Примерное время чтения: 8 минут
641

Южная, теплая, сытая. Ученый о том, почему люди всегда стремились на Кубань

Сюжет Местные и приезжие
Ольга Щеголькова / АиФ-Юг

Краснодарский край как новая административная единица появился на карте России 13 сентября 1937 года. Но как бы ни назывался регион: Кубанская область, Азово-Черноморский край, в него во все исторические эпохи стремились переехать жители других мест.

О том, чем Кубань привлекает переселенцев, чем отличалась миграция советская от современной, через какое время приезжий становится своим, а также о многом другом нам рассказал доктор исторических наук Вадим Ракачев.

Католики в православном храме

Население Краснодарского края сейчас растет быстро – на Кубань активно переезжают жители других регионов России. И такая миграционная привлекательность этих земель существовала с древних времен.

«Регион всегда ассоциировался с теплом и изобилием, – говорит Вадим Ракачев. – Поэтому привлекал людей. Теплый хлебный юг – здесь всегда пересекались различные народы, культуры, они взаимодействовали, обогащали друг друга, перенимали традиции. Например, казаки заимствовали у горцев одежду, некоторые слова, определенные способы возделывания земли».

Ученый отмечает, что при всем многообразии народов жили они на территории нынешней Кубани относительно бесконфликтно. Те же казаки-некрасовцы, переселившиеся сюда еще до вхождения региона в состав Российской империи, нашли свою нишу.

«До участия черноморских казаков в Бзиюкской битве и они мирно уживались с соседями, – продолжает Вадим Ракачев. – Но здесь сыграло роль государство, которое решило поддержать аристократический блок черкесов в их сражении со свободными крестьянами-общинниками. Но народы сами по себе старались избегать крупных конфликтов. В социокультурном пространстве Кубани всегда находилось место для новых людей».

досье
Вадим Николаевич Ракачев – доктор исторических наук, профессор кафедры социологии Кубанского государственного университета. Руководитель Центра этносоциальных и демографических исследований КубГУ. Автор более 350 научных публикаций, в том числе 15 монографий.

По словам доктора наук, вслед за казаками на Кубань едут русские и украинские крестьяне, представители других национальностей. В 1862 году по указу о заселении земель Черномории сюда приходят иностранцы христианского вероисповедания: армяне, греки, молдаване, эстонцы, немцы, чехи и т.д.

«И все находят свое место, – продолжает ученый. – Естественно, были какие-то конфликты, недоразумения, но редко, чаще люди мирно жили. Простой пример – в одном из новых чешских селений не было своего храма. И тогда они, католики, стали ездить в православную церковь в соседней станице. Хоть языка не понимали, но стояли в углу, молились по-своему. Казаки с пониманием относились к гостям. Так продолжалось полтора года, пока католики не построили свой храм. Предки наши были мудрыми, старались сглаживать различия, избегать конфликтов. И мы у них научились этому – руководство нашего края сумело даже в сложные времена избежать не только межнациональных конфликтов, но и экономического кризиса».

«Если есть на свете рай – это Краснодарский край», кто не знает известную присказку? А ведь ее могла испортить административная реформа. В советской административной системе краем называлось территориальное образование, в составе которого была национальная автономная область. В Краснодарском крае во времена СССР – Адыгейская АО. После распада СССР решили, что в случае упрощения административно-территориального деления статус края сохраняется в тех регионах, где он был исторически. Адыгея из состава вышла, но областью мы от этого не стали. И когда ученый рассказывает об этом студентам, многие возмущаются. «Если есть на свете край, то это Краснодарская область? Так получается? Вадим Николаевич, так это же даже не звучит».

С Севера на Юг

Сейчас переехать на Кубань легко – собрал вещи и вперед. В XIX веке такая возможность была у избранных, да и в советское время далеко не у всех. Поначалу у крестьян попросту не было паспортов, система прописки не позволяла просто так отправиться в другой регион.

«Миграционные потоки в СССР государство направляло в основном на северо-восток страны, что было стратегически обоснованно, – рассказывает ученый. – Использовала власть для этого административную модель миграции, согласно которой любого человека в соответствии с политическими или экономическими решениями могут переселить в любое место. Причем методы не обязательно были насильственными, речь идет, например, о распределении после вуза, рекомендациях по работе. Админист­ративный подход использовали и на Кубани в 30-х годах XX века, когда выселяли из станиц неугодных казаков, а на их место приезжали политически лояльные. Самый известный пример – станица Полтавская, жителей которой отправили на Урал, а на их место заселили семьи демобилизованных красноармейцев из Центральной России и Белоруссии».

Позже административное регулирование миграции советские власти сменили экономическим стимулированием – работавшим в холодных регионах страны платили повышенные «северные» зарплаты.

«Но при переселении на Кубань меры экономического стимулирования применяли редко, здесь сохранялась слава благодатного хлебного края, что привлекало многих, – говорит Вадим Ракачев. – В советское время сюда попадали по распределению, ехали восстанавливать населенные пункты после войны – Краснодар и Новороссийск входили в число 15 самых разрушенных городов Советского Союза, так и сохранялась стихийная миграция. Так же и с северными зарплатами – люди ехали на заработки, а потом все равно стремились на Кубань. Мы проводили исследование – абсолютное большинство северян хотели бы на пенсии переехать в теплые южные края. После распада СССР Краснодарский край долгое время и вовсе был единственным регионом страны с теплым морем».

Сейчас поток приезжающих в край на ПМЖ не уменьшается. По словам доктора наук, в последнее время регион привлекает людей не только солнцем, морем и теплом, но и качественным высшим образованием – люди смотрят, куда поступить детям, и потом переезжают туда же.

Стали своими

Знакомая, десять лет назад переехавшая в Краснодар из другого региона, недавно возмущалась: «Понаехали, машину некуда поставить!» С улыбкой напомнил, что сама она не из коренных. А когда приезжий в другой регион может считать себя своим?

«Согласно нашим исследованиям, скорость, с которой мигрант начинает считать себя местным, зависит от нескольких факторов, – объясняет Вадим Ракачев. – Один из них – соотношение местного населения и мигрантов. Если приезжих много, то они могут создавать свои замкнутые группы и не стремиться интегрироваться в общество».

По словам ученого, скорость, с которой приезжие начинают считать себя местными, растет. Если век назад для этого нужны были поколения, недавно – десятилетия, то сейчас порой достаточно и пяти лет.

«Жизнь стала более интенсивной, люди стали быстрее погружаться в новую среду, – объясняет Вадим Ракачев. – Противостояния традиций, как раньше, нет – все мы ходим в одни магазины, слушаем одну музыку, пользуемся одними соцсетями. Да и требований к приезжим немного – на Кубани, чтоб стать своим, нужно не много. Все просто – люби родную землю, относись ко всем по-человечески, и у тебя здесь все хорошо будет. А истории про кубаноидов и понаехов – это культурный миф, ярлык, который люди наклеивают друг на друга».

Приезжие часто так проникаются кубанской идентичнос­тью, что становятся не просто ее носителями, а культурными ретрансляторами. Так, например, литературный певец Кубани Виктор Лихоносов родился в Сибири, композитор Григорий Пономаренко – на Украине, автор слов гимна края «Ты, Кубань, ты наша родина» священник Константин Образцов – в Тверской губернии.

«Это говорит о том, что люди приезжают и действительно влюбляются в эту землю, в Кубань, – продолжает доктор наук. – И становятся своими среди своих».

Про Москву, население которой растет еще более быстрыми темпами, чем Кубань, порой говорят, что она нерезиновая. А Краснодарский край может вместить всех желающих жить здесь? По словам ученого, ответ на этот вопрос неодно­значный, потому что некоторые города края уже достигли предела в существующих условиях.

«В Москве с ростом населения модернизируют инфраструктуру – посмотрите хотя бы на транспорт: новые ветки метро, транспортные хорды, центральное кольцо МЦК и т.д., – говорит Вадим Ракачев. – Каждая волна миграции дает всплеск модернизации. В Краснодарской и Сочинской агломерациях мы, на мой взгляд, подошли к критической точке – если не решить вопросы с транспортом, с ЖКХ, то расти населению дальше некуда. Поэтому надо разрешить логистические вопросы, социальные, жилищно-коммунальные, а потом двигаться дальше. При этом на Кубани немало мест, у которых есть потенциал развития, это и Армавирская агломерация, и Тихорецк, и побережье Азовского моря, например. А если говорить о миграции… Кубань всегда мигрантами прирастала и прирастать будет, а мирное сосуществование различных народов и культур послужит развитию и стабильности края».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

А вам в детстве родители выписывали детские журналы?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах