574

«Девочка, я не твой папа». Ребенок войны - о том, как люди ждали Победу

Сюжет 75-летие Победы

Зинаида Свинцова из поселка Лазаревское всю войну ждала своего папу. Обманывалась, принимая за него мужчин в форме, но отец погиб, домой не вернулся. В памяти остались лишь проводы на фронт. О том, как жили дети и женщины на прифронтовой территории, ждали своих мужчин, восстанавливали разоренное хозяйство - в рассказе для «АиФ-Юг».

Был страшный голод, ели жёлуди и крапиву

«В июле 1941 года война донеслась и до горного села Марьино Лазаревского района Сочи, - вспоминает Зинаида Свинцова. - Все взрослые мужчины были призваны в армию. Собрались у здания сельсовета. Председатель сказал напутственные слова и, попрощавшись с семьями, закинув на плечи охотничьи ружья, мужчины ушли пешком за 25 километров, в Лазаревскую. На призывном пункте надо было быть к девяти утра.

Прощание было тяжёлым. Плакали дети, голосили женщины, предчувствуя, что многие мужчины не вернутся домой уже никогда. Село словно осиротело. Все колхозные работы и домашнее хозяйство были взвалены на женские плечи, а ещё нужно было растить и воспитывать детей, и у каждой женщины их было четверо-пятеро.

Мама работала весь световой день в колхозе, а вечером при свете лучины пряла шерсть, чтобы потом связать варежки для воинов.

25 мая 1942 года мама получила похоронку на отца. Словно раненая птица, заметалась по комнате: то голосила, то причитала… А мы, поняв, что случилось что-то страшное, прижавшись друг к другу, сидели в уголочке на кровати. Наплакавшись, мама подошла к нам, обняла всех, так мы сидя и заснули.

Утром мама повязала чёрную косынку и ушла на работу. Мама работала с полной самоотдачей, выполняя несколько трудовых норм. Записи об этом есть в сохранившихся трудовых книжках колхозника.

Осенью 42-го развернулась битва за Кавказ. Группа наших войск двигалась по маршруту Лазаревское - Марьино - Перевал. В нашем домике (село Марьино, Марьинское шоссе, 25-й км временно разместился штаб. Учитывая, что это уже была прифронтовая территория, начальник штаба Куров издал приказ об эвакуации нашей семьи в Адлерский район, в село Голицыно. Корову - зарезать для пополнения продовольствия армии. Сенофураж - 2,5 тонны, отдать для корма лошадей армии.

Весной 1943 года мы вернулись. Наш домик стоял без окон и дверей, была разрушена печь. Мама отремонтировала домик как могла, и мы ещё долгое время жили в нём. Был страшный голод, люди ели проросшие жёлуди, каштаны, крапиву. Несмотря на это, труженицы колхоза «Восход солнца» работали, не сбавляя темпов. Копали, сажали. Выращивали картофель, овощи, фрукты, табак, фундук. А когда всё созревало, то приходили машины-полуторки, и женщины загружали их урожаем. Призыв: «Всё для фронта, всё для Победы» женщины выполняли, не считаясь с усталостью, голодом, плохим самочувствием».

В День Победы плакали, вспоминая погибших

«Помню День Победы, - продолжает рассказ Зинаида Свинцова. - В колхозе объявили выходной. Мама нас искупала, нарядила в чистые платьица, с себя сняла чёрную косынку и повязала белый платочек. Я увидела, что мама стала седая, «стала белой её голова, видно вьюги мели, а снежинки растаять забыли». Взявшись за руки, сестра Надежда, брат Дмитрий, сестра Мария и я, Зинаида, вместе с мамой отправились в центр Марьино.

Около клуба, увенчанного красным флагом, был накрыт длинный стол. Во главе, на почётном месте, сидел фронтовик Николай Якубович Ахалай, рассказывал о войне. Когда мы подошли, то все встали и с поклоном сказали: «Здравствуй, Ефросинья!» и, подвинувшись, дали маме место. Нам дали по пирожку с каштановой начинкой, по леденцу, и мы пошли играть. В этот день никто не пел, а все слушали фронтовика и плакали, вспоминая своих погибших. Николая Яковлевича избрали тогда же председателем колхоза. Когда солнце стало заходить за горы, то все стали расходиться по домам, так как утром нужно было рано вставать и идти на работу. Мама вставала чуть свет и детей на заре поднимала: сестре Надежде было  14 лет, а брату Дмитрию -  11, они уже работали в колхозе.

Один на всех пионерский галстук повязывали по очереди

«В 1947 году я пошла в школу. Наша первая учительница Роза Павловна Коноваленко много рассказывала о войне, о героизме наших воинов. Помню, был солнечный сентябрьский день, мы вышли на перемену, и вдруг я увидела, что по узкой каменистой дорожке к школе поднимается человек в солдатской форме. Я рванулась навстречу, могла разбиться об острые камни, но он подбежал ко мне и подхватил меня на руки. Я обняла его за шею и радостно закричала: «Папа пришёл!» Военный молча донёс меня до школы, поставил на крылечко и сказал: «Я не твой папа, я дядя Саша Долгов». Так в село вернулся второй фронтовик. А мне так не хватало отца...

В третьем классе нас принимали в пионеры. Построили у памятника Неизвестному солдату. Галстуков не было. Лишь один на всех, у Розы Павловны. Она нам поочерёдно его повязывала и мы, взметнув руку в пионерском салюте, произносили торжественное обещание.

В 1957 году я окончила Лазаревскую среднюю школу № 75, а затем получила два высших образования - библиотечное и педагогическое. В родном районе проработала 45 лет. Ветеран труда. Считаю, что моя семья внесла достойный вклад в дело Победы. Отец - Иван Васильевич Овсянников -  занесён в краевую Книгу Памяти. Мама - Ефросинья Фёдоровна Овсянникова -  в колхозе проработала 40 лет, в самое сложное военное и послевоенное время. В память о земляках, погибших на войне, жители Марьино установили памятный знак с фамилиями... Светлая и вечная им память!»

Оставить комментарий (0)

Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах