Примерное время чтения: 6 минут
176

Потянули за язык. Как народы сохраняют наречие?

Во многих станицах Кубани до сих пор говорят на
Во многих станицах Кубани до сих пор говорят на "балачке", особенно потомки казаков. Выставочный комплекс "Атамань"

21 февраля отмечают Всемирный день родного языка. Сегодня не каждый может похвастаться его знанием. Люди растворились в большом мире и разговаривают на тех языках, которым владеет большинство или на том наречии, которое признано государственным.

Кубань – многонациональный край, и мы решили выяснить, знают ли местные жители свой родной язык.

Я русская, а дети – немцы

Анна Берн почти 20 лет назад вышла замуж и уехала из родного Краснодара в Германию. За годы жизни там немецкий язык, конечно же, выучила. Она свободно говорит на нем с учителями детей, с врачами, в магазинах. Дома с сыновьями старается разговаривать по-русски. До сих пор они все понимали на языке предков и умели разговаривать.

Но Аня признается: «У меня душа русская. А дети, видимо, немцы. Младший недавно высказал – мама, ты достала, мне так тяжело по-русски говорить». Я обратила внимание, что дети с каждым годом все хуже говорят на родном ей языке. Им проще на немецком. Читают и пишут только на нем.

Даже английский, который в школах Германии преподают с первого класса, им дается легче, чем русский. Но я хочу, чтобы они не забывали его. Это говорит о культуре человека. Как может интеллигентный образованный человек не знать родного языка? Ну и давайте будем честными, если хочется посекретничать, это знание спасает!»

«Говорить стеснялась»

Марине Яйлоян, выросла в городе Артик в Армении, а замуж вышла за кубанского армянина.

«По-русски все понимала, но говорить из-за сильного акцента стеснялась, - делится с нами девушка. – Мой муж Карен говорил со мной на армянском. Но когда все вокруг разговаривают на русском, невольно его запоминаешь. А как без него изъясняться в магазине, в поликлинике? Постепенно я избавилась от комплексов и стала больше говорить по-русски. Двое детей родились уже здесь, и таких проблем у них нет. Я бы сказала, даже наоборот. Старшая Милена раньше не разговаривала по-армянски, даже не понимала. Но сейчас второй год ездит к родственникам в Армению, начала потихоньку изъясняться. Младший Саргис понимает, но не разговаривает. А в быту семья сейчас пользуется обоими языками».

Балакают от мала до велика

На Кубани свой диалект – балачка, правда, сейчас на нем мало кто говорит. Уходят старшие, а вместе с ними и родной говор. Выучить его сложно, диалект впитывается с молоком матери и традициями семьи. Ирина и Евгений Колесниковы родом из Калининского района. Сейчас молодая семья живёт в Краснодаре, но, приезжая в хутор и встречаясь с родственниками, общаются на балачке.

«В станице Гривенская, хуторе Пригибский и хуторе Лебеди больше 70% населения балакают – от мала до велика. И дети в детском саду, и школьники владеют старинным кубанским говором. Даже учитель русского языка спрашивала, например, не «где ты был», а «где ты бул».

Мы выросли там, наши деды балакали, балакают родители, поэтому и мы тоже, - рассказывает Евгений. – Вот когда после школы я приехал учиться в краснодарский колледж, признаюсь, было тяжело изъясняться с одногруппниками. Ребята смеялись надо мной, часто переспрашивали, потому «балакучка» проскакивала. В основном говорил на русском языке, конечно, но по привычке переходил на диалект. Надо сказать, и мы в детстве подшучивали над городскими, которые приезжали в гости и говорили не так, как мы. Что любопытно, в соседнем Новониколаевском сельском поселении, наоборот, большинство жителей уже не балакают, разве что старики. У меня подрастает 5-летняя дочь, она понимает, что говорят на балачке её бабушки, но сама не повторяет. Мы живём в городе, здесь она растёт и скорее всего, балакучий язык так, как мы, уже знать не будет».

По адыгски, с русским акцентом

Адыги – коренные жители Краснодарского края. Поскольку, республика территориально расположена внутри региона, то с русскими представители титульной нации всю жизнь находятся бок о бок. Алим Шеуджен родился в Адыгейске, где дома говорили только на родном языке и первые слова он произнес тоже на нем. Но в детский сад отправился в Краснодаре, и заговорил уже по-русски.

«Когда приезжал к прабабушке с прадедушкой, болтал с ними по-русски и они невольно со мной говорили на этом же языке, - говорит парень. – При этом всегда настаивали, что родной язык я должен знать. Честно говоря, мне и самому было интересно, но у меня был русский акцент, не все звуки я произносил должным образом, и немного стеснялся. Все летние каникулы проводил с двоюродными братьями, которые приезжали из аула, и старался с ними говорить по-адыгейски. Я и сейчас говорю не очень чисто, но, тем не менее, изъясниться могу. Кстати, горжусь, что знаю родной язык. Это же тоже история семьи, народа».

Ютуб мешает языку?

«Большую часть дня я пишу и разговариваю на адыгейском языке, - говорит главный редактор единственной республиканской газеты на адыгском языке «Адыгэ макъ» (Голос Адыга) Тимур Дербе. - Так как я с рождения им владею, тяжело понять людей, которые считают наш язык тяжелым».

В этом году газета отметит 99 лет. Почти вековую историю работники редакции пять раз в неделю оперативно поставляют жителям новости на родном языке, но своим самым большим достижением коллектив считает вклад в сохранение адыгского языка. По словам руководителя, переводчикам «Адыгэ макъ» доверяют даже самые требовательные читатели. Так и посылают материалы с признанием, что точно и складно, как они, написать заметку на адыгейском языке не смогут.

«У нас есть рубрика, посвященная адыгейскому языку. Около четырех лет мы вели словарь с переводом, транскрипцией и комментариями от наших журналистов. Проводили конкурс сочинений на родном языке для школьников, - рассказывает Тимур Дербе. - Дома я говорю только на родном языке и учу детей тому же. Старшая дочь хорошо пишет и разговаривает, а вот двум младшим язык дается сложнее. В этом плане Ютуб сильно мешает. В Сети все на русском, поэтому дети с малых лет хорошо его осваивают, а с адыгейским приходится возиться. Думаю, что с возрастом у них появится интерес к языку».

Виталий Штыбин, этнограф:

«В эпоху глобализации важно сохранить свой язык, потому что он является защитным барьером для культуры. Его потеря грозит тем, что народ растворится в большом мире и его сложно будет идентифицировать. В современном обществе сложно удержать язык, нужна мотивация. Люди должны понимать для чего он им. Если он не используется, на нем не общаются, сохранить его сложно. Нужно его обязательно адаптировать, сделать современным. Создавать не только продукты культуры, научные труды,  но и развлекательные вещи, то есть, популяризировать его. Стараться  любить свой язык и уважать.  Тогда он станет частью этой мозаики, под названием мир».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах