aif.ru counter
83

Деградация кубанского театра, или Творческий завхоз

Известный в узких кругах

Итальянский комедиограф Эдуардо де Филиппо, в общем-то, желанный гость на драматических подмостках. И, как правило, появление его имени в афише театра гарантирует определенный успех. Однако только не на Кубани.

На сцене Краснодарского театра драмы пьеса «Призраки» (в нашем варианте «Ох, уж эти привидения») в постановке Александра Нордштрема – если верить программке, гостя из Стокгольма – имела оглушительный неуспех. В узких театральных кругах режиссера знают как человека, который «много ставит и мало берет».

Но отбросим всяческую иронию. Такого провала кубанский Театр драмы еще не видывал, даже находясь в сегодняшнем безрадостном состоянии. Иначе как полной дисквалификацией режиссерской профессии увиденное не назовешь. По сути «Призраки» – это комедия нравов. У режиссера же – этакая комедия положений, водевиль, где жанры вдруг перетекают то в жуткую мелодраму с истерично-сентиментальным надрывом, то в пафосную трагедию.

Комедия дыбом

Треугольник «муж, жена и любовник», с одной стороны, стар как мир, а с другой – сколько здесь можно придумать и разыграть при адекватном чувстве юмора задорных ситуаций!

У драматурга этого посыла хватает, у Нордштрема – нет. Разведя всех на пары, режиссер элементарно не смог даже согласовать дуэтную линию, я уже не говорю об актерском ансамбле, коим и не пахнет.

А когда одна из эпизодниц выскочила с бутафорским пистолетом и начала из него палить, словно Анка-пулеметчица, то ощущение эстетики драмкружка при ДК «Большевичка» стало полной явью.

Постановщик, конечно же, не мог не использовать и славное опереточное прошлое заслуженного артиста России Сергея Калинского. Актер лихо пел, танцевал, не забывая о музыкально-комедийных ужимках. В своем любимом формате, в стиле капустника, работает и другой мастер «утренников» Георгий Хадышьян.

Но когда в конце первого акта нам показали что-то вроде «верхнего» и «нижнего» брейка, то комедийные краски спектакля просто до неприличия вздыбились и понеслись в неизвестном направлении. Иначе как агонией этот танец не назовешь.

«Чудеса» ритмики демонстрировал Алексей Мосолов – актер, который после исполнения роли пластичного, бессловесного ангела в печально знаменитой лабораторной работе театра «Dawn-Way» прослыл ведущей «танцевальной грацией» театра. Но то, что пластика артиста зачастую вульгарна, неумела и маловыразительна, кажется, мало кого волнует. И здесь ничего не поделаешь: артист – существо подневольное, и он чаще является лишь игрушкой в руках режиссера.

Творческий завхоз

Кстати, в итальянской комедии нам умудрились показать и кукольный театр в виде жутко кричащего кота. Музыкальный ряд вовсе играл свой отдельный спектакль. Подобранные мелодии, как удачно подметила одна из коллег-журналистов, напоминали «почти Таривердиева» к «Семнадцати мгновениям весны». Одним словом, взбесившиеся привидения наповал уложили не только публику, но и самих артистов.

После подобного зрелища возникает вопрос: кто пригласил режиссера к нам на постановку? Хотя ответ лежит на поверхности. Сегодня в театре все творческие вопросы решает его директор. Многое, что появляется на сцене, отвечает ее вкусовым пристрастиям. Возникает и другой вопрос.

Доколе директор-хозяйственник, по сути завхоз, не имеющий профессиональных творческих навыков, будет определять творческую политику театра? Этот вопрос хочется адресовать и администрации края, и ее департаменту культуры. Доколе будет продолжаться деградация нашего театра? Если так пойдет и дальше, остается лишь снимать с него имя «академический».

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах