aif.ru counter
6569

«Россия для русских?». Ученый – о видах толерантности и восприятии наций

Сюжет Народы Кубани
Иван Аполлонов - доктор философских наук, доцент, профессор кафедры истории, философии и психологии КубГТУ.
Иван Аполлонов - доктор философских наук, доцент, профессор кафедры истории, философии и психологии КубГТУ. © / Иван Аполлонов / Из личного архива

В 1989 году молодой советский солдат Иван Аполлонов, ныне доктор филосовских наук, попал в Нагорный Карабах. Для убеждённого интернационалиста, воспитанного в многонациональной краснодарской школе, дико было видеть, как люди ненавидят друг друга только из-за национальной принадлежности. Тогда, наверное, и зародился у Аполлонова интерес к изучению национальной темы. Сейчас он работает вместе с доктором психологических наук Оксаной Тучиной, исследования проводят совместно, только рассматривают различные аспекты национального самосознания.

От национального к общечеловеческому

«Глобальная философская проблема - соотношение в человеке национального как особенного, человеческого как всеобщего, - объясняет учёный. - Связью этих категорий в индивиде занимались ещё первые философы, и до сих пор этот вопрос интересует науку.

Суть моих исследований, если совсем коротко, сводится к тому, что в триаде «индивидуальное/особенное/всеобщее» особенное, а именно - этническая культура - является той конкретикой, в которой индивидуальное (человек) и всеобщее (человечность) соединяются между собой».

Учёные исследуют представителей живущих в Краснодарском крае народов, которые можно выявить и обработать статистически. Это русские, армяне, адыги. Вместе с коллегами работают также со студенческой молодёжью Абхазии и Армении.

«В рамках исследования региональной идентичности мы сравнивали русских Краснодарского края и Ярославской области, - продолжает Иван Аполлонов. - И пришли к интересным выводам».

По словам философа, в 2009 году оказалось, что русские, живущие на Кубани, более толерантно и позитивно настроены к представителям других национальностей, чем жители Ярославской области.

«Мы провели анонимный опрос 850 человек в крае и более ста в Ярославле, - рассказывает доктор философских наук. - У нас только один человек согласился с лозунгом «Россия для русских». В Ярославле, несмотря на меньшее количество респондентов, таких ответов было больше».

Определяют такое отношение, по словам Ивана Аполлонова, и исторические причины, и современные.

«Казаки, заселявшие Кубань, изначально были многонациональной группой, - объясняет учёный. - Адыги жили на территории края с давних времён, были здесь армянские аулы - из них вырос современный Армавир, сохранились и армянские названия населённых пунктов - станица Эриванская, хутор Терзиян. В XIX веке переселялись люди из Малороссии, Дона, других частей страны. То есть край всегда был многонациональным.

С другой стороны, по данным прошлой переписи к русским себя относит более 85 % населения Кубани. И это комфортное соотношение - и русские чувствуют себя в безопасности, и представителей других национальностей не так мало, чтобы изолироваться. С детского сада люди общаются, дружат, привыкают к тому, что национальность не определяет, хороший человек или плохой. Поэтому и межэтнических конфликтов у нас немного. В Ярославле такого опыта нет. Там диаспоры приезжих появились сравнительно недавно, они малочисленные, но более сплочённые. Поэтому местные, прежде всего, видят их инаковость и относятся к ним с опасением».

Как влияют на общество современные миграционные процессы? Всё-таки в Краснодарский край каждый год приезжают десятки тысяч людей, население Краснодара за пятнадцать лет выросло в два раза. По словам Ивана Аполлонова, регулярного мониторинга учёные не ведут, а работают лишь в рамках научных исследований. Но есть интересные наблюдения - даже национальные диаспоры считают приезжих той же национальности не совсем своими.

«Исследования проводили в Астраханской области, которая традиционно полиэтнична даже в большей степени, чем Кубань, - рассказывает учёный. - Там ещё со времён Ивана Грозного вместе жили русские, татары, калмыки и казахи. За 400 лет они утряслись и образовалось то, что сейчас называется региональной идентичностью. Для астраханского русского местный татарин - свой. Поэтому приезжающие мигранты-мусульмане с Северного Кавказа или бывших республик СССР воспринимаются местными единоверцами более чужими, чем астраханские православные русские. То есть региональная идентичность преобладает над верой, и даже национальностью».

Что приводит к национализму?

По словам философа, у категории национального существует две стороны - реальная и идеальная. И когда речь идёт об идеале, о том, каким должен быть «хороший русский», то человек пытается соответствовать идеалам. Литературным - Татьяне Лариной или Андрею Болконскому, историческим - Александру Невскому или Александру Суворову, или реальным, семейным - отцу или дедушке.

«У русских, как и, полагаю, у других крупных этносов идеал этот довольно размыт, его придерживаются интуитивно, - говорит Иван Аполлонов. - У малых этносов идеал – это средство сохранения национальной идентичности, поэтому он кодифицирован и чётко прописан».

У адыгов неписаный кодекс поведения называется Адыгэ Хабзэ, у абхазов - Апсуара. Там чётко прописаны взаимоотношения отцов и детей, старших и младших, мужчин и женщин, гостей и хозяев и так далее.

Общечеловеческие ценности порой побеждают национальные трения.

«Это не просто правила, а образцы, следовать которым очень сложно, - продолжает Иван Аполлонов. - Например, нужно быть готовым к подвигу. Поэтому респонденты часто дают такие ответы: «Адыгом быть нелегко», «Адыгом мало родиться, им нужно стать».

Отсюда возникает и разница в этимологии ругательств. Если фраза «Ты не русский что ли?» означает, что человек просто ведёт себя странно, не понимает очевидных вещей, то слова «Ты не адыг» говорят тому, кого считают недостойным. Идеалы поведения у разных национальностей различаются. Поэтому, по словам учёного, категория национального - палка о двух концах, она может и вывести на горизонт общечеловеческого, и замкнуться в себе, привести к различным формам национализма.

«Например, в опросах респонденты писали, что адыги отличаются уважением к старшим, - говорит учёный. - И эта черта трансформируется в общечеловеческую ценность - уважение к любому человеку. Так национальная ценность становится общечеловеческой».

Две стороны толерантности

В последнее время много говорят о толерантности то восхваляя её, то осуждая. По словам Ивана Аполлонова, учёные разделяют несколько её видов. Так называемая «сильная толерантность» предполагает предельное гостеприимство, любое принятие чужого.

«Из этого вырастает политика мультикультурализма, настаивающая на том, что главная ценность - это различия, - объясняет учёный. - Другой вид толерантности предполагает поиск точек соприкосновения для диалога, что характерно для полиэтничности. И хоть термин схож с мультикультурализмом, но различия есть даже в этимологии. «Мульти» в переводе с латыни - некое непонятное множество, «поли» с древнегреческого - знакомая, своя общность. Соответственно, толерантность может иметь различные стороны, поэтому нельзя её оценивать однозначно».

По словам философа, полиэтническое общество складывается традиционно - через притирки, стычки, конфликты.

«В екатеринодарской гимназии в XIX веке в список обязательных предметов входил черкесский язык, - продолжает Иван Аполлонов. - Черкесы также учили кубанскую балачку - иначе ничего не могли продать на базарах. Так что даже во время Кавказской войны прорастали объединительные ростки, люди пытались найти общий язык».

Сейчас в Краснодарском крае межнациональные конфликты - большая редкость. Но Иван Аполлонов, своими глазами видевший, как из искры возгорается пламя армяно-азербайджанского противостояния, предупреждает: мирная жизнь требует усилий от всех.

«В межнациональный конфликт, к сожалению, скатиться можно быстро, - говорит учёный. - Поэтому мир всегда требует от каждого человека личностного усилия».

В то же время общечеловеческие ценности порой побеждают национальные трения. В полку, где служил Аполлонов, ходила легенда - там до начала конфликта вместе служили армяне и азербайджанцы. Когда началась заваруха, армянские радикалы похитили несколько солдат-азербайджанцев. Тогда их сослуживцы-армяне отпросились, нашли, договорились с похитителями и вернули в часть.

«Не знаю, насколько это правда, - признаётся философ, - но в нашем полку эта история была популярной».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество