Примерное время чтения: 5 минут
852

«Ой, мамочка, больно!» Как пережили оккупантов дети войны на Кубани

Сюжет Война глазами детей
Детям досталось от войны не меньше тягот, чем взрослым.
Детям досталось от войны не меньше тягот, чем взрослым. culture.ru

Конкурс «Война глазами детей» в «АиФ-Юг» пользуется особой популярностью. Из тех писем, что присылают наши читатели, можно собрать целую книгу. Такие воспоминания помогают представить, как люди пережили то страшное время, что чувствовали. Это не просто зарисовки, а истории судеб людей и целых семей. Очередное письмо прислала нам Нина Филипенко из кубанской станицы Калниболотской.

Жителей немцы заставляли прислуживать

«Родилась я в станице Калниболотской Новопокровского района Краснодарского края, - пишет Нина Филипенко. - Когда началась война, мне было всего пять лет.

Помню, как провожали с мамой отца на войну, как папа взял меня на руки и поцеловал на прощание нас с матерью. Возле приёмного пункта было очень много людей, все плакали. Сразу скажу, отца я больше не видела и даже не помню лица. Правда, его портрет всю жизнь висел на стене. Последняя весточка от него пришла в 1943 году из Ворошиловграда (ныне Луганск, - прим. ред.).

Мы тоже встретились с немцами. Это случилось в 1942 году. Жили почти на краю станицы со стороны южного направления, недалеко от железнодорожной ветки Сталинград-Краснодар. Вот оттуда и двигались немцы через наш мост. Очень быстро они заполнили и нашу станицу, и Ивановскую, и Незамаевскую. Несколько раз по нашей улице проезжали эшелоны немцев. Они были на лошадях, запряжённых в телеги, в которых находились ручные пулемёты.

Фашисты расположились в центральной школе. Там оборудовали комендатуру. Жителей заставляли себе прислуживать - например, мою маму и её подругу - наводить порядок в здании.

На нашей улице, в одном из домов, поселилось их начальство».

«Кто застрелил соседку – так и не поняли»

«Должна сказать, что нас они не сильно беспокоили, - продолжает Нина Филипенко. - Приходили иногда к нам и соседям и просили яйца и кур взамен на керосин. Но спокойствие продолжалось недолго. В 1943 году началось! По радио сообщили, что наши немцев гонят. Но мы не попали под раздачу, надо занавесить окна и закрыть ставни. Мы сделали, как было велено. Мама надела на меня шапку, валенки и положила на тёплую печь.

Но я слышала, как к нам кто-то зашёл, потом выяснилось, что это были разведчики. Мама рассказала всё, что знала про немцев и разогрела ужин, чтобы покормить наших солдат. Но они не успели поесть, так как, выйдя в коридор, мама заподозрила неладное, о чём сообщила гостям. Дело в том, что ночь была лунная, тихая и она услышала хруст снега под чьими-то ногами.

В этот момент один из наших гостей сидел на кровати и перематывал портянки. Вдруг открылись ставни, и по окнам прошлась автоматная очередь. Осколок задел моё правое плечо, я заплакала и с криком: «Ой, мамочка, больно!» хотела было рвануть на улицу, но меня удержали. Мама не знала, где в доме можно спрятаться, от безысходности мы просто залезли под кровать в одной из комнат.

В это время в дом забежала раздетая соседка, которая тоже не знала куда деться. С её слов, немцы её выгнали, расположились со своим орудием и стреляли в сторону моста, откуда двигались наши отряды.

Часа через два-три стрельба начала стихать и нам разрешили уйти из дома в подвал. Мама уложила меня на кадках с соленьями. Было темно, воды ни капли, я ранена, истекаю кровью. Потом начался жар. Моя бедная мамочка не знала что делать. Попробовала высунуться из подвала, взяла снежок и приложила к моему лбу и рту.

Было темно, воды ни капли, я ранена, истекаю кровью. Потом начался жар.

Соседка, которая убежала от немцев, хотела было вернуться, чтобы закрыть дом, но мама пыталась её не пускать. Женщина её не послушала - мол, выстрелы уже далеко. Но как только она вылезла из подвала наверх, послышался стон, и она упала навзничь.

Один из наших солдат подошёл к подвалу и попросил маму выйти перевязать соседку. Но мама расплакалась и не согласилась - у неё у самой дочь ранена.

В итоге соседку в дом занесли солдаты, перевязали её - у неё была пробита грудь. Правда, до утра женщина не дожила.

Уже к утру мама вылезла из подвала, накормила скотину и, забрав меня с собой, пошла к своей подруге. Жить у нас было пока невозможно - окно разбито, на дворе зима, холодно».

Спаслась от разрывной пули

«Уже позже, когда меня отвезли к врачу на перевязку, он сказал, что ранена я была разрывной пулей, - пишет Нина Филипенко. - Но она не сработала - пробила окно, задела меня, двери, коридор и почему-то оказалась аж во дворе, но главное - не взорвалась. Этот день стал моим вторым днём рождения. Шрам остался большим и глубоким, он до сих пор напоминает мне о войне.

Было ещё одно приключение, пока мы жили у маминой подруги. Однажды, выйдя во двор, мама увидела раненого солдата, лежащего на земле. Он был грязный и совсем без сил. Она позвала подругу, и они вместе затащили его в дом. Но тот оказался немцем. Женщины испугались, что спасли врага и сообщили об этом председателю колхоза. Тот дал распоряжение отвезти солдата в больницу. Должна сказать, что немец был очень вежлив. Когда уезжал, расплакался, достал из своего саквояжа два куска сахара и дал нам с мальчиком - сыном маминой подруги. Показал пальцем, что у него тоже три киндера (ребенка). Больше мы его не видели.

Обидно нам, что детям войны пока оказывается мало внимания, а мы ведь пережили все эти трудности. После того, как фашистов прогнали, несмотря на то, что я была маленькой, уже работала с мамой в поле. Хочется, чтобы всё-таки это когда-нибудь оценили».

РАССКАЖИТЕ СВОЮ ИСТОРИЮ
«Война глазами детей» - самый популярный читательский конкурс «АиФ-Юг». Подписчики, которые пережили ужасы того времени, присылают нам свои воспоминания. Это тоже своего рода исторические хроники, которые проливают свет на то, как люди выживали в тылу. Свои рассказы или истории родственников вы можете присылать на почту red2@aifkuban.ru

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

А вы часто бываете в театре?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах