aif.ru counter
1797

Чудеса в храмах. Эксперт о том, как изучить историю России через церкви

Историк рассказал «АиФ-Юг» о том, как по крупинкам собирает факты о православных храмах, о чудесах, которые происходят в них, и открыл, где лежат останки основателя Екатеринодара Захария Чепеги.

пресс-служба администрации Краснодарского края

Писатель и историк Александр Селиверстов рассказал «АиФ-Юг» о том, как поменял службу в банке на творческий труд, зачем объездил весь край, о чём рассказывают настоятели церквей, где находится прах атамана Чепеги и почему по истории храмов можно изучать историю страны.

Досье
Александр Владимирович Селиверстов окончил исторический факультет КубГУ в 1997 году. Автор книг «Все храмы города Екатеринодара -Краснодара», «Все храмы края» (издан первый том из двух).

Для мира русской действительности

Три с лишним года назад Александр Селиверстов ушёл с работы, которой отдал пятнадцать лет. Сомневался, конечно, всё-таки неплохая должность в крупном банке, хорошая зарплата, приятный коллектив. Да и начальство просило остаться, но он всё-таки начал работу над своей второй книгой - двухтомником «Все храмы края».

«С материальной точки зрения, конечно, потерял, зато приобрёл с моральной, - признаётся Александр. - В последние годы я постоянно ощущал, что теряю время, не своим делом занимаюсь. А писательский труд сейчас приносит настоящую радость. В жизни любого человека приходит время, когда заканчивается период впитывания, накопления, потребления окружающей действительности (знаний, умений, навыков, вещей, денег, впечатлений). И наступает период, когда нужно больше отдавать. Стараться что-то сделать для того мира - в нашем случае, мира русской действительности, который тебе всё это дал, стараться отблагодарить, дать что-то взамен… По крайней мере, так должно быть».

Первую книгу «Все храмы города Екатеринодара-Краснодара» Александр Селиверстов выпустил ещё в 2014 году. В ней он рассказал о всех 125 православных церквях, когда-либо действовавших в краевой столице.

Но если говорить о том, как он к этому пришёл, то надо начать с того, что писатель окончил исторический факультет КубГУ. Уже тогда заинтересовался религией - его диплом был посвящён истории монастырей русской православной церкви в XX веке. После вуза Александр начал работу в крайгосархиве. Потом его пригласили возглавить архивную службу в банке.

«Интерес к храмам, церквям за это время никуда не девался, - рассказывает писатель. - В какой-то момент я купил фотоаппарат и стал снимать нашу архитектуру, старинные здания, храмы. Со временем накопились фото, которые я считал удачными - тогда и появилась мысль сделать фотоальбом».

Авторскую часть тиража буквально расхватали коллеги в банке.

В 2008 году Александр увидел дизайн-макет фотоальбома, посвящённого православию в Крыму. Выпустить его хотел знакомый издатель из Днепропетровска, но кризис нарушил планы.

«Тогда же у меня появилась мечта сделать что-то похожее, - продолжает Селиверстов. - Причём я был уверен, что издавать книгу буду полностью за свой счёт».

Удар хлыстом

Мечта так и оставалась мечтой - работа в банке не позволяла отдаться книге полностью. Но в феврале 2012-го крепкий мужчина, постоянно «тягающий в зале железо», загремел в больницу.

Однажды утром не смог встать с кровати - из-за потери сил, вызванной внутренним кровотечением. В поликлинике настаивавшие на госпитализации врачи предрекали летальный исход, а в больнице оказалось, что рана… уже зарубцевалась, всё обошлось четырехдневными капельницами.

«После многих лет размеренной жизни это стало своеобразным ударом хлыстом, - вспоминает писатель. - Ещё во время болезни я начал активно писать и за четыре месяца подготовил первую редакцию».

Александр Селиверстов встретился с издателем, озвучил своё видение: большой формат, мелованная бумага, и услышал цену - полтора миллиона рублей. Тогда же писатель решил показать свой текст в Епархии - считал, что этично поставить людей в известность, мол, хочу выпустить такую книгу. А тут счастливое совпадение - в то же время в Епархию пришёл другой издатель с предложением издать что-либо на эту же тему. Это был Алексей Белозёров. Процесс затянулся, но в сентябре 2014 года «Все храмы города» всё-таки вышли в свет.

«Я благодарен Алексею Белозёрову - был уверен, что буду издавать на свои, но не потратил ни копейки, - говорит писатель. - Предполагал, что книга в первую очередь заинтересует тех, кто имеет отношение к церкви, изучает историю города. Но, к моему удивлению, авторскую часть тиража буквально расхватали коллеги в банке».

Чудеса случаются

После этого Александр планировал написать об истории запорожских куреней.

«Их изначально было 38, некоторые позже стали городами: Кореновск, Тимашёвск и т.д., - продолжает он. - Можно было взять запорожский, русский, и даже турецкий период - существовала ведь ещё Задунайская Сечь, которая воевала на стороне турок. И она тоже делилась на 38 куреней с теми же названиями: Динской, Кущёвский, Титаровский».

Издателя тема не взволновала, и он предложил свою - написать теперь уже обо всех храмах Кубани. И писатель согласился.

«Я объездил весь Краснодарский край, все 44 района, общался с десятками настоятелей церквей, - говорит Александр. - Стараюсь ездить в творческие командировки весной, когда у нас замечательная погода: весна, ласковое, ещё не палящее солнышко, всё цветёт и распускается».

Первая книга двухтомника «Все храмы края» уже вышла. В неё попали не только факты из архивов, но и воспоминания людей. Так, настоятель Успенской церкви Белореченска рассказывал о том, как бесноватый пришёл в храм, хотел помолиться Николаю Чудотворцу, занёс руку для крестного знамения, но на глазах свидетелей руку отшвырнуло, и сам он отлетел на несколько метров. А когда на церковь с помощью крана устанавливали купол, водитель крана признался, что видел сон - ещё до того, как узнал об этой работе. Во сне он стоял на крыше храма, а внизу его умершие родственники говорили: «Сделаешь, нам лучше будет». Отец Андрей Дашевский, настоятель Тихорецкого кафедрального храма, основал в городе новый приход и предложил назвать его в честь Ксении Петербургской.

«Он рассказал, почему выбрал такое посвящение, - продолжает Александр. - Молодым бурсаком в Ленинграде, он познакомился с девушкой - дочкой священника. Молодые люди полюбили друг друга, дело шло к свадьбе, но отцы вдруг рассорились и запретили женитьбу. Тогда влюблённые стали ходить на Смоленское кладбище к часовне, где похоронили Ксению Петербургскую. Молились, просили о помощи. В итоге отцы помирились, свадьбу сыграли шестого февраля 1984 года. А через два года Ксению Петербургскую канонизировали и днём её памяти установили именно шестое февраля. И таких историй много».

Наступает период, когда нужно стараться что-то сделать для мира русской действительности, стараться отблагодарить его.

Где покоится основатель

Книги Селиверстова не только учат истории родного края, но и мотивируют на благие дела. Один священник решил восстановить Успенский храм, который построили уже в Краснодаре в двадцатые годы по проекту Ивана Мальгерба в районе улицы Ковтюха, но в тридцатые годы разрушили. И признался, что на мысль возродить церковь его натолкнула книга Александра Селиверстова. Есть у историка ещё одна идея - найти останки и увековечить память основателя Екатеринодара, атамана Захария Алексеевича Чепеги.

«Он для нас как Юрий Долгорукий для Москвы, - считает Александр Селиверстов. - Причём основатель города не мифический, а самый настоящий - из исторических документов достоверно известно, что именно он выбрал место для Екатеринодара».

Чепега умер в 1797 году, погребли его на территории тогдашней крепости, а в XIX веке его, по словам историка, перезахоронили - под каменным Воскресенским храмом.

«Город начинался с этого места: грандиозный храм - первый, деревянный Воскресенский собор - поражал современников видом, размерами, но сгнил, так как был построен без фундамента, - рассказывает писатель. - Изначально он был построен в запорожских формах - его аналог до сих пор стоит на бывших землях Сечи, в нынешнем Новомосковске. Запорожцы хотели воссоздать здесь образ своей старины, но он разрушился и был заменён каменным Александро-Невским собором, построенным в русских формах на Базарной площади, что находилась напротив нынешней краевой администрации. А прах Чепеги, найденный при разборке Воскресенского собора, перезахоронили под трапезной возведённого на его месте нового, небольшого Воскресенского храма».

Сам храм в тридцатые годы снесли, но определить его местоположение, по словам историка, можно - остался сделанный немцами аэрофотоснимок Краснодара времён Великой Отечественной, где хорошо видно основание разрушенного здания. Это фото наложили на современную карту и определили точные координаты храма и трапезной. Но кроме Чепеги там ещё три захоронения, как же отличить атамана?

«Сохранились свидетельства, что его хоронили в кафтане со стеклянными пуговицами, - объясняет Александр Селиверстов. - А любой археолог знает, что стекло сохраняется под землёй неограниченное количество времени. Один вариант - поместить останки основателя города в новом соборе Александра Невского, другой - поставить на месте его захоронения часовню, или усыпальницу. Учёные из краеведческого музея, с которыми я общаюсь, даже предлагают по черепу восстановить облик Чепеги».




Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Что ждет жителей Кубани в «Ночь кино-2019»?
  2. Как отметят День города в Ейске?
  3. Правда ли, что до Яблочного Спаса нельзя есть яблоки?
  4. Что будет в Геленджике на День города?
  5. Как пережить жару и не простыть при этом?
Самое интересное в регионах
Роскачество