739

«Выиграли бы мы сегодня?» Ирина Караваева – о том, как изменился спорт

Недавно первая олимпийская чемпионка по прыжкам на батуте Ирина Караваева стала мамой. Но, кроме воспитания сына, она успевает руководить центром спортивной подготовки по прыжкам на батуте, возглавлять Олимпийский совет и трудиться в составе региональной Общественной палаты.

«Батут не снится»

- Рождение сына - это моя самая большая победа, самое большое счастье и самая главная золотая медаль, - улыбаясь, Ирина Караваева предупреждает первый вопрос. - Да, время выступлений на Олимпийских играх тоже было прекрасным - дай бог каждому повторить такую спортивную карьеру и двадцать лет быть на вершине. Но рождение ребенка – это и есть предназначение женщины, просто невероятное счастье.

Досье
Ирина Караваева – первая российская олимпийская чемпионка в прыжках на батуте, 12-кратная чемпионка мира - родилась в Краснодаре. Начинала занятия спортом с акробатики, но позже перешла на батут. Кроме спортивных наград, у Ирины Караваевой есть медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени и медаль International Fair Play award (За приверженность принципам честной игры), которую она получила в 2001 году за то, что исправила судейскую ошибку и вернула золото Чемпионата мира Анне Догонадзе. Сейчас Ирина Караваева возглавляет Центр спортивной подготовки по прыжкам на батуте, Олимпийский совет края, входит в состав региональной Общественной палаты. Замужем, воспитывает сына.

«АиФ-Юг», Федор Пономарев: Ирина Владимировна, вы помните тот день, когда последний раз поднимались на батут на официальных соревнованиях? Не тянет снова вернуться туда, где судьи, зрители, медали, аплодисменты?

- Отлично помню. Это было в 2010 году на Чемпионате мира во французском Метце. Там я завоевала последнюю золотую медаль – хотелось напоследок победить в индивидуальных прыжках, но получилось только в синхронных, что тоже хорошо. А потом была операция, после которой я и приняла решение завершить спортивную карьеру.

- Не было желания вернуться?

- Нет. Батут даже не снился ни разу. У меня ведь только международная карьера двадцать лет длилась. Хотя мышцы уже требуют тренировок: выйду из декрета, может, буду прыгать - для себя. Ведь 15 минут прыжков заменяют 40-минутный бег, а бегать я с самого детства не люблю. Так что, для сжигания килокалорий, батут – отличный вариант.

- Вы не выступаете 5 лет – изменился ли за это время мировой батут?

- Да, причем очень сильно. Заметно вырос уровень прыжков, их сложность и техника и у мужчин, и у женщин. Да что там говорить, не только правила изменились, но и внешний вид спортсменов: если раньше было много мускулистых, низкорослых спортсменов, то сейчас ценятся сухие, с легкими мышцами, которые могут показать полет. Такая тенденция началась давно, но в последнее время заметна особенно ярко.

- Ирина Владимировна, объясните, 15 лет назад не было ни больших современных залов, ни хороших условий, но Вы с Александром Москаленко выигрывали везде, где только можно. А сейчас и условия есть, и спортсмены хорошие, но таких ярких величин не найдешь. В чем дело?

- Cправедливости  ради, сейчас и батут другой – счет идет уже не на сотые, а на тысячные доли баллов. Никто не знает, будь такая конкуренция 15 - 20 лет назад, выиграли бы мы столько медалей. Некоторые любят повторять: «А вот в наше время… А вот мы…». Но сейчас и время другое, и батут другой. А вообще и я, и Александр Москаленко, пожалуй, - следствие еще советской системы подготовки. Наш тренер Виталий Федорович Дубко дневал и ночевал в зале. Мы были последними продуктами советской системы, а потом образовался многолетний разрыв.

Да, в последнее время вновь что-то появляется, но провал чувствуется – время-то упущено. Целое поколение тренеров, моих ровесников, которое могло бы вести к победам, разъехалось по миру. Один тренирует сборную США, второй – Австралии, третий и вовсе из батута ушел. А мы, как и раньше, требуем от спортсменов только золотых медалей. Но надо немного снизить амбиции, признать, что мы многое растеряли, - и  работать, работать, работать. Другого пути просто нет. Зато есть хороший запас – молодые тренеры могут учиться у Виталия Дубко, Олега Запорожченко. Да и краевую федерацию нашего вида спорта недавно возглавил сам Александр Москаленко.

Дело чести

- Среди огромного количества ваших медалей есть одна особенная – «За приверженность принципам честной игры». На чемпионате мира 2001 года вы, заметив судейскую ошибку, вернули присужденное вам золото немке Анне Догонадзе. Скажите честно, сомневались, когда отдавали награду?

- Нет, это было полностью обдуманное решение. Ведь я, как никто другой, знаю, сколько пота нужно пролить на тренировках, потратить нервов, сколько всего пройти на пути к победе. И когда понимаешь, что лишиться ее можно из-за досадной судейской ошибки, из-за того, что кто-то невнимательно посчитал очки, то становится обидно. Я до сих пор уверена, что любой другой спортсмен на моем месте поступил бы также.

- Я, например, совсем в этом не уверен. А если бы это был ваш первый Чемпионат мира, первая золотая медаль, вы бы поступили так же?

- Надеюсь, что да, потому что чувство справедливости с самого детства в нас закладывали и родители, и тренеры, и школа. Большое спасибо родителям не только за это, но и за то, что они участвовали в моей спортивной жизни: поддерживали, помогали, ходили на соревнования. Сейчас родители зачастую привозят ребенка, бросают в спортзале и больше ничем не интересуются. Их не интересует, как он тренируется, как выступает, чего добивается. Понятно, что жизнь заметно ускорилась, и чтобы обеспечить ребенка, нужно много работать. Поэтому осуждать таких людей я не могу, но внимание своим детям все равно надо уделять.

Фото: Федерация прыжков на батуте России

Хотя есть и объективные трудности – в советские времена в каждом округе были кружки, секции, дополнительные занятия. Сейчас в родном микрорайоне Гидростроителей только один зал имени Мачуги, да и тот частный. Спасибо инвестору, который футбольный манеж построил. Наша школа находится в Пашковке. И если меня в 7 лет родители отпускали сюда одну, то сейчас многие побоятся. Недавно девочки-баскетболистки из Комсомольского микрорайона просили зал для тренировок найти – нет и за деньги.

А потом в ГУВД, при котором я вхожу в общественный совет, задаются вопросом: почему Гидрострой занимает первое место по распространению наркомании? А ведь это звенья одной цепи. И таких вопросов много. Надеюсь, развитие именно дворового, доступного спорта, изменит ситуацию.

Жизнь ускорилась

- Неужели у детей сейчас меньше возможностей, чем 20 - 30 лет назад?

- Поймите, тогда сама жизнь была более размеренной. А сейчас, если родители работают и спортзал находится в другом районе, значит, либо мама должна сидеть дома, либо нужно платить няням. Все упирается в материальный вопрос, а в советские времена он так остро не стоял. Не секрет, что сейчас многие услуги платные – даже в спортшколах есть некое количество бесплатных мест, а выше нормы – только за деньги. Больше определенного количества бесплатно мы просто не имеем права взять.

- Что сложнее – ставить рекорды или руководить?

- Как мне кажется, спортсмену легче, потому что он отвечает только за себя и собственный результат. А руководитель несет ответственность за спортсменов, тренеров, условия, проведение соревнований и т.д. Хотя везде есть свои плюсы и минусы. Во время спортивной карьеры у меня был девиз: «В мире нет ничего невозможного». Но когда я начала руководить, то поняла – есть определенные законы и правила, которые нарушать нельзя. Иногда очень хочется помочь спортсменам, но это просто невозможно сделать по закону.

- Ирина Владимировна, понимаю, что рано загадывать, но о спортивном будущем сына не задумывались?

- Крестный папа сказал, что он будет гандболистом, папа уверен, что пловцом. Я пока молчу, хотя, надеюсь, все-таки врачом. А так пусть идет по пути, который сам выберет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Носите ли вы защитную маску?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах