aif.ru counter
25.10.2019 15:34
Светлана Лазебная
856

«Амазонство», матриархат и «бабы-геройки». Как живут современные казачки

«АиФ-Юг» № 43 23/10/2019 Сюжет Народы Кубани

Кубанские казачки носят джинсы и «делают» по моде брови, как любые их современницы на Урале или в Париже. Но всё равно отличаются от других. Это совершенно особенный тип женщин. Легче разглядеть его, конечно, в станичном интерьере, там характеры органичнее вписаны в среду. «АиФ-Юг» рассказывает, как живут современные казачки в дальних станицах Кубани.

Как живут и общаются

Там, где всё ещё можно услышать балачку, сохранились «старые» корни, выражающиеся в понятия принципов «здорового» мироустройства. Условная казачка сельская трудолюбива и домовита. Как правило, она живёт «у своём доми». У большинства ухоженный огородик, садик, в кладовой тесно от банок с вареньями и соленьями. Иногда есть корова, козочки, кролики и курочки, как «тильки для сэбэ», так и на продажу. И даже если вам не надо того сала, вы купите - таков дар убеждения казачки.

Житель станицы Каневской Краснодарского края Игорь Погорелов, «жертвой» стихийных покупок на местном привозе (рынке) становится всегда, к собственному удовольствию. Рассказывает, например, такую историю в диалогах «за сало»:

- Дядечка, шо вы его мацаете? Бэрить, сало хороше. И ось и ось ще если мало.

- Да я бы по кусочку взял и там и там.

- Танюха, слышь, та отвлекись ты от тех баб, он и мого и твого сала хочэ.

- Та який по кусочку. Бэрыть весь шматок. Свынка молода була, целувать хотилось.

Домик у станичницы отремонтирован, дворик украшен клумбами с цветами, а иногда и со «скульптурами» - лебедями из шин. Она - хозяйка, мать и жена. Гордится своей семьёй, пестует домочадцев и самолично воспитывает, нередко и жёстко: хворостиной. Конечно, она имеет обо всём своё мнение и способна «решать за правительство». Смело и без рефлексий по поводу резкости и уместности высказываний. Обобщаю: кубанская казачка - женщина яркая, уверенная в себе и «забравшая волю». Та, которой мужчинам хочется подчиняться - добровольно и с восторгом.

Кем работают и на чем ездят

В 40 километрах от Краснодара есть посёлок Ильский. Коренные ильчанки каневчанкам сёстры по духу, плюс они на удивление мобильные. Сложно сказать, с чем это связано, но чем старше дама, тем вероятнее, что у неё во владении велосипед, обязательно с корзинкой для покупок. Велосипеды заменяют хозяйственные сумки с колёсиками - такова местная традиция. У дам 50+ популярен мототранспорт. Продавщица в продмаге - статная, фигуристая, интересу чужаков к скутеру удивляется: «Очи ще не повылазилы? И шо такэ? Якысь ди-и-иво?».

Другая яркая наездница торгует на местном рынке, её мотороллер пережил апгрейд - вместо маленького заводского багажника короб из ДСП.

«Сторгувалась! Вы шо тама робыте? Ах тыж, бисый головэнь! Глядыть мени! Зараз прииду!», - кого-то строго отчитывает она по телефону и выжимает газ.

На машинах сотни дам, некоторые и работают водителями. Таксисток - три, а Антонина Скрипченко водит маршрутное такси. На лобовом стекле на присоске милая «девочковая» безделушка - голубой дракончик. Пассажиров встречает улыбкой и пожеланием здравствовать.

«В 1980-х в нашем колхозе работала женщина-механизатор, - вспоминает ильский старожил Анатолий Иванович. - Переехала из Казахстана, там успешно целину пахала, а кубанские чернозёмы капризные, не всегда справлялась. Если она останавливала трактор в поле, на помощь спешили все, кто рядом. Гордились: в нашем коллективе дама! До начала 1990-х на станции скорой помощи работала женщина-водитель. Пациенты её любили, возила «мягко» и быстро».

Глава администрации Ильского поселка городского типа - мужчина. Но большинство замов - дамы. В медицинских, образовательных учреждениях они также на ключевых должностях. Любопытно, что в отличие от города в магазинах совсем нет продавцов-мужчин. Ни одного. По словам продавщицы-кассира филиала известной торговой сети, мужчины не справляются: «То зарплата им маленькая, то покупатели нервные, бесят, а ещё улыбаться искренне не умеют».

На Кубани 5,6 млн жителей, из них 52,6 % женщин.

Представители сильной половины человечества в магазинах - грузчики или охранники (эту позицию делят с коллегами-охранницами). На примере посёлка прослеживается закономерность: женщины давно и успешно конкурируют на рынке труда с мужчинами, в том числе в исконно мужских (прежде) профессиях. А от мужчин такой «ответки» нет.

Кубанская казачка, как правило, работает. Если нет подходящей вакансии в станице - ездит на работу в город или райцентр. Если некуда устроиться - оформит ИП, будет крутиться, не пропадёт. Обычно она замужем, двое детей. Семейные отношения построены на равенстве и взаимоуважении. Но во многих семьях решающий голос - женский. Казачки, действительно, «зибралы усю волю!». Мужчин это в равной степени восхищает и возмущает. Некоторые мечтают о супруге, которая на мужа молится. Но… мало. Отсюда - обиженные женихи: хотели бы жениться, да никто не берёт - несмотря на дефицит мужчин. На Кубани 5,6 млн жителей, женщин 52,6 %. И среди них немало тех, кто выбрал статус казачки вольной.

Ещё недавно одиноких женщин (в особенности бездетных, даже если это их выбор) в станицах было принято жалеть. Так было ещё лет 30 назад. Общественное мнение  переменили женщины, сделавшие выбор в пользу своего удобства и спокойствия.

Как мирятся с патриархатом

1990-е больно ударили по селу. Колхозы разваливались, поля зарастали бурьяном. В этот сложный период некоторые мужчины объявили реальности «пьяную забастовку». Женщинам пришлось тянуть и детей, и мужей. И ведь вытягивали.

«Отец работал в колхозе «Победа», зарплату не платили, - вспоминает жительница поселка Ильского Светлана Якимова. - Так было на предприятиях, где работали наши соседи по улице. Мужчины собирались вечерами, ругали правительство и пили самогон. Жёны в это время пытались выкрутиться, брались за любые подработки. Мама, после того как сократили её интеллигентную должность, осталась на производстве рабочей. На станке часто в две смены, очень тяжёлая работа. Платили копейки, но хоть что-то! Домой приходила без сил, что-то готовила и валилась спать... Однажды папа после посиделок пришёл домой ночью и, глядя на спящую маму, растрогался. Заварил чай. Стал будить: «Тяня, я тебе чаю наколотил!». Представьте чувства мамы. «А? Что?!». Толкнула его. Сильно. Папа собой тумбочку разбил и торшер. Утром с распухшим лицом пошёл на остановку, и вахтовый автобус проехал мимо - коллеги его не узнали! Конечно допытывались: «Что случилось?!». Он отвечал не без гордости: «Жинка побила! Заслужил…». Бланши свои носил как медали. После того «чая» всё изменилось. Отец забыл о вечеринках, нашёл другую работу».

«В патриархальном обществе статус мужчины обычно на порядок выше, чем у женщины, - говорит кандидат исторических наук Игорь Васильев. - На Кубани ситуация специфическая. Казак - воин, постоянно пропадал на службе. Забота о хозяйстве иногда надолго ложилась на плечи женщины. Казачке приходилось быть сильной и рассудительной, принимать решения. Поэтому традиционно высокому статусу казака, воина и хлебороба соответствовал и сравнительно высокий статус казачки-хозяйки. Особенно это касалось замужних женщин-матерей. Мать-казачка - значимый исторический персонаж. Умная, деловая, яркая… Особый подвиг казачки в том, что при Советах сумели сохранить часть исконных казачьих традиций, культуры и ментальность. Многие женщины обладают способностью сравнительно гибко и эффективно адаптироваться к неблагоприятным социальным условиям, при этом оставаясь верными традициям и нравственным ценностям. К тому же в период противостояния первой половины XX века к ним проявляли всё же больше снисхождения. Тогда как репрессии целенаправленно уничтожали самых сильных и достойных из казаков. За десятилетия Советской власти их последовательно отучали, сочетая «кнут и пряник», быть самостоятельными хозяевами, главами семейств и воинами».

Какие казачки прославились

О том, что девочку-казачку воспитывали как будущую жену, мать, хранительницу очага, хозяйку, всем известно. Меньше вспоминают о ратных подвигах казачек, остающихся в тени мужского героизма. Но «баб-героек» в исторических хрониках немало. В 1862 году на Липецком посту отличилась казачка Марьяна Горбатко. На её глазах убили мужа, Ефима. Марьяна «со страшным криком» бросилась на горцев. Убила выстрелом из ружья одного, заколола штыком второго. Разъяренные товарищи убитых зарубили казачку. Но как рассказывали потом участники набега, о кончине казачки сожалели. За такую храбрость справедливо было бы подарить жизнь.

Защищая родной Полтавский курень, казачка Ульяна Линская утопила нападавшего горца в бочке с квасом. Участник русско-кавказской войны Аполлон Шпаковский, нёсший службу на передовой Лабинской линии, описал случай, произошедший в 1940-х годах с 16-летней казачкой Анной Сердюковой. Девушка работала в огороде, когда заметила приближение шестерых всадников. «Горец бросил кинжал в свою жертву, но судьба не дала ей погибнуть. Инстинктивно она схватила упавший кинжал, держа острием назад. В это время горец набежал и охватил ее, но кинжал прошел навылет через живот горца». Девушку пленили, по-видимому, изнасиловали… В себя она пришла, когда горцы остановились на ночлег. Пленницу, «не ощущая от нее угрозы», не стали связывать. Анна дождалась, когда все уснут, вынула кинжал у вожака и всадила ему в горло. Схватила шашку и пистолет убитого, принялась рубить... Последний, успевший вскочить, «под влиянием панического страха бросился бежать, но остервенелая Анна погналась за ним, и выстрел положил и его на месте». Анна Сердюкова получила Георгиевский крест первой степени, пожизненный пансион в 50 рублей серебром и золотом. Это далеко не полный список геройств казачьих «амазонок».

Историки называют «амазонство» явлением универсальным для разных времен и народов. Но у казачек оно - особенное, поскольку проявлялось не только на войне. В 1990-м женщины устроили «бабий бунт» в Краснодаре. Тогда из-за событий в Нагорном Карабахе объявили срочную мобилизацию резервистов. Женщины мужчин отбили, вернули мужей, сыновей, братьев домой. Менее известен случай, описанный старожилом станицы Мингрельской. Сергей Дамницкий рассказывал о событиях голодного 1932-го: «Ближе к базару, там почта була. Бабы сбыралысь. Ну, вот - «Дайты нам царя» - крычалы. Царя?.. Як далы царя! Взялы, да плеток. Щас мы вам дамо царя! Женско восстанье, мужикив нэ було». Мужчины, когда требовалось гражданское мужество, нередко отступали, а они вызывали огонь на себя.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество