202

"Хромой генерал" денег не просил

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. «АиФ - Юг» 28/09/2011

Граница

В 1778 г. генерал-поручик Суворов прибыл командовать Кубанским корпусом, как было написано в предписании, «относительно дел татарских и взаимного отношения». Проще говоря, ему надо было небольшим войском покрыть огромную южную границу России.

Обстановка была сложнейшей. Волнения в турецком тогда Крыму перекинулись на правобережье Кубани, находившееся в крымском подчинении. Вылилось это в непримиримую вражду между черкесами, ногайцами и татарами, населявшими эту землю, а также в нападения на русские гарнизоны, стоявшие на Дону.

В январе 47-летний Суворов в почтовой кибитке приехал в урочище Старый Копыл, в штаб корпуса. До сих пор сохранились остатки Копыльского редута рядом с хутором Трудобеликовским, что под Славянском-на-Кубани.

Что предпринимает опытный вояка? Решает изолировать враждующие народы по естественной преграде - реке Кубани. И строит для этого по правому берегу тщательно продуманную систему укреплений, сделав линию обороны из 9 крепостей и 20 редутов неприступной. Он не спрашивал разрешения у командования, не просил сил и средств. Работами по возведению крепостей и редутов руководил лично.

Генерал Суворов был и дипломатом. Встречался с местными, налаживал связи, предлагал вести торговлю у валов русских укреплений. Довольно быстро сумел помирить здешние народы.

Вот что он докладывал в столицу: «Не примечаю народов, явно против России вооружающихся, кроме некоторого весьма незначительного числа разбойников, коим все равно: ограбить россиянина, турка, татарина или кого из своих соплеменников».

Всего 106 дней пробыл тогда полководец на Кубани. Покидая наши места, писал в донесении правительству: «Сии страны оставляю в полной тишине и в удовольственном упражнении ногайцев хлебопашеством и иной домашней экономии».

Восточный вопрос

В начале 80-х гг. ХVIII в. обстановка на Кубани опять осложнилась. Турция активно пытается усилить влияние на Кавказе, начала готовиться к новой войне против России. И опять набеги на южные уезды Азовской губернии, донские станицы и ополчение.

В 1782 г. Суворов снова на кубанской земле: захватив жену и дочь, он отправляется в Ейское укрепление.

Три месяца генерал разруливал ситуацию: собирал разведданные о турках, налаживал контакты с мурзами да султанами, предлагая личную дружбу. Ездил по станицам, где квартировали полки, обучал методам ведения степной войны, разыгрывал «примерные» сражения.

Ему надо было во что бы то ни стало на своем участке решить самый острый тогда «восточный вопрос»: кто окажется на коне - Россия или Турция? Чьи будут Крым и Кубань? Уйдет ли угроза южным областям России со стороны турецких вассалов?

Суворову нужно было мирное решение вопроса. И он делает ход конем.

Хромой генерал, как его называли турки, приглашает к Ейскому укреплению ногайских мурз на праздник по поводу вступления в должность командира корпуса. Приехало три тысячи человек. Суворов выставил угощение - ногайцы остались очень довольны, обещали с Россией побрататься. Кстати, у бесстрашного полководца Суворова толерантность была во главе угла.

Он требовал от подчиненных, как видно из сохранившихся документов, «соблюдать к местным народам человеколюбие», чтобы «обладать полной дружбой».

После присоединения Крыма к России Суворов организует в июне 1783 г. новое празднество. На этот раз к Ейскому укреплению прибыло шесть тысяч человек. Представительному собранию генерал объяснил: они теперь подданные России. И закатили по этому поводу пир, да еще какой! Для угощения ногайцев Суворовым было выставлено 100 быков, 800 баранов и пять сотен ведер водки!

В общем, за «рюмкой чая», вручив, кому надо, презенты да сувениры, договорился генерал о добровольном переселении кочевников на Волгу, в прикаспийские степи: надо было убрать вечную угрозу от южных границ.

Вот только довольно быстро ногайцы передумали: захотели вернуться на кубанские земли.

Закубанский поход

И тогда дипломат уступил место военному.

Разведка донесла: ногайцы стоят на Лабе, выставили кавалерийские дозоры. Учитывая подвижность конницы кочевников, которая могла легко скрыться в лесах Закубанья, хитрый вояка распустил слух, что едет в Полтаву, что императрица запретила поход на ногайцев, что несколько полков перебазируют на Кавказ...

В это самое время скрытно, небольшими отрядами стягивает свой корпус в Красный лес и ведет маршами к устью Лабы. Они двигались ночью, без команд и сигналов, укрываясь с рассветом в лесах и отдыхая днем.

Холодной октябрьской ночью корпус соединился с донскими полками и начал переправу через Лабу. Приказ Суворова был четким: «Пехоте переходить нагой, драгунам - на лошадях, казакам - вплавь, артиллерию переправлять на понтонных паромах»...

На рассвете кочевников атаковали. Рубка была ожесточенная - ногайскую конницу подавили практически сразу. Мало кому удалось спастись. План Суворова по «разгрому мятежников», когда «одни сутки решили дело», был выполнен.

Как отмечают историки, со времен Мамая не терпели кочевники такого поражения, но боевому генералу, имевшему в своем активе переход через Альпы и Измаил, уничтожение кочевников престижа не добавило. Зато в решении больного для России «восточного вопроса» это был серьезный прорыв.

Прежде всего, не стало протурецкой силы, большинство татарских мурз выразили покорность Суворову и признали присоединение Крыма и ногайских земель к России, прекратились вековые набеги на южные границы, Россия приобрела плодородные земли и выход из Азовского в Черное море. И уже в декабре Турция признала то, что было во многом начато Суворовым при строительстве Кубанской линии: государственная граница с берегов Еи сдвинулась на реку Кубань - бывшая вассальная область Крыма вошла в состав Российской империи.

Награда

Только через восемь лет Суворов, теперь уже генерал-аншеф, оказался в наших краях. Назревает новый российско-турецкий конфликт, и его назначают командующим войсками юга России.

Суворов проводит инспекцию и обучение войск, укрепляет старые крепости, прикрывая только переселившихся на Кубань запорожских казаков,возводит на Тамани новые оборонительные сооружения. Правда, стройка застопорилось: в казне не было денег. Тогда, чтобы достать стройматериалы, генерал заложил свои деревни и выдал подрядчикам расписки...

Кстати, заселяя Кубань, черноморские казаки именно на месте суворовских укреплений, отмечает историк

В. Соловьев, основали 4 города, 11 станиц и 16 хуторов.

А вот никакого отношения к выбору места для закладки Екатеринодара генералиссимус не имеет. Как свидетельствуют документы, запорожцы сами выбрали Красный Кут, написали прошение, но ответа от командующего так и не дождались: решение о строительстве города не входило в его компетенцию. Вот так, явочным порядком, и вырос город. Так что мемориальная доска на углу Мира и Суворова приписывает великому полководцу то, чего на самом деле не было.

Впрочем, у генералиссимуса и так достаточно заслуг: за всю военную карьеру он не потерпел ни одного поражения, сумел взять совершенно неприступную крепость Измаил, которую, как говорят военные историки, «по определению невозможно было захватить такими небольшими силами», и, наконец, знаменит тем, что к солдатам относился удивительно заботливо - берег каждую живую душу.

Интересно, что памятник великому полководцу появился на Кубани всего-то пять лет назад. Его поставили недалеко от военного института, на ул. Октябрьской. Согласитесь, удачный ориентир для будущих защитников Отечества...

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах