Примерное время чтения: 6 минут
252

Война лишила юности. Как вспоминал Великую Отечественную ее участник

Сюжет Война глазами детей
пресс-служба администрации Новороссийска

«Я бы хотел написать в ваш конкурс «Война глазами детей», но сам не видел тех страшных лет, потому что родился позже. Хотя отец мой был фронтовиком, его призвали уже после того, как он с братом успел побыть в партизанах», - так начинается письмо, присланное в редакцию Владимиром Лебединским из Новороссийска. -  Отец не любил рассказывать про войну, но в конце своей жизни по моей просьбе много чего поведал о ней».

С Дона на Кубань

Хотя Владимир Иванович войну не видел, но слышал о ней из уст непосредственного участника  - своего отца, так что имеет полное право принять участие в конкурсной номинации «Война глазами детей».

«Мой отец родился 10 сентября 1926 года в селе Первомайском (Голодаевка) Киевского района Ростовской области в семье просолов (мелких торговцев скотом). Эти места Михаил Шолохов описывал в романе «Тихий Дон». Дед с семьей переехал с Дона на Кубань, и записали отца как родившегося в станице Ивановской. Отец не любил Ивановскую, так как его семью там считали чужаками.

В конце 20-х семью раскулачили, забрали паровую мельницу, деда  сослали на Соловки на пять лет. Отец с братом попал в детдом в голодные годы - еще до него ели лягушек, варили бычью шкуру. Пока дед не вернулся из ссылки,  жили в нищете.

Когда немцы подходили к Ивановской, некоторые местные говорили: «Наши идут!» Отец в оккупации стал скрываться в лиманах, чтобы не попасть на  каторжные работы, стал партизаном. После оккупации, в феврале или марте 1943 года, его призвали 16-летним в Красную Армию. Так он стал курсантом 10-го запасного кавалерийского полка. Говорил, что из 76 человек его призыва в живых после войны осталось не более десятка.

Казематы спасли

С февраля 1944 и до 1946 года папа был в действующей армии, сражался на Втором Белорусском фронте в 3-м гвардейском кавалерийском корпусе генерала Осликовского, бывшего дворянина. Был сапером, пулеметчиком, кавалеристом, разведчиком. Часто ходил в разведки, брал языков.

Когда шли в наступление, отец для лучшего обзора ставил пулемет на кабину грузовика. Однажды так вместе со вторым номером отбил атаку немцев.  В Белоруссии, когда саперы обустраивали переправу через водную преграду, немцы совершили авианалет, во время которого в роте погибли 30 человек. А однажды отряд отца так быстро выбил врага, что попал под свои же «Катюши». Тогда солдат спасло то, что они как «сельди в бочки» набились в брусиловские казематы, сохранившиеся ещё со времён Первой мировой войны.

Осенью 1944-го подразделение  отца попало в окружение в лесах Белоруссии. Рыли блиндажи, спали на ветках у костров. Утром два человека так и не смогли подняться, там отец заболел радикулитом, который остался с ним до конца жизни. В декабре удалось прорвать окружение и выйти. С января 1945 года советских солдат гнали вперед без сна и отдыха, голых, босых, в грязи и вшах. Были случаи, когда солдаты умирали от усталости, недосыпания, замерзали.

После Победы

После Победы и до 1946 года отец служил командиром отделения саперов в 3-й гвардейской Кубано-Мозырской кавалерийской дивизии в Польше и Германии. Разминировал Россию, Белоруссию, Украину, Польшу, Германию. Более 30 лет служил сапёром, около 10 лет разминировал Новороссийск и Краснодарский край. В конце пятидесятых в поселке Мысхако погибли 15 женщин  - развели костёр на боеприпасах, присыпанных землей.

После этого моего отца, как специалиста высшей квалификации,  прислали для разминирования Новороссийска. В Новороссийске он служил в морской пехоте, командовал ротой саперов, лично разминировал десятки тысяч мин, жалея солдат-срочников. Дважды чуть не подорвался.

Выезжал в командировки на сложные разминирования по краю - в  Темрюкский, Крымский, Красноармейский районы. Это продолжалось около десяти лет, пока не поехал на границу с Китаем строить в Читинской области склады боеприпасов. Лично разминировал десятки тысяч мин, спас тысячи людей. Награжден орденом «Отечественной войны», медалями «За Отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией», «За спасение утопающих»  и другими.

За разминирование моста обещали орден «Красной Звезды». Вот выдержка из наградного листа: «30 апреля 1945 года в составе группы бойцов, следуя в 24 ГКП под огнем противника, производили восстановление взорванного противником моста через р. Иеглитц в районе Рюдов. При выполнении боевой задачи тов. Лебединский проявил максимум мужества и отваги. 1 мая 1945 года тов. Лебединский под непрерывным огнем противника произвел разведку и разминирование моста в районе Штольпе. Снял 17 противотанковых и противотранспортных мин противника. Благодаря его самоотверженной работе мост был разминирован в срок, и полк получил возможность для дальнейшего наступления...  Достоин награждения орденом «Славы III степени».  Но дали медаль «За Отвагу», так как был он из семьи раскулаченных. 2 мая 1945 года в бою погиб его друг Василий Долгополов.

Отец в 1944 году был ранен в лицо, временно ослеп. Потерял много зубов. Друзья на плащ-палатке донесли до госпиталя. По совету начальников не стал оформлять это ранение. Зубы в 1945  году вставили в Польше из трофейного золота. Зрение вернулось.

После войны отец скрывал это ранение, чтобы не уволили из армии, не лишили куска хлеба, как многих фронтовиков, которые так и не стали военными пенсионерами. Начальство помогало, так как хороших саперов не хватало.

Участвовал во «Встрече на Эльбе» с американцами. Там союзники взорвали мост, чтобы наши дальше не прошли за р. Эльбу. Кстати, только тогда впервые попробовал тушенку. До этого не ел и не видел ее. Ненавидел войну вместе с Гитлером. Считал, что много погибших можно было спасти, если бы все работали, как положено (тыловые службы, медики и т.д.) Очень не любил рассказывать про войну. Говорил, что война лишила его юности и молодости, и ему очень тяжело все это вспоминать. Даже в возрасте под 80 считал, что все рассказывать очень опасно...

Пишу все,  как мне рассказывал отец, только для того, чтобы многие, не видевшие войны, которые плохо говорят и думают о фронтовиках, поняли, что живут  только потому, что за них сражались такие, как мой отец. Для того чтобы люди знали, что фашисты хорошо воевали против безоружных, раненых, стариков, женщин и детей (убили миллионы пленных, мирных жителей -преимущественно славян), а против вооруженного солдата воевали плохо, например, боялись рукопашной схватки. После войны прятавшиеся по тылам и ничем себя не проявившие, повылазили со своей «правильностью» на свет Божий и стали лезть наверх, ставить в вину фронтовикам боевые 100 грамм,  хотя мой отец в 16 лет их не пил, а менял на продукты».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

А вы часто бываете в театре?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах