Примерное время чтения: 10 минут
153

Надо быть там, где опасно, где сенсация. Правила жизни Владимира Рунова

Владимир Викторович ушел из жизни на 86-м году жизни.
Владимир Викторович ушел из жизни на 86-м году жизни. / АиФ-Юг / АиФ-Юг

22 сентября не стало героя труда Кубани, заслуженного журналиста Кубани, писателя и публициста Владимира Рунова. Владимир Викторович ровесник края. В мае этого года ему исполнилось 85 лет. Он прожил интересную и яркую жизнь. А главное, он любил ее, жил с удовольствием, никогда не терял чувства юмора и не унывал.

Для меня, впрочем, как и для многих коллег, Владимир Рунов был учителем и наставником. Преподавателем он был очень строгим. Меня чуть не завалил на госэкзамене, но в итоге поставил «отлично». Тогда мне, молоденькой студентке, он казался суровым, важным человеком, до которого достучаться сложнее, чем до небес. Гораздо позже, когда я уже работала в «АиФ-Юг», сначала Владимир Викторович стал нашим постоянным экспертом (он обладал энциклопедическими знаниями и мог говорить о разных сферах жизни), а потом и моим настоящим другом. Я счастлива, что соприкасалась с этим замечательным неординарным человеком. Надо сказать, что не только я.

Отец в профессии

Екатерина Минькова, директор ГТРК «Кубань»:

«Для меня Владимир Викторович очень важный человек, отец в профессии. Он был не только ориентиром, учителем. Этот человек когда-то в прошлом веке, даже в тысячелетии вдохнул в кубанскую журналистику свежее, новое, современное, стильное понимание того, как нужно работать телевизионщикам.

Когда-то он рассказывал нам, зелёным студентам, о том, что сейчас стало реальностью. Тогда это казалось фантастическим. Например, про прямые включения. Про то, что можно, сидя у экрана телевизора, увидеть не только диктора, сюжеты, которые готовили и монтировали к эфиру, но всё то, что происходит в разных точках края, России, мира. Это будут прямые включения. И это было тогда странным, но сейчас так и есть. Он говорил о том, что телевидение будет платным. Сейчас это тоже есть, хотя в то время это казалось невообразимым. Мы все подписаны на те или иные платформы.

Он говорил о том, что в будущем человек сможет выбирать, что ему смотреть, про контент, который человек может сам формировать в телефонах и гаджетах. Он очень смело смотрел в будущее, и почти все его профессиональные прогнозы сбылись.

Он учил писать так, как тогда было не принято, а сейчас стало нормой: смело, интересно. В конфликтах брать комментарий не одной, а нескольких сторон.

Он был очень требовательным учителем, но благодаря этому, его человеческой и профессиональной позиции он вырастил большую армию журналистов. Для меня быть ученицей Владимира Викторовича почётно, важно. Когда мне приходится принимать какие-то решения, часто думаю, как бы он поступил в той или иной ситуации.

Владимир Рунов ещё в прошлом веке вдохнул в журналистику новое, свежее, современное.

Владимир Викторович был строгим, честным, справедливым. Это Человек, который открыл для меня журналистику. Я пришла на ГТРК «Кубань», где он был директором, на втором курсе, мы готовы были работать бесплатно, круглые сутки, лишь бы работать.

И вот я уже более 26 лет на ГТРК, это мой родной дом.

По большому счёту, Рунов был очень жёстким руководителем и говорил, что хороший журналист даже в чистом поле найдёт себе сюжет. Это сейчас у нас продюсеры, администраторы, люди, которые договариваются на интервью, подготавливают съёмки на месте, помогают журналисту готовить материал. Раньше ты выезжал «в поля», то есть в командировку, и нельзя было вернуться без двух сюжетов. Мы сами себе были продюсерами, нельзя было возвращаться без материла.

Я никогда не думала, что стану директором на ТВ. Люди, которые работали на телевидении, казались мне небожителями. Мы воспитывали в себе цели не карьерные, скорее профессиональные. Работать с Руновым было сложно. Иногда он доводил до слёз, хотелось уйти и больше не возвращаться. Но я рада, что именно он стал моим учителем. Он закалял характер, воспитывал качества и человеческие, и профессиональные».

Владимир Рунов не побоялся доверить телевидение молодым.
Владимир Рунов не побоялся доверить телевидение молодым. Фото: Из личного архива/ Ирина Сынкова

Выгоняют в двери - надо лезть в окно

«Владимир Рунов - мой учитель, Учитель с большой буквы, - говорит директор «Кубанькино» Ирина Сынкова. - Именно он открыл мне дорогу в профессию. Помню первую встречу 30 лет назад. Я ещё училась в школе и вместе с сестрой-двойняшкой Леной проходила обучение на факультете общественных профессий в КубГУ. Одну из лекций вёл известный журналист Владимир Рунов. Нам его представили как основателя отделения журналистики филфака КубГУ и как руководителя ГТРК «Кубань». Его тогда только назначили.

На лекции он много рассказывал о журналистике, говорил, что это необыкновенная профессия. Что каждый день будет непохожим на предыдущий. Что если мы выберем эту профессию, будем в центре событий и каждый раз у нас будут встречи с новыми людьми. Словом, нас ждёт интересная жизнь. Он рассказывал и о себе, как сам пришёл в профессию. У меня сложилось мнение, что он очень её любит. В тот момент я, конечно, и представить не могла, что буду работать под его руководством.

Каким запомнился мне Владимир Викторович тогда? Это был уверенный, грамотный человек. Завораживающий своей энергией.

Вторая встреча произошла уже на ГТРК «Кубань». Я уже была студенткой журфака. Нас отправили на практику в 1996 году, и мы с сестрой проходили стажировку в редакции художественных программ. Владимир Рунов нас заметил и пригласил попробовать себя корреспондентами в службе новостей. «Я думаю, у вас получится, я в этом уверен», - сказал он.

Мы были первыми студентами очного отделения журфака КубГУ. На практику к нему пришли человек шесть с курса. И Рунов тогда решил кардинально изменить стиль новостей. Он не побоялся поставить в эфир новые молодые лица. Он доверил нам вещать с экрана. Это тогда очень удивило взрослых коллег. Но нам доверяли, что немаловажно. Начиная от простых людей, заканчивая чиновниками. Чему он нас научил?

Он всегда повторял: «В журналистике главное - практика. Сидя в аудитории, многому не научишься. Надо писать, ездить на съёмки, монтировать. Журналист должен уметь главное - добыть информацию».

Мы работали в информационной программе «День Кубани» на ГТРК. Тогда это была единственная государственная телекомпания в крае, и её смотрела почти вся Кубань».

Он сам был прекрасным журналистом и часто ездил в горячие точки.
Он сам был прекрасным журналистом и часто ездил в горячие точки. Фото: Из личного архива/ Ирина Сынкова

Боевые журналисты

Главная мысль Владимира Викторовича: «Если событие произошло сегодня, то его надо снять и ставить в эфир сегодня, потому что зритель должен понимать, что в передаче «День Кубани» скажут всю правду».

Поэтому мы носились со скоростью ветра по краю, писали материалы на коленках, лишь бы успеть к эфиру. Это был 1996 год. К слову, тогда у передачи был высокий рейтинг.

«Увидеть сюжет, расположить к себе героя. Журналист должен быть там, где интересно, где сенсация, где опасно», - вот правила журналистики от Рунова. Он должен выполнить задание редакции любой ценой. Без видеоряда в редакцию нельзя было возвращаться.

Его любимая фраза: «Вас выгоняют за дверь - лезьте в окно».

Как-то в одной из воинских частей произошло ЧП: загорелся вертолёт. Съёмочную группу на место происшествия не пустили. Но возвращаться без сюжета мы не могли. Тогда мы с оператором нашли дырку в заборе воинской части, проползли через все ограждения и таки сняли сюжет. Думаете, нас за это похвалили? Это была просто наша работа.

Или другой случай. В Новороссийске в морге каким-то образом поместили новорождённого ребёнка. Разгорелся скандал. Мы отправились за сюжетом. Естественно, меня в морг не пустили, более того - вытолкали из помещения. Тогда я нашла открытое окно и через него попала в морг.

Увидев меня, сотрудники стали кричать, выгонять. Но поняли, что без комментария я никуда не уйду, и вынуждены были всё рассказать.

У нас вся редакция была такой. Владимир Викторович учил, что журналист должен уметь всё и ничего не бояться: прыгать с парашютом, стрелять из винтовки. И мы так и делали: летали на вертолётах, бывали на учебных полигонах. Он не просто говорил. Он сам был таким: ездил в горячие точки и нас брал с собой.

Да, он был строгим, лично он мне черкал тексты, я плакала, но потом вытирала слёзы и шла работать дальше.

Новостная передача «День Кубани» выходила каждый вечер в 19.00. А перед выпуском был так называемый тракт. Это когда выпуск прогоняется полностью вместе с ведущими и информационными сюжетами. Всё как положено: набирались субтитры, ведущий читал новость. Руководитель смотрел, и если ему что-то не нравилось в выпуске, он мог дать команду полностью переделать. Переписать подводки, перемонтировать. Конечно же, мы были в шоке. До выпуска оставался всего лишь час, мы рыдали, но быстро собирались и выполняли все его наставления.

Он настолько заразил этой профессией, что я уже 10 лет работаю в кино, а в душе так и осталась журналистом. Когда вижу интересную тему или героя, мне хочется взять камеру и снимать.

Он сам был прекрасным журналистом. Знал историю края, даты, биографии значимых людей, вёл программы, ездил в командировки. Он был не чиновником, а именно журналистом.

Как-то мне нужен был комментарий одного большого чиновника, а я не могла до него достучаться. Зашла к шефу в кабинет и попросила разрешения позвонить по малой связи. Рунов разрешил. На том конце трубку взяли. Услышав, что на проводе корреспондент «Дня Кубани», отругали, но комментарий дали. Мол, всё равно не отвяжетесь.

Когда меня, студентку второго курса, взяли на телевидение на четверть ставки, я так гордилась, что не ходила, а летала по коридорам. Ни о каком рабочем графике речи не шло, мы все готовы были работать сутками, без выходных.

Владимир Викторович был не просто профессионалом. Это человек, которого можно назвать глыбой, с ним считались. И он был очень отзывчивым. Всегда помогал тем, кто в этом нуждался.

Светлая память замечательному человеку.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Собираетесь ли вы снова вакцинироваться?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах