Примерное время чтения: 8 минут
428

Книгу надо подержать и полистать. Писатель - о том, что дает нам чтение

Надо, чтобы книга была не только другом человека, но и членом его семьи.
Надо, чтобы книга была не только другом человека, но и членом его семьи. / Дмитрий Рудяк / АиФ

Когда-то мы были самой читающей страной в мире. За подписными изданиями выстраивались очереди, достать дефицитную книгу считалось большой удачей. Сегодня старшее поколение жалуется, что молодежь совсем не любит читать, что у нее клиповое мышление. А что дает чтение? Так ли это на самом деле важно, наш сегодняшний разговор с писателем, лауреатом премии «Золотое перо Кубани», главой Представительства Союза российских писателей в Краснодарском крае Ларисой Новосельской.

Оживляли быт и праздные умы

Фатима Шеуджен, «АиФ-Юг»: Лариса Ивановна, в советское время роль книги в жизни человека была достаточно большой. Говорили: «Книга – лучший подарок», «Книга – друг человека» и т.д. Как вы думаете – это была идеология или, может быть, действительно роль книги настолько высока?

Лариса Новосельская: Книга была в дефиците, как и обувь, и одежда, и телевизоры, и все для человека. О людях правители думали в последнюю очередь. Им бы танков и автоматов побольше «напечатать». А людей бабы нарожают!

Хотя до советского времени это далеко, но вспоминается старая, еще 1834 года эпиграмма, сочиненная неизвестным поэтом на установку в Петербурге колонны в честь царя Александра I – победителя Наполеона:

«В России дышит все военным ремеслом,

И ангел делает на караул крестом».

досье
Лариса Ивановна Новосельская. Глава Представительства Союза российских писателей по Краснодарскому краю. Заслуженный журналист Кубани, лауреат премии «Золотое перо Кубани», номинант российской литературной премии им. Белкина, автор всероссийского литературного журнала «Знамя». Родилась в ст. Динской. Окончила КубГУ.

Но вернемся к советским, застойным временам, в которых была едва ли не одна отдушина, луч света в темном царстве – книги.

Те люди, которым было душно в тисках идеологии и надоело бесконечно проживать один и тот же «день сурка», читали книги, погружаясь в новый, дивный мир героев Диккенса и Свифта, находя отражение своей жизни, чувств и дум в романах Трифонова, рассказах Нагибина – доступных советских писателей. А доступны они были и популярны из-за тиражей. Иной раз смотришь сегодня на те выходные данные, и глазам своим не веришь: от 100000 до 1000000 экземпляров печатали типографии! И расходились эти книги – по библиотекам, по домам, на подарки друзьям и детям.

О подписных изданиях и говорить не стоит: краснодарский магазин с таким названием на углу Чапаева и Красной был местом паломничества городской и сельской интеллигенции.

– А ты получил третий том Есенина?

– А «всемирку» уже дают?

Такие разговоры шли в любом коллективе. Жаль, конечно, что много дефицитных книг оседало мертвым грузом в «бибиотечке партийного работника» – намек на привилегированность в получении талонов или купонов на подписки. Но каким счастьем было выменять библиотечку «Огонька» на редкие книги, например, Ремарка или Дюма!

Это оживляло скучный быт и праздные умы.

По обложке встречают

– В советское время писатели были обласканы властью. Во всяком случае те, которые пришлись ко двору. Им создавали различные блага – Дома творчества, например, давали премии, награды. Причем писателям, известным не только на весь Союз, но и местным авторам. Как вы думаете, писателю нужна поддержка власти или еще кого-то?

– Писателю нужен талант. Это прежде всего. Но, конечно, и предпринимателю, и писателю нужны государственная поддержка и оценка. К сожалению, начальство – это тот же обыватель. Оно клюет на рекламу, не разбираясь в сути произведения. То есть не всегда дает себе труд прочесть новое произведение, выдвинутое знатоками на премию.

Книги выходили огромными тиражами и расходились по библиотекам, по домам, на подарки друзьям и детям.

Пусть будет нескромно, но приведу в пример свою книгу «Бедные мы, бедные». Кто-то первый написал ей приговор: «Книга о прошлом Кубани, обычаях и обрядах кубанцев». И попали мои психологические рассказы (по оценкам многих столичных критиков) в разряд краеведения и этнографии.

Получается замкнутый круг. Во-первых, книга не телевизор, она тонкая штучка и не терпит поверхностных суждений. «По обложке встречают, по содержанию провожают». Но чтобы узнать содержание, недостаточно ознакомиться прос­то с оглавлением А те люди, которые записали моих «Бедных» в отдел краеведения, даже оглавления, похоже, не читали!

Нужны раскрученные авторы

– Виктория Токарева, например, часто пишет, что первый ее рассказ опубликовали в журнале «Юность», и на следующий день после публикации она проснулась знаменитой. То есть это было честью, и не каждому это было дано, насколько я понимаю. Сегодня я часто слышу по телевизору объявления: «Ищем авторов детективов», тот же журнал «Юность» объявляет конкурсы для начинающих авторов. У меня складывается впечатление, что издателям некого публиковать. Как вы думаете, что происходит? Стало меньше талантливых людей?

– Издателям нужны уже известные, «раскрученные» авторы. Новичков много, но о них никто не знает. Я сама клюнула на предпоследний роман Пелевина, потому что считаю Виктора интересным писателем. 900 рублей потратила, а книга не понравилась!

Теперь веду себя умнее – покупаю электронные книги, они дешевле и их удобнее читать – сам для себя устанавливаешь размер шрифта и, кстати, можно для начала бесплатно прочесть фрагмент.

Так, я случайно скачала в компьютер интересную книгу нового молодого автора Екатерины Манойло «Отец смотрит на запад». Я от нее пришла прос­то в восторг.

Недавно купила электронную книгу оригинального шведского прозаика Фредрика Бакмана «Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения». Есть у него и другие чудесные трогательные книги. Но как же хочется книгу потрогать, понюхать, полистать! Теперь я Бакмана и Манойло знаю и буду искать везде – и в библиотеках, и в интернете, и в книжных магазинах, где цены высокие. Ведь настоящему библиофилу книгу все-таки надо подержать в руках, это святое!

Свобода – это сложно?

– Было время, когда была мода на ту или иную книгу. Помните фильм «Москва слезам не верит», где Людмила в метро говорит: «Я читаю «Три товарища», сейчас вся Москва читает». Откуда появляется мода на то или иное произведение? Было ли так всегда? Что модно сейчас? Или время книг ушло? Хотя цена на книги довольно высока.

– Когда вы последний раз обсуждали с коллегами какую-нибудь книгу? Не пытайтесь, не вспомните. Зато все социальные сети обсуждают сегодня сериал «Слово пацана». Он транслируется чуть ли не из всех утюгов. В резальтате умные люди со вкусом (я знаю таких), захлебываясь от эмоций, рассуждают о том, как в сериале верно отражено время. А время отражено чрезвычайно односторонне: с точки зрения группы подростков, которых всегда интересуют драки и разборки. Есть, кстати, книга «Слово пацана», но мне, например, она неинтересна. Хотя не исключаю, что книга глубже и тоньше сериала. Хотела поспорить в сети на этот счет, но меня просто заклевали!

Как будто я не прожила долгую жизнь и не застала 90-е, которые пропаганда назвала «лихими», чтобы представить людям врага. А ведь в 90-е было и много хорошего: люди получили глоток свободы, учились бизнесу. Началось движение предпринимателей... И так далее. Но свобода не всем нравится, конечно. Надо напрягаться – думать своей головой и принимать самостоятельные решения. А это трудно. Об этом сказал еще наш классик Достоевский: «Для человека нет труднее ничего собственного мнения»…

Учебники жизни

– Лариса Ивановна, а насколько важно читать книги? Как привить любовь к чтению?

– Если хочешь пройти по жизни не как по узкому мосту над пропастью, а по широкой, безопасной дороге, – читай книги. В практическом, утилитарном смысле они – учебники жизни. А если хочешь прожить не одну, а несколько жизней – в разных веках, в разных странах и обличьях – тем более. Книги учат, наставляют, утешают... Что еще? Каждому – свое. В чем ты нуждаешься, то и получишь.

Я знаю людей, не читающих книг, но не могу представить свою жизнь без книги.

А вот ответа на второй вопрос – как привить любовь к чтению – у меня, честно говоря, нет. Это все равно, что заставить полюбить какого-либо человека. Ни приказом, ни насилием этого не добиться.

Прос­то в доме должны жить книги, как люди, а то я знаю человека, который считает их пылесборниками и избавляется при любом удобном случае.

А надо, чтобы книга была не только другом человека, но и членом его семьи. Вот как-то так…

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах