Примерное время чтения: 9 минут
3413

Бил ее со свадьбы. Краснодарка спаслась от тирана, но не может вернуть дочь

Больше десяти лет Надежда Петрова (фамилия изменена, - прим. ред.) из Краснодара прожила с мужем, который неоднократно поднимал на нее руку. Поводы для этого были самые незначительные. Постепенно все дошло до серьезных побоев. Женщина неоднократно задумывалась об уходе, но все время сталкивалась с осуждением именно ее действий. В решающий момент руку помощи ей протянул кризисный центр «Дом убежище». Краснодарка рассказала «АиФ-Юг», почему сложно уйти от домашнего абьюза.

Добрые слова, красивые ухаживания

Познакомившись с будущим мужем, Надежда сразу увидела в нем надежного спутника жизни.

«Встретилась с мальчиком, очень понравился, был очень хороший, можно сказать, идеальный. Так красиво ухаживал, все было замечательно», - вспоминает женщина.

Но сказка закончилась, не успев начаться - уже через год после того, как супруги официально расписались.

«Первый «звоночек» был за три дня до свадьбы. Я на тот момент находилась на раннем сроке беременности, тогда он и побил меня впервые, сказав, что свадьбы не будет и, мол, уходи. Беременность была запланированная. И после этого примерно раз в год стал срываться, бил под любым предлогом. Синяки оставлял на руках и ногах - там, где их не было видно под одеждой. Лицо не трогал», - говорит Надежда.

Однажды мужчина не сдержался и сильно избил жену по лицу якобы за то, что она едва не задела его шариковой ручкой. Это произошло в октябре 2020 года.

«Последствия были ужасны. Разбил на мне очки, а я без них не вижу практически. После этого я месяц пролежала в больнице с сотрясением. Если до того момента я все время думала «сама виновата», что-то не так сделала, не так сказала, то тогда наконец пришло осознание, что моей вины в случившемся нет, что-то не так с человеком, который решился на такие действия. Поняла, что он просто не в состоянии контролировать собственные эмоции, а я оказалась в роли, так сказать, боксёрской груши.

Я как-то уже подсознательно ждала, что он изобьет меня потом осенью 2021 года. Потому что сложилась какая-то такая дикая закономерность, именно через год он начинал кидаться на меня с кулаками. Но в тот период он как-то сдерживался, наверно потому, что у меня были операции. Некоторое время, кстати, я не находилась тогда дома».

Надежда с семьей жила в доме свекров в Краснодаре, и они тоже были свидетелями всех конфликтов, что происходили между супругами. Почти всегда были на стороне сына.

«Часто мама его прибегала, оттаскивала от меня, говорила, что так делать нельзя. Но в последний раз сказали: ты виновата, нечего было рот открывать. Свекровь неоднократно нас мирила со словами: стерпится, слюбится, ну у вас же семья, дети, надо разговаривать друг с другом. И сам муж тоже порой извинялся, говорил, что больше так не будет. Но прошел год, и все повторилось, и тогда я осознала, что ничего не изменится, и только и остается, что уходить».

Последствия избиений.
Последствия избиений. Фото: Из личного архивa

Платная экспертиза – не доказательство

Шестого числа, в канун Рождества в этом году в гости приехали родственники, которые ранее не догадывались обо всей серьёзности ситуации. Увидев огромный «фингал» под глазом, они прямо задали вопрос, почему такое происходит.

«А муж говорил: я ни при чем, это она сама, я вообще не в курсе, что у нее с лицом», - вспоминает Надежда.

Седьмого января Надежда пошла снимать побои в полицию, писать заявление. По ее словам, пройти все нужные процедуры оказалось очень проблематично в праздники. Потому она отправилась в платное учреждение.

«Теперь-то я знаю, что любая платная экспертиза не может служить в суде доказательством наличия побоев. На руках у меня остались пока только фотографии, а задокументированных доказательств, к сожалению, нет. Получается, по факту побои есть, но юридически доказать этого теперь не могу. И мало того, когда пришел участковый насчет моего заявления, муж заставил забрать его из полиции. Своего он добился больше моральным давлением. Старался пристыдить меня, унизить. Говорил - тогда собирай вещи и уходи, что, мол, за позорище, как это так, для чего тогда со мной живешь, раз я такой плохой. После этого стала искать кризисный центр. Его руководитель рассказала, как безопасно покинуть дом, чтобы к ним попасть, чтобы у меня не было повторных побоев от мужа, да и вообще, чтобы я смогла остаться в живых. Мне пришлось создать видимость, что все в порядке, и я примирилась, но на деле это была лишь подготовка к тому, что я уйду. У меня не было даже нескольких часов, чтобы собраться. Он работает в десяти минутах от дома, и в любой момент мог зайти и проверить меня. Пока его не было полчаса, быстро похватала первые попавшиеся вещи и сбежала. Нашел он меня всего через четыре часа. Еще через пару недель приходил, просил вернуться. В конечном итоге живу в центре, получается, с конца января.

«Ребенок описался, когда меня избивали»

У пары в браке родилось двое детей. Старшему мальчику сейчас восемь лет, а девочке три годика.

«Помню, начал бить меня еще на глазах у сына, когда тому было 2,5 года, и однажды ребенок даже описался от страха. Потом я его уже просила не распускать руки при детях. Он сначала послушал, но вот в последний раз со всей силы ударил кулаком по лицу, несмотря на то что рядом были и дети, и моя свекровь. Тогда я пошла к свекру, который находился в соседней комнате и сказала ему, что вы же обещали, что такого больше не повторится. На это он ответил - ты его спровоцировала, надо было развернуться и уйти.

«С февраля я пыталась развестись с мужем, и удалось мне это только в конце мая. Когда я только попала в кризисный центр, просил увидеться с детьми. Я согласилась приехать на встречу, но только с одним ребенком. И вот на прогулке под предлогом купить «Киндер» он буквально силой увел младшую».

Надежда уже подала несколько исков в суд о том, чтобы он определил, с кем будут проживать дети. Она надеется вернуть свою дочь, которую не видела с февраля. Но дело продвигается с большим трудом.

«Ты хороший, я плохая»

«Возможно, многие спросят, почему прощала такую жестокость и не уходила. Да, признаю, до последнего наивно верила, что он исправится, и вообще все это случайно получилось, - продолжает Надежда. - Да и все родственники с его стороны убеждали меня теми же словами. Сейчас, глядя со стороны, понимаю, что наше «счастье» было не больше чем иллюзия. Но в то время я все плохое, что муж делал, старалась «перекрыть» его хорошими поступками. Побил? Зато цветочки подарил на 8 марта, зато он рядом. То есть сама закрывала глаза на отрицательные качества. В той обстановке и представить не могла, что можно жить и по-другому, не видела ничего кроме его «правды», и искренне верила, что это я плохая жена, перегнула палку. К слову, со своими родственниками я не общалась все эти годы вообще, пока была замужем. Супруг пытался всеми способами рассорить меня с моей родней, и, в конце концов, поставил некий ультиматум - «либо я, либо они», чтобы мне не к кому было уйти. Когда же муж отобрал младшего ребенка, моя мама мне так же начала говорить, как и остальные, хотела чтобы мы с мужем вновь сошлись. И только после долгих разговоров встала на мою сторону.

Все, что со мной случилось, я решилась рассказать для того, чтобы другие женщины узнали, что им могут помочь в кризисном центре. Там никто не осудит, не попрекнет. У нас ведь как - многие жертвы абьюза боятся уйти от агрессора, потому что начинается травля женщины, как ни странно, со стороны ее же ближайшего окружения. Мало того, что она порой едва выжила, так ей еще и препятствуют выйти из этого «порочного круга». Я еще потому решила покинуть супруга, что он получил разрешение на оружие - у нас дома хранились два ружья и три пистолета. А что завтра ему пришло бы в голову? У меня же дети.

Конечно, были и стыд, и страх, и боль. Впереди неизвестность - как жить дальше. Только после того, как поработала с психологом, только сейчас начала понимать, в каком же ужасе жила так долго. Я очень благодарна сотрудникам центра. Теперь верю, что все изменится к лучшему».

Ранее «АиФ-Юг» уже рассказывал о похожих случаях. Психолог Лариса Выжва пояснила, как следует защищаться жертвам насилия:

«Сама по себе защита от давления зависит от действий женщины. Что ей делать? Ей самой надо твердость и жесткость где-то взять. Не может сама – пусть идет к специалистам. Существуют церковные, светские организации, телефоны доверия. Она не останется без внимания, неправда, что никому ничего не нужно. Основной камень преткновения в том, что в какой-то момент женщина говорит - я его прощаю, он все-таки отец, лучше такой, чем никакой. Этот момент очень сложный. Вы ничего не сделаете, если она не захочет все изменить.

Главное - жертве нельзя возвращаться. Он будет просить прощения и какое-то время хорошо себя вести. Но потом начнется то же самое, потому что поведенческие паттерны очень устойчивы. Это свойство личности. Он сам по себе такой. У него на уровне убеждений и ценностей сложено так, что это делать можно».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Делаете ли вы домашние заготовки?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах