aif.ru counter
157

Как лебедь, рак и щука. Почему в России сложно строить гражданское общество

Когда ударили санкции, оказалось, что экономику надо спасать, суверенная страна в плену и зависимости от импорта. Как так вышло? Рассуждает Елена Крекнина, технолог массовых коммуникаций.

Иди туда, не знаю куда

«АиФ-Юг», Светлана Лазебная: Некоторые кубанцы последнее десятилетие ХХ века вспоминают как время свободы и открывшихся возможностей. Однако в сознании многих 90-е - еще и «лихие», и «бандитские». Как вам вспоминаются те времена?

Досье
Елена Крекнина. Технолог массовых коммуникаций, предприниматель, краснодарский блогер. Автор более 40 семинаров и мастер-классов для специалистов по связям с общественностью. В послужном списке - работа в печатных и электронных СМИ, руководство пресс-службой энергетической компании, управление маркетингом в крупном IT-холдинге.

Елена Крекнина: На рубеже 90-х все пребывали в состоянии эйфории. Мы ходили на многочисленные митинги и пьянели от смелых, обличительных речей. Власть оторвалась от народа, по сути обслуживала только свои нужды. Народ видел в ее продажности, кумовстве и некомпетентности корень всех бед. Экономика была в упадке: инфляция, дефицит, пустые прилавки. Предприятия занимались выпуском убогой продукции, гражданские свободы существовали на бумаге. Многим казалось: стоит поменять плохую власть на хорошую, и все наладится. На первых, относительно свободных выборах, люди вымарывали из бюллетеней фамилии кандидатов с должностью «аппаратчик», не дочитывая (газосварочных агрегатов, к примеру).

Мужа позвали на госслужбу в Кемеровскую область, мы переехали. У нас не было прописки и права на продуктовые талоны. Сейчас многие забыли, что когда-то были талоны на хлеб. А я помню хорошо, потому что у нас их не было. Подкармливали добрые люди, и каждый кусок был пополам с горечью. Мужу почти не платили. Революционный энтузиазм скоро иссяк, он подал в отставку. Именно тогда, на очередном витке выживания, мы создали собственное дело. Я писала до мозолей на пальцах, дочка засыпала под стук клавиш. Стремительный старт и подъем - это тоже примета 90-х. Тогда многие быстро богатели и также быстро теряли все. Чтобы не закончился этот «период внезапной сытости», работать было нужно непрерывно. Не с девяти до пяти, как привыкли в советское время… Те, кто не понял этого, с дистанции сходили первыми.

Было ли наше процветание итогом реформ? Нет. Я это отчетливо понимала. Невозможно было спокойно видеть, что творилось вокруг. Невыплаты зарплаты почти во всех отраслях, шахтерские забастовки, перекрытие Транссиба, пикеты. Разгул бандитизма. От голода умирали старики. На улицах появились беспризорные дети.

- А что нужно делать, чтобы счастливое завтра приблизилось? У большинства понимания нет.

- Наша беда в том, что мы просто не понимаем, каким оно должно быть, наше оптимально-счастливое будущее? С коммунизмом было понятно: от каждого по способности - каждому по потребности. С социализмом тоже: от каждого по способности, каждому по труду. Что сейчас? Какое общество мы строим? Не ясно. К каким общественно-трудовым отношениям стремимся? Не понятно. Какой должна быть мораль нашего общества? Разночтения… Можно ли прийти туда, куда не знаешь?

Не умеем договариваться

- Недовольных властью и сегодня не меньше, чем 25 лет назад. Мощный рычаг, который бы мог толкать общество вперед, - оппозиция, но этот ресурс в нашем демократическом обществе не работает. Почему?

- Всем известна басня про лебедя, рака и щуку. Так вот, любой физик скажет, что она антинаучна. Если к возу приложены три вектора силы, он не может оставаться «и ныне там». Бочком, кривенько и медленно, но он тронется с места! При этом любому понятно, что запряженные в упряжку три коня с этой задачей справились бы лучше.

Я привела примеры двух моделей общества. Тройка - символ тоталитарного управления. Каждая из лошадок - тягловая сила и только. Ее желания искупаться или поесть травки - никого не волнуют. Ее удел - работа, а рулит ездок. Вот почему тоталитарные государства многие задачи решают намного быстрее и эффективнее, чем демократические. И с моралью там получше, ведь страх - серьезный сдерживающий фактор. И работают там с величайшей отдачей за миску риса или… пайку баланды. Русь довольно побыла тройкой под седоками... Современное российское общество напоминает мне персонажей Крыловской басни. Консерваторы пятятся назад, дельцы ищут, где поглубже и помутнее - там есть чем поживиться, а народ, аки лебедь, грезит облаками и никак не почует землю под собой. Наш «воз» страшно буксует, потому что мы не умеем консолидироваться и договариваться.

- Есть мнение, что в этом нам санкции помогут. Мы наконец сплотимся, экономику перезапустим, станем по-настоящему великой страной…

- Крылатая фраза «Русские не сдаются!» облетела мир еще в годы Первой мировой войны. Ничто не объединяет общество так, как внешняя угроза. Это особенность национального характера. Санкции - безусловная угроза. Или, как по-простому сформулировал один мой знакомый: «Санкции - это наезды. Но на нас наезжать себе дороже, тут мы все заодно!» Вот вам первая возможность для диалога. Но есть варианты интереснее. Например, создание гражданского общества.

- А это реально сегодня?

- Есть чудесный анекдот про двух англичан. Один говорит: «И одет я по последней моде, и авто есть, и слуги, но почему ты джентльмен, а я нет?» - «Видишь ли, для этого нужно закончить Оксфорд». - «А я его и закончил». - «Не тебе, твоему деду». Создать гражданское общество можно. Если мы начнем сейчас над этим работать, то наши внуки научатся друг друга слушать и слышать. Идти через компромиссы к согласию. Помогать нуждающимся, ставить превыше всех ценностей человеческую жизнь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах