Примерное время чтения: 7 минут
935

БАМ строил «молодняк». Как Всесоюзная стройка связала судьбы тысяч людей

Сюжет «Рождённый в СССР»
Павел Вертлиб проработал на БАМе 5 лет и считает эти годы лучшими в своей жизни.
Павел Вертлиб проработал на БАМе 5 лет и считает эти годы лучшими в своей жизни. / Павел Вертлиб / Из личного архивa

Павел Вертлиб - известный в Краснодаре и крае человек. Заслуженный строитель Российской Федерации. В конце девяностых - начале нулевых был первым вице-мэром Краснодара и генеральным директором департамента строительства и архитектуры.

Малая часть того, что он строил - Юбилейный и Фестивальный микрорайоны, улицы Красная, Северная и Ставропольская, парки имени 30-летия Победы и им. Горького, ДС «Олимп» и Кубанская набережная, «Мост Поцелуев» и ЖК «Адмирал».

Но судьба его связана не только с родным городом. Лучшими годами своей жизни он считает те пять лет, что проработал на строительстве Байкало-Амурской магистрали (БАМ). Это сегодня рабочих рук не хватает и во всех сферах не хватает кадров. В Советском Союзе такой проблемы не было. Об этом и рассказывает наш герой.

Читайте и отпускайте!

«Наше поколение выросло на всевозможных починах и стройках. Тогда время было такое. Значимое для страны детище называлось «комсомольско-молодежным». Туда по призыву партии и правительства съезжались тысячи людей. БАМ - одно из них, - рассказывает Павел Владимирович. - После окончания стройфака Краснодарского политехнического института (нынешний КубГТУ) я проработал в Краснодаре несколько лет. Строил «Каскад», «Сатурн». Сначала монтажником-высотником, а затем и на общестроительных работах. Вырос до прораба и начальника участка.

А тут повсюду по радио, телевизору, в газетах: БАМ, БАМ, БАМ… Здесь получаю 180 рублей, семья, двое детей, съемная квартира. Живем от зарплаты до зарплаты… Стал задумываться, а не махнуть ли на БАМ?

Окончательное решение пришло, когда однажды в газете прочитал статью, целый «подвал», известного тогда экономиста, академика Абела Аганбегяна. Умнейший человек, идеолог строительства БАМа. То, что сделано и как сделано, с какой скоростью и качеством - во многом его заслуга. Прочитал я статью, быстро нашел телефоны, созвонился с Главком - ГлавБАМСтроем в Тынде:

Так и так, я начальник участка из Краснодара, общестроительное направление, хотел бы приехать, поработать на БАМе. У меня семья, двое детей…

Недели через две приходит из «ГлавБАМСтроя» письмо: приглашаем такого-то для работы на строительстве БАМа. По этому «отношению» - так тогда назывался такой документ, не могли не отпустить, тем более на главную стройку страны. Тем не менее пришлось походить по начальникам, чтобы отпустили молодого и перспективного специалиста, к тому же молодого коммуниста. На фирменном бланке письма была такая «шапка»: «БАМ строит вся страна!» И я тыкал в нее пальцем: читайте, отпускайте!»

Работа нашлась всем

Прихожу домой, говорю жене: «Едем?» Она: «Едем!» А на глазах слезы: в такую даль, неизвестно куда. А ведь двое детей - одному пять лет, другому шесть месяцев.

Занял у товарища двести рублей на самолет «Сочи - Благовещенск». Из Благовещенска на «Як-40» прилетели в Тынду. Два чемодана, коляска, жена и двое детей. И сразу в Главк.

- Что умеешь? - спрашивает управляющий трестом «ЦентрБАМстрой» И.Д. Бугай.

- От нуля до монтажа и общестроительных работ - все умею.

-Так ты подарок для нас. А может ты еще и член партии?

- Член партии!

Он поднимает трубку:

- Валентин Иванович, направляю тебе начальника участка на локомотивное депо!

А как услышал, что я приехал с семьей, был решен вопрос и с жильем. Сначала квартира в одноэтажном щитовом бараке, промерзавшем за ночь до сосулек. А как сдали неподалеку панельную 9-этажку, там получили уже благоустроенную однокомнатную квартиру.

Сразу же решился вопрос и с работой для жены. Здесь, в Краснодаре, она работала в НИИПромавтоматика, была программистом. А в то время, как, впрочем, и сейчас, программисты были на вес золота. И ей нашлась работа, да какая!

- Программист?- спрашивает Бугай.

- Да, программист! - отвечаю.

- Хороший программист?

- Отличный программист!

Бугай снова поднимает трубку:

- Иван Васильевич, я тебе нашел начальника вычислительного центра. С тебя причитается! Программист из Краснодара, наивысочайшего класса.

А тот, на другом конце, говорит:

- Да, в Краснодаре сильные программисты! Пусть завтра приходит.

 Так жена стала начальником ИВЦ, который ей самой пришлось с нуля создавать. А для чего этот вычислительный центр был нужен? Дело в том, что строительство в зоне БАМа велось на вечной мерзлоте, в различных геологических условиях. Практики строительства на вечной мерзлоте в Союзе практически не было, кроме разве что Норильска. Все разработки, изыскания, проектирование по трассе БАМа вел институт Мосгипротранс. Вот ИВЦ, как подразделение института, и был нужен для обсчета этих огромных массивов информации.

Тут я снова говорю:

- Она-то придет, а детей куда девать, один из которых - грудничок?

- Ну ты даешь! - изумляется Бугай. Снова кому-то позвонил:

- Ты устрой детей в садик! Никаких «но»!

Так была решена и эта проблема.

Менял проект по ходу

Приехал на объект «Локомотивное депо». А там утки плавают. Почти вся стройплощадка залита водой и в одном месте забито несколько десятков свай. Как выяснилось, работы остановили, потому что сваи никак не хотели заходить на проектную глубину и ломались. Посмотрел материалы геологоразведки. Оказалось, что на этой стройплощадке грунты разные: от заболоченных площадей до подступающих близко к поверхности скальных пород. Поэтому и глубину забивания свай соответственно нужно варьировать. Но в проекте все сваи запроектированы по наибольшей глубине, и отступить от него - преступление.

Предложил руководству треста ходатайствовать перед институтом об изменении проекта. На меня смотрели как на чудака: неслыханное это дело - по ходу строительства менять проект, который целый институт разрабатывал! Сказали: ты предлагаешь, сам езжай в Москву и доказывай.

Я и поехал. Пришел к руководителю проекта, старенький такой ученый муж. Выслушал меня, задумался и говорит: приходи через несколько дней. И вскоре я уже ехал в Тынду с новым, исправленным проектом, со всеми необходимыми подписями и печатями, который сэкономил государству большие средства. А мне за это рацпредложение заплатили 600 рублей премии. Огромные деньги!

И работа пошла. Быстро наверстали отставание от графика.

«Получали» все

По ходу строительства много раз приходилось проявлять подобное «творчество». Но запустить в срок важнейший объект мы так и не смогли. Подвели поставщики металлоконструкций. А выговор приказом министра получили я - как начальник участка, руководитель треста и курирующий замминистра.

Из Благовещенска на «Як-40» прилетели в Тынду. Два чемодана, коляска, жена и двое детей.

«Это был нонсенс: чтобы в одном приказе был замминистра и начальник участка. Такие документы должны передаваться детям по наследству, - смеется Павел Вертлиб. - Так начиналась моя работа на БАМе, где я проработал пять лет, дойдя по карьерной лестнице до начальника строительно-монтажного поезда СМП-699. Уверен, без опыта работы на БАМе из меня не получилось бы того специалиста, которым я стал.

Вот говорят: БАМ строили заключенные и военные. Неправда. Стройбатовцы да, занимались восточным крылом. А в основном - «молодняк». БАМ связал воедино судьбы многих тысяч людей свыше ста национальностей. Обстоятельства жизни словно просеивали людей сквозь огромное сито. Тех, кто прикипел к стройке душой, объединяли крепость духа и чувство собственного достоинства от участия в очень нужном для страны деле».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах