aif.ru counter
6841

«Кризис создали мы сами». Интервью с экономистом Абелом Аганбегяном

Причины нынешнего экономического падения академик Абел Аганбегян усматривает еще в мировом кризисе 2008 года.

Нужен экономический рост

«АиФ-Юг», Федор Пономарев: Абел Гезевич, в России сейчас в самом разгаре экономический кризис – с этим соглашаются уже отъявленные оптимисты. А когда он начался, и виден ли его конец?

Абел Аганбегян: Действительно, наша страна второй год находится в состоянии рецессии, то есть, в кризисе. К рецессии мы перешли от стагнации, которая началась в 2013 году и продолжилась в 2014-м - еще до присоединения Крыма, западных санкций и т. д. На пустом месте мы за один год в семь раз снизили темпы роста и оказались в застое, который ко второй половине 2014 года превратился в рецессию.

- И что же теперь делать, как выходить из этой ситуации?

- Наша главная задача – возобновление экономического роста, вряд ли мы удовлетворимся переходом к стагнации. И я уверен, что у России есть большие возможности для экономического ускорения. Но чтобы понять, что делать, необходимо сначала проанализировать, как мы оказались в такой яме. К сожалению, попали мы туда по собственной вине.

- Многие говорят, что причина в западных санкциях, но вы с этим не согласны – так как же мы пришли к кризису?

- Все началось с кризиса 2008-2009 годов, который был для России очень глубоким: у нас было самое большое падение ВВП: на 7,9%.  На 40% сократилась внешняя торговля, фондовый рынок упал в 4 раза. В итоге в 2009 году инвестиции в России сократились на 17%, а через 4 года, в 2013-м мы начали ощущать результат этого. Правда, показатели уровня жизни упали меньше экономических – население в целом прошло этот этап относительно безболезненно, хотя он был вдвое глубже, чем кризис 1998-1999 годов. Благодаря в первую очередь солидным резервам и действиям правительства.

Но в то же время прошлая рецессия выявила недостатки нашего народного хозяйства, показала слабости российской экономики. Плюс тогда же существенно изменились коренные условия: резко сократились инвестиции, а это основной источник роста экономики. Судите сами, 22% всех машин и механизмов на наших предприятиях работают дольше сроков износа, указанных изготовителями. Даже авария на Саяно-Шушенской ГЭС произошла на 34-м году срока службы турбины, а завод-изготовитель указывал предельный возраст 33 года. Инвестиции нам нужны больше, чем любой другой стране. К тому же вложения дважды влияют на экономику – например, мост в Крым сейчас только строят, соответственно, это рабочие места, заказы для подрядчиков, стройматериалы, металл. А через 3-4 года он заработает и начнет производить продукт.

Беда не приходит одна: вторая причина нынешней экономической ситуации – огромный отток капитала. С 2008 года из России уплыли 650 миллиардов долларов, то есть половина ВВП. Усугубили эту ситуацию в сентябре 2014-го и западные санкции – ограничение допуска на мировой финансовый рынок и так называемые «секторальные». Эти условия и привели к тому, что наша экономика сначала остановилась, а затем начала падать.

- Раз уж разговор зашел о санкциях, на ваш взгляд, долго ли они продлятся?

- Хоть я и не специалист по политическим вопросам, тем более международным, но, мне кажется, в последнее время мы предпринимаем шаги навстречу. Но нужно больше – я предлагал в качестве первого дружественного хода отменить наши антисанкции против Евросоюза. Должен же кто-то сделать шаг на сближение. Я думаю, европейские санкции против нас долго не продержатся, а вот с США будет сложнее. Хотя помните поправку Джэксона-Вэника? Ее приняли в 1974-м и действовала она до 2012 года, хотя в это время страны как-то находили общий язык.

Деньги есть, но…

- И все-таки, что нужно делать, чтобы выбраться из тяжелой экономической ситуации, в которую, как вы говорите, мы сами себя загнали?

- Все просто – нужно повышать норму инвестиций. Чтобы кризис не продлился еще на следующие 3-4 года, необходимо сейчас вкладывать в экономику все больше и больше средств. В 2013-м, 2014-м и 2015 годах надо было повышать уровень вложений на 10% в год, но, к сожалению, в реальной политике сделали все наоборот. Со второй половины 2012 года государство стало сокращать объем инвестиций – сделали это и бюджет, и государственные компании, и банки. Вложения у нас сократились и в прошлом году, так что экономического роста в 2020 году ждать не стоит – в лучшем случае будет продолжение стагнации.

Сейчас на счетах российских банков находится 78 триллионов рублей, а это в 6 раз больше всего федерального бюджета, – понимаете, откуда надо брать деньги на инвестиции? Большая часть денег у нас просто заперта в сейфах и не используется из-за неразумной экономической политики.

- Получается, как в известном мультфильме: «Средства у нас есть. У нас ума не хватает». Почему же деньги не поднимают российскую экономику, а лежат мертвым грузом в хранилищах?

- Основная причина, конечно же, высокая ключевая ставка Центробанка: люди просто не хотят брать кредиты под такие проценты, поэтому банки тратят деньги на покупку валюты, ценных бумаг – делают что угодно, только не вкладывают в реальную экономику. Но деньги у нас, на наше счастье, действительно, есть – мы просто их не используем. На мой взгляд, необходимо резко увеличить долю «длинных» инвестиционных кредитов (в развитых странах на них приходится 30-50%, в развивающихся – около 20%, у нас - всего 7%). Для этого часть «коротких» денег нужно перевести в «длинные». И для этого есть инструменты – например, власти выпускают ценные бумаги на размер дефицита бюджета, их приобретает Центробанк и под минимальный процент передает банкам для выдачи инвесткредитов или займов на определенные цели - технологическое обновление предприятий. И таких инструментов немало – у нас есть 370 миллиардов долларов золотовалютных резервов, 200 из них можно отправить на самые эффективные короткие инвестиции.

Равняйтесь на Европу

- Вы говорите о шагах, которые стоит предпринимать федеральному правительству, чтобы выйти из кризиса. А что нужно делать региональным властям, чтобы росла экономика Краснодарского края?

- Во-первых, нужно быть осторожными с долгами – у Краснодарского края очень большой долг. Во-вторых, внимательно следить за благосостоянием простых людей. Нельзя допускать, чтобы снижался уровень жизни, а на Кубани сильно упала реальная зарплата, товарооборот в крае сократился на 11% - это даже хуже, чем в среднем по России. Контролировать цены – на ЖКХ они выросли на треть, откуда берутся такие цифры? Но в то же время на Кубани много позитива в строительстве, сельском хозяйстве. За счет хороший условий жизни можно развивать и высокотехнологичные секторы экономики. Я считаю, Краснодарскому краю нужно равняться на мировые показатели, а не на отстающих в России. Все-таки страна у нас большая – например, в Санкт-Петербурге детская смертность как в Европе, а в Амурской области – как в Африке.

- Абел Гезевич, а давайте спустимся с многомиллиардных небес на землю и подумаем, как жить обычным людям, ведь в этот кризис мы, по моим собственным ощущениям, пострадали серьезней, чем в 2008 году.

- Действительно, самое плохое в нынешней ситуации заключается в том, что впервые в истории современной России больше всего упали показатели жизненного уровня. Судите сами, ВВП сократился на 3,7%, а потребление конечных домохозяйств – на 10,2%. Такого не было даже в 1998 -1999 годах. И эта особенность имеет очень своеобразные причины – в 2015-м у нас, опять же впервые, реальная прибыль предприятий выросла на 30%, а заработная плата в реальном выражении упала на 9,5%. В Краснодарском крае, кстати, разрыв между прибылью компаний и доходом работников еще больше. И это совершенно дикое соотношение, я удивляюсь, почему правительство, губернаторы регионов не обращают на эту ситуацию внимания. Во всех странах главная функция профсоюзов следить за этим соотношением, чтобы зарплата росла вместе с прибылью. Но у нас такого нет.

Смотрите также:

Оставить комментарий (6)

Также вам может быть интересно


Загрузка...
Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах