Примерное время чтения: 8 минут
502

«Исполнить мечту - кайф». Архитектор - о знаковых местах Краснодара

«АиФ-Юг» № 23 08/06/2022
Свято-Троицкий храм в Краснодаре был построен еще в 1903 году.
Свято-Троицкий храм в Краснодаре был построен еще в 1903 году. Свято-Троицкий Собор г. Краснодара

Сегодня очень часто говорят об архитектурном облике Краснодара.  Да, многим не нравится, когда рядом с малоэтажными домиками  с резными зонтиками в центре города стали появляться стеклянные  высотки.  Но сохранились  в столице Кубани и знаковые места - храмы, а также здания,  построенные в советское время.  

Одним из  тех, кто приложил руку к облику Краснодара, является архитектор Валерий Кулеш. О его пути в профессию и интересных проектах - в материале «АиФ-Юг».

Досье
Кулеш Валерий Петрович - архитектор, деятель декоративно-прикладного и ювелирного искусства. Удостоен наград Мемориального фонда Фаберже: ордена Перхина и «Юбилейного памятного знака» Фонда Фаберже.

Профессия - по наследству

Валерий Петрович сразу признался, что в его семье профессии передаются по наследству, но…. Через поколение.  Прадед Кулеш был художником, дед мастеровым,  отец военным, сам Петрович (его так часто называют) художник-архитектор, а сын - мастеровой, а внук - военный.

«Начнём с того, что я родился в концлагере, - рассказывает Валерий Петрович. - Отец родом из Батайска Ростовской области. Во время Великой Отечественной воевал, а под конец войны его назначили заместителем концлагеря, где пленными были венгры, румыны, немцы. Этих военнопленных прислали восстанавливать Краснодар, разрушенный фашистами город. Даже в таком виде отцу приглянулся городок, и он мечтал здесь жить. Мама, кстати тоже служила, там, на фронте, они и познакомились. А в 1950 году, когда лагерь был закрыт, мечта отца сбылась - его перевели в   Краснодарский военкомат, а вместе с ним переехали сюда и мы с матерью.То есть получается, я не первый в нашей семье, кто приложил руку к облику Краснодара».

Валерий Кулеш.
Валерий Кулеш. Фото: Из личного архива

Началось всё с мультиков

По словам Валерия Кулеша, к своей профессии он шёл с детства.

«Когда я учился во втором классе, к нам пришли преподаватели из Дома пионеров и пригласили нас в кружки. Мы чуть ли не всем классом отправились  туда, - продолжает архитектор. - Нам с ребятами было интересно всё! Поэтому записались чуть ли не во все кружки.  Занимались и моделизмом, и разными другими художествами.

Кто следует мечте, у того всё сбывается.

В то время из Молдавии в Краснодар приехали супруги Бербе, они занимались мультипликацией и открыли студию  «юный мультипликатор». Мы, школьники, оттуда просто уходить не хотели. Учились рисовать мультики, представляете как интересно!? Не просто смотреть, но и участвовать в создании. Должен признаться, что я продолжал ходить в этот кружок, даже когда поступил в политехнический  институт.  

Кстати, один из мультфильмов наших был про будущее Краснодара. Должен сказать, что сейчас вспоминаю те наши детские рисунки и понимаю, что они были пророческими. Тогда же городок был провинциальным и одноэтажным. Нам хотелось высоких зданий, улиц с красивыми фонарями - мы их себе и нарисовали. С возрастом вообще становится ясно, что очень многое закладывается в детстве - кто следует мечте, у того всё сбывается».

В проекте - газопровод

По словам архитектора, к получению диплома многие выпускники были готовыми конструкторами, поэтому проблем при устройстве на работу не было.

«После окончания института меня забрали на работу в «Нефтепроект», я  там занимался проектировкой нефте- и газопроводов, -  продолжает Валерий Петрович. - Работали мы и для других стран, поэтому пришлось учить английский язык. В 70-х я участвовал в проекте «Сияние Севера», по обустройству в Ираке нефте- и газопровода. Тогда я руководил группой в нашем институте. В 1972-м Миннефтепром СССР поручил разработку нефтегазовых запасов Ирака. Всё решалось на министерском уровне, тогда нам достались Нахр Умр и Северная Румейла. (Для справки: Эр-Румейл -  супергигантское нефтяное месторождение, находится на юге около Басры.). Только одна скважина там за один час давала 60 тысяч тонн нефти. От скважины нефть транспортировали на НПЗ, мы делали шлейфы - много труб, они шли, как артерии, на заводы. В Ираке очень сложная структура «нефтянки», при НПЗ русские сразу строили посёлки, цеха, лаборатории, доходило до 200 сооружений на площадке для перекачки нефти».

У Валерия Петровича в трудовой книжке множество записей. Где он только ни работал! В каких проектах только ни участвовал!

«Потом меня позвали в Гипроторг (Государственный институт по проектированию предприятий торговли и общественного питания). Затем был «Гражданпроект», а затем уже стажировался во ВНИИР - Всесоюзном научно-исследовательском институте реставрации, в Эрмитаже. Это было очень интересное время», - вспоминает Валерий Кулеш.

Ноу-хау не раскрыли

По словам Валерия Кулеша, тогда работали чуть ли не на коленке, но такие макеты рисовали - глаз не оторвать. Часто приезжали москвичи и просили раскрыть секрет. Но было у краснодарских архитекторов своё ноу-хау, о котором они старались не распространяться.

«Конечно, сегодня можно упростить работу - на компьютере доступно 3D-моделирование, - говорит Валерий Петрович. - Там всё понятно, как и что можно получить быстро и без ручного труда. Для меня, если честно, без разницы, лишь бы исполнить задумку. Человеку  хорошо, когда проще, но, если нет энергетики твоих рук, это мёртвая вещь. Нет души - будет и другое качество. Вот почему умные люди от штамповки всегда откажутся, так что я не волнуюсь за будущее, у меня работа будет. Эскизы и макеты всегда обсуждаю с заказчиком; он ждёт свою мечту - и должен её получить. Обсуждаю все нюансы, и когда получается - вот это кайф!».

На мой вопрос к строительству каких зданий в Краснодаре он причастен, архитектор отвечает:

«Мы строили рестораны, магазины, торговые центры, овощехранилища. Ну и попутно сделали дом политпросвета на Красной, 5. Советский райком партии - в районе ТЭЦ,  150-квартирный  дом «Волна»  на улице Красной, универмаг  «Фестивальный». Построили массу ресторанов: «Нептун», «Яхту» в Геленджике, другие. Я был пахарем. За годы советской власти настроил и напроектировал много  объектов. Но неправильно говорить «я», потому что любое архитектурное проектирование подразумевает коллективный разум. И меня, конечно, раздражает, когда говорят - автор проекта  и называют одну фамилию».

Стал реставратором

После перестройки  Валерий Кулеш стал… реставратором. Дело было так.  

«Однажды я услышал, что будут реставрировать Свято-Троицкий храм. Я тут же загорелся идеей поучаствовать в этом. Я всё детство провёл рядом с ним - моя школа была неподалеку. В 60-х годах в храм ходило людей немного, а в подвале церкви вообще был рассольный цех  -  там стояли  чаны, где  солили капусту. Мы с пацанами туда лазали. И тут такое! Я помчался к знакомым художникам, те мне посоветовали куда обратиться. В общем, заказ я получил.

Пошёл в архив, изучал документы, историю храма, который был построен в 1903 году. Кстати, должен сказать, что несмотря на то, что церковь была в запустении, разрушения там были незначительные. Советская власть его каким-то образом сохранила.

В общем, был организован реставрационный кооператив, и мы помимо храма получили много интересных  объектов: здание по Красной, 15, дом Фотиади, дом на Ленина, 60, где сейчас епархия, Георгиевскую церковь. Занимались переносом дома генерала Вишневецкого, который первоначально стоял рядом со зданием КГБ, встроенный в фасадную часть квартала. Сейчас сделали его угловым, в нём располагается комитет охраны памятников.

Валерий Петрович признаётся, что, несмотря на огромный опыт, не перестаёт учиться.

«Когда начал заниматься реставрационными работами, то пришлось многому учиться заново, - говорит он. - Ездил в Москву во Всесоюзный научно-исследовательский институт реставрации, располагавшийся в Даниловом монастыре. Это сейчас можно в интернете любое пособие найти, а в то время даже такие простые вещи, как инструкции по реставрации и рецептурные справочники приходилось доставать всеми правдами и неправдами. Ездили по всей стране с поклонами, делали пересъёмку, находили в старых книжках и потихоньку учились.

Во время реставрации ребята в церкви не пили, не курили, все было строго, и мы за этим всегда следили. Верующие ли люди реставраторы? Да все мы верующие. Но вера - это очень интимная вещь. Как-то прочитал,  что если человек кричит о том, что он верующий, он уже неверующий». 

Сейчас Валерий Кулеш тоже не сидит сложа руки, работа в мастерской кипит, теперь он занялся ювелирным искусством. А значит всё время учится, создаёт что-то новое. Когда есть цель, мечта -  жить гораздо интереснее.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Из каких источников вы узнаете новости?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах