Примерное время чтения: 9 минут
646

Время мастера. Как гаджеты меняют работу часовщиков

«АиФ-Юг» № 9 28/02/2024 Сюжет Профессии будущего
Евгений уже 28 лет чинит наручные часы в небольшой мастерской, существующей с 1967 года.
Евгений уже 28 лет чинит наручные часы в небольшой мастерской, существующей с 1967 года. / Александр Власенко / АиФ-Юг

Евгений Ананченко – представитель редкой трудовой династии. Ему 54 года, и уже большую половину этого срока он занимается ремонтом механических наручных часов, причем на том же самом рабочем месте в центре Краснодара, где до него их много лет чинил отец. Надо сказать, Евгений совсем не хотел идти по этому пути как раз потому, что в детстве насмотрелся на нервные будни часовщика. Что именно его отпугивало в этом ремесле, из-за чего он все-таки им занялся, почему теперь ни о чем не жалеет и что понял о самом времени за годы работы, мастер рассказал kuban.aif.ru.

Стрелки судьбы

Евгений Ананченко – один из самых опытных часовщиков Краснодара и к тому же представитель трудовой династии. Вот уже 28 лет он ремонтирует наручные механические часы в небольшой мастерской по улице Гоголя, существующей в этом месте еще с 1967 года. Тогда она относилась к госпредприятию Крайбыттехника, где с начала 80-х работал отец Евгения. Он часто вынужденно брал работу на дом, но при этом никогда не учил сына своему ремеслу, потому что тот не собирался становиться часовщиком. Юношу смущала нервная сторона этой работы, которую он видел своими глазами.

«В советские времена был строгий режим работы и за задержку после шести вечера наказывали, потому что это уже считалось получением нетрудовых доходов, – объясняет Евгений Ананченко. – Часовщику могли даже «влепить» статью, за этим следила милицейская служба ОБХСС. А работы было столько, что отец приходил домой и еще часов до девяти занимался ремонтом. То есть он прос­то не успевал все делать за день и фактически трудился по двенадцать часов. Естественно, с таким режимом нервы у него иногда сдавали. Отец сидит, ремонтирует, а потом что-то не получается и он: «Ах ты!..» – берет часы и разбивает их об пол. Я тогда насмотрелся на это и решил, что в жизни часовщиком не буду!»

До армии он отучился на повара, а после службы хотел поступить в медучилище, чтобы стать стоматологом, но не смог. Тогда уже пришлось послушать отца и идти осваивать ремесло часовщика. После года учебы в цехе Крайбыттехники Евгений получил «корочку» и рабочее место в мастерской на Сенном рынке. Но это был 1991 год, когда все вокруг рушилось. Мастера тоже бедствовали, ведь в страну хлынули дешевые часы из Азии, сравнимые по цене со стоимостью ремонта. Из-за этого Евгений занялся торговлей и пару лет ездил челноком в Румынию, а потом еще года два работал поваром в Краснодаре. Но в 1996 году стрелки судьбы вернули его на путь часовщика. Умиравший от рака отец предложил сыну занять свое место в мастерской по улице Гоголя, что он и сделал.

досье
Евгений Ананченко родился и вырос в Краснодаре в семье часовщика. Занимался торговлей, работал поваром. Но полученное им после срочной службы в армии образование часовщика все-¬таки пригодилось. 28 лет Евгений продолжает семейное дело.

«Я даже не представлял себе, что смогу вот так целыми днями сидеть и ковыряться с мелкими деталями часов, – продолжает Евгений Ананченко. – Думал, что мне никогда не хватит на это нервов. Я был шустрый, подвижный, а тут нужна усидчивость. Но когда я очутился на этом месте, то очень даже справился. Усидчивость выработалась сразу, видимо, потому что я привык в жизни все делать до конца. Если что-то начинаю, то обязательно заканчиваю. Например, я не успокоюсь и не уйду домой, пока не соберу разобранные часы».

Большую часть жизни Евгений посвятил любимому делу.
Большую часть жизни Евгений посвятил любимому делу. Фото: АиФ-Юг/ Александр Власенко

Тонкая работа

После возвращения в профессию он заработал бесперебойно, как швейцарские часы. Одним из главных залогов успеха стал правильный выбор специализации, обеспечившей востребованность. Стекла на наручных часах часто разбиваются, а Евгений научился настолько филигранно их вытачивать, что долго был «монополистом» Краснодара в этом деле. Но и сейчас, когда в городе такое делают несколько мас­теров, замена стекол остается его коньком. Так же хорошо он научился чинить железо в наручных механических часах, хотя сам говорит об этом скромно.

«Если я первый раз вижу сложные часы, то мне нужно сделать фото каждого узла, чтобы потом так же собрать, – объясняет Евгений Ананченко. – Я все делаю прос­то за счет своей усидчивости, а бывают часовщики от Бога. Я такого знаю: человек при мне разбирает часы и сразу понимает, как они устроены. А там как минимум триста деталей, вот представьте! Он может разложить их у себя на столе и сказать: «Завтра соберу!» Это уже не прос­то опыт, а талант, с которым надо родиться. Тут можно только позавидовать белой завистью».

Работа часовщика – очень тонкая и ответственная. По словам Евгения, из-за случайного чиха отвертка может соскочить и сломать крохотное колесико, которое потом еще надо поискать. По этой причине не стоит доверять первому встречному, называющему себя мастером – он может прос­то испортить хрупкий механизм. Но чаще сейчас встречаются дельцы, которые под видом ремонта занимаются банальным посредничеством. Они открывают точки в торговых цент­рах с расчетом на большой поток людей и передают сданные им на ремонт часы квалифицированным мастерам. Естественно, клиент переплачивает лишние деньги. А в целом заказов у часовщиков в последнее время стало мало.

Люди, которые по три-четыре года пользовались смарт-часами, начали приносить на ремонт старые механические часы.

«За годы у меня выработалась большая база клиентов, и сейчас я не сижу без дела в основном только благодаря им, – говорит Евгений Ананченко. – С одной стороны, всех сильно «подрезала» пандемия, а с другой молодежь перестала носить классику после появления смарт-часов. Хотя где-то с прошлой осени я стал замечать новую тенденцию. Люди, которые по три-четыре года пользовались смарт-часами, начали приносить мне на ремонт старые механические часы со словами: «Вот, нашел, хочется опять их поносить». Все циклично, все идет по спирали, и мода тоже возвращается. Поэтому я не исключаю, что после всех этих электронных гаджетов опять может начаться часовой бум».

Он отмечает, что старые вещи всегда начинают высоко цениться как антиквариат примерно через 50 лет. Например, в 80-х были в цене часы довоенного времени, в 2000-х – послевоенного, а сейчас наметился новый антикварный бум. Пару лет назад у молодежи стали популярными старые советские наручные часы типа командирских, марки «Ракета». Парни и девушки приносят их с разных барахолок и просят восстановить с горящими глазами. Мол, они такие классные, я их так давно искал. Это может говорить и о смене приоритетов в обществе. По словам Евгения Ананченко, наручные часы давно стали служить атрибутом, демонстрирующим статус и характер человека.

Фантастика с часами

Часто с помощью наручных часов люди стремятся показать окружающим свой высокий уровень достатка, но некоторых из них может ждать подвох. Евгений сталкивался со случаями, когда преподнесенные какому-нибудь начальнику в качестве подарка ходики со значком премиального бренда оказывались подделкой. Но сейчас он вообще старается не брать в ремонт дорогие часы у незнакомых клиентов, потому что нередко их владельцы предъявляют завышенные требования и соответственно себя ведут.

«Говорят, что нельзя отпус­кать клиента, но у меня другой подход, – признается Евгений Ананченко. – Если раньше я мог часами вытачивать одну деталь, то теперь действую по принципу: всех денег не заработаешь. У меня чуть-чуть другая философия, хочется получить не только оплату, но и удовольствие от общения с человеком, который искренне скажет тебе «спасибо». Сейчас я уже больше смотрю на клиента, если он приятный – берусь за работу. А если от человека сразу исходит какой-то негатив, то мне никаких денег от него не надо».

Работать с удовольствием Евгению помогают аудиокниги. Он любит Чехова, Достоевского, Булгакова, Стругацких, Брэдбери, и не раз переслушивал их произведения. Серьезные вещи старается включать во время отдыха, поскольку они требуют вдумчивого осмысления, и чаще работает под увлекательную фантастику. Она запускает фантазию и наталкивает мастера на мысли о времени, с которым он всю жизнь имеет дело. Скажем, он не видит смысла возвращаться в прошлое, потому что даже если бы мог что-то изменить, то все равно бы потом совершал другие ошибки. Да и вообще его устраивает как сложилась жизнь: женился, стал отцом двух дочек и хорошим мастером. Но он признается, что хотел бы хоть одним глазком заглянуть в будущее.

«Интересно, например, что будет лет через двадцать, – рассуждает Евгений Ананченко. – Может быть, тогда уже придумают квантовые часы, а часовщиков вообще не будет. Их и сегодня уже немного, из моих знакомых осталось всего человек десять или чуть больше именно квалифицированных, отучившихся в советское время. Многие уже ушли, а новых никто не учит, во всяком случае в Краснодаре. Кстати, у нас есть поверье, что часовщики не уходят на пенсию, а умирают на работе. Даже если я в старости не смогу разбирать часы, то буду делать простую работу, вставлять батарейки. Года летят быстро, давайте еще раз встретимся лет через двадцать и поговорим об этом!»

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Из каких источников вы узнаете новости?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах