90

Ставить бульварную литературу всегда было делом непростым

Вот мы и дожили до времен, когда Краснодарский молодежный театр от высокой классики спустился к «хорошо сданным пьесам». Я имею в виду пьесу Робера Тома «Попугаиха и Цыпленок», известной у нас больше под названием «История одного убийства» и по фильму Аллы Суриковой «Ищите женщину».

Естественно, взялся за бульварный жанр главный балетмейстер Музыкального театра, любитель «повторного фильма» Александр Мацко. В его «исполнении» нам уже показали шлягеры мирового кинематографа вроде «В джазе только девушки» и хореографические страдания Марлен Дитрих… На сей раз неутомимый постановщик тщетно пытался скрестить Аллу Сурикову с Франсуа Озоном, с его очаровательной кинокомедией-мюзиклом-водевилем «8 женщин» того же Робера Тома.

Очень удивила программа к спектаклю – с трогательным монологом, правда, никем не подписанным, но, надо полагать, от режиссера постановки. Из нее мы узнали, что спектакль является подарком зрителям и актерам и что он посвящен «любимой моей маме». А артисты Дмитрий Морщаков и Карина Петровская просто служат образцом потрясения и уникальности! И что надо беречь своих любимых и не покидать их… Согласитесь, к ироническому детективу – а таков жанр пьесы, постановки – эпистолярный довесок звучит весьма сентиментально и интимно.

Поражает и постоянство, с которым Александр Мацко любую собственную постановку превращает в бенефис своей музы Карины Петровской. Никто не против этой «потрясающе-уникальной» опереточной артистки, но, кажется, в огромном творческом театральном хозяйстве «Премьеры» есть и не менее достойные актрисы, вокалистки. Надо отдать должное Карине Петровской, усердно имитировавшей незабываемую Софико Чаурели из фильма «Ищите женщину».

Вообще, весь спектакль – этакая имитация чего-либо или кого-либо. Однако исполнительница главной роли, боясь опоздать за артистами Молодежного театра, невольно обгоняла их в реакции, эмоциях, движении, то есть выпадала из актерского ансамбля, который, впрочем, был вял и пресен.

Очень забавно выглядели вокальные номера на французском языке, которыми режиссер наградил своих героев. Понятно, Петровской, как опереточной примадонне, сам бог велел петь и танцевать! А вот актерам «Молодежки» пришлось изрядно попотеть над своими ариетками. Бесконечно жаль труппу театра, над которой экспериментируют подобным образом. Особенно Станислава Слободянюка, Алексея Алексеева, чью мужскую стать, фактуру, наработанное мастерство используют не по назначению.

Жалость вызывают и актрисы, которых порой превращают в примитивных клоунесс. Ну а то, что исполнитель одной из главных ролей Дмитрий Морщаков вовсе смотрелся чужеродным телом в этом «ревю», наверное, и говорить не надо. Если герой Морщакова напоминал старую развалину, то героиня Петровской, напротив, предстала дамой в полном соку и жизненной энергии. О каком любовном дуэте здесь идет речь, так и осталось загадкой.

Режиссер совершенно не позаботился о характеристиках своих персонажей, хотя у Робера Тома они довольно образны. Ставить бульварную литературу всегда было делом непростым. Для этого постановщику необходимо иметь бездну вкуса, вкуса изощренного, тончайшего, дабы не скатиться в пропасть пошлости и вульгарности.

А именно моветон является главным «достоинством» этого спектакля. Нет той иронии, а ирония, опять же, требует ума и вкуса, нет той изящной фривольности и очаровательной бесшабашности. Кстати, убивают своей вульгарностью и дешевизной костюмы. Возможно, в театрах на тысячу мест эта грошовость не так заметна, но в ТЮЗе наши «вишняки» чересчур бросаются в глаза. Впрочем, «кафе-шантан», а это излюбленный жанр Алексанра Мацко, и диктует тот фасон, который мы наблюдаем на сцене.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах