шкурой, искать добычу. Этой добычей могла стать 17-летняя Степанида Швецова.

Стеша ткнула в первую попавшуюся на пути морду зверя самодельным факелом. Огонь сразу опалил шерсть, хищник взвизгнул от острой боли и отскочил в сторону. Тут же попытался напасть снова, и опять был отброшен обжигающим пламенем. Второй волк, наблюдавший эту картину чуть поодаль, нерешительно оставался в стороне. А девушка быстро побежала к стрелке с фонарем и факелом, во все стороны размахивая им. Такие самодельные факелы спасали от страшной смерти одиноких стрелочниц уральского тыла.

Добежав, девушка воткнула в сугроб рядом с собой фонарь и факел, всем телом налегла на рычаг и перевела стрелку. Эти действия она проделывала, не выпуская из внимания голодных волков, отошедших в сторону и готовых в любую минуту кинуться на свою жертву. Переведя стрелку, Степанида снова взяла в руки горящий факел и фонарь с белой лампой, подняла его высоко в руке и стала ждать приближающийся эшелон, звуки которого уже отчетливо слышались в зимней ночи…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

А вы часто бываете в театре?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах