985

«Пришлось становиться героями». Ликвидатор вспоминает аварию в Чернобыле

«АиФ-Юг» № 16 20/04/2016
Михаил Маркушин.
Михаил Маркушин. Из личного архива

О том, как это было, что сделать, чтобы подобная трагедия больше не повторилась, и почему героизм чаще всего – следствие чьей-то ошибки, «АиФ-Юг» рассказал чернобылец Михаил Маркушин.

«Сборы» вместо командировки

«АиФ-Юг», Федор Пономарев: Михаил Николаевич, вы хорошо помните тот день, когда оказались на месте одной из самых страшных катастроф XX века?

Досье
Маркушин Михаил Николаевич, родился 10 августа 1949 года. Закончил Кубанский сельхозинститут по специальности «агроном орошаемого земледелия». Женат, имеет двоих детей. Автор двух книг, в том числе популярного справочника «Спутник чернобыльца». Награжден орденом Мужества.

Михаил Маркушин: Конечно, 14 мая 1986 года руководители Советского Союза впервые рассказали об аварии по телевизору – в программе «Время» долго выступал с обращением Михаил Горбачев. До этого информация была очень скудной. А уже в 4 часа мне принесли повестку в военкомат – я сразу все понял, так как сосем недавно получил новую военно-учетную специальность «командир взвода механизации полка гражданской обороны». Утром должен был лететь в Грозный, делать аэрофотосъемку, а вместо рабочей командировки оказался в Динской, где базировался полк гражданской обороны.

Здесь мы сформировали эшелоны с техникой, сами загрузились в вагоны – телячьи, я такое только в военных фильмах видел - и отправились на Украину, в Киевскую область на сборы. Приехали ночью. В лесу холодно и сыро. Из еды только сухпаек. А мы с собой еще и оружие взяли – сборы все-таки.

Кстати, хоть это абсурдно звучит, в первые дни действительно занимались строевой подготовкой. Чистой воды идиотизм – на самой границе зоны отчуждения, всего в 31 километре от реактора. Расставили палатки – идеально ровно, как армейское начальство любит. Но через пару дней приехали офицеры из ленинградского НИИ, померяли фон и пальцами у висков крутят: «Ищите другое место, тут радиация выше, чем на самой станции». Мы перебазировались – та же история, и так несколько раз, пока чистую поляну в лесу не нашли. А так, выходит, несколько дней буквально жили на крыше АЭС.

Вообще, бардака хватало – отмывали мы здания от радиоактивной пыли, но по замерам выходило, что после нашей работы радиация … увеличивалась. Как так? Оказалось, что водитель воду набирал в соседнем пруду, тоже зараженном радиацией. Первое время не было даже простых респираторов, «лепестков». Потом они появились, но на погрузке цемента забивались за 3 минуты – дышать нечем, вот и снимали их.

Другие методы

- Скажите честно, было страшно?

- Как такового страха не было, во всяком случае, опасности для жизни я не ощущал. Да, были сильные впечатления, такие же, как когда едешь по дороге и видишь жуткую аварию – так и тут, подъезжаешь к самой станции, а на обочинах перевернутые машины. Здание разворочено – страшно представить, какой силы взрыв был. А радиацию ведь не видно и запаха у нее нет.

Не нужно громких слов о патриотизме или героизме – большинство из нас трудились на совесть. Да, люди разные – кто-то боялся, кто-то отлынивал от работы, но таких были единицы. В первые дни некоторые роптали из-за неустроенного быта: сыро, холодно, досок, чтобы хоть как-то постель в палатке устроить, на всех не хватает, из еды только сухпаек. Но со временем обустроились. Я провел там 2 месяца. И если в 1986-м нам, чтобы уехать домой, нужно было получить дозу облучения до 25 рентген, то со следующего года эту «норму» значительно сократили.

- Несколько лет назад весь Краснодар переполошила информация о якобы взрыве на Волгодонской АЭС: люди замуровывали окна, в аптеках исчез йод – кто-то сказал, что он защищает от радиации. Если же действительно что-то случится, мы сможем справиться, как  СССР 30 лет назад?

- Произойди это в России – не приведи Господь, конечно, - думаю, мы справимся. Но у нас, я считаю, бороться с такими авариями должны профессионалы. В стране есть специальные войска, которые готовы ко всему, получают за свою работу деньги – на них и должно опираться государство. Во-первых, в итоге это выйдет дешевле – лучше заплатить профессионалам, чем потом возмещать вред огромной массе людей, как вышло с нами. Во-вторых, сама система изменилась – меня в 1986 году просто забрали по повестке, хоть я был единственным кормильцем в семье с двумя детьми, жена сидела в декрете. Сейчас такое представить сложно: государство у нас более-менее правовое, и в суд можно на министерство обороны подать, и счет ему предъявить. Советскими методами работать нельзя – люди сейчас умнее.

Герои поневоле

- Михаил Николаевич, чему научила Чернобыльская авария вас лично, какие уроки вы вынесли из всей это истории?

- Меня научила, пожалуй, не сама катастрофа – все-таки это был несчастный случай, - а то, что было после нее. До 1990 года мы, чернобыльцы, не получали никаких льгот. Потом нам разрешили вставать в очередь на покупку машины за свои деньги. Я давно мечтал об автомобиле, поэтому пошел я военкомат за справкой, а военком в крик: «Куда ты лезешь? Только участникам Великой Отечественной очередь положена, а ты 2 месяца на сборах побыл и туда же?». Тогда я понял – государство относится к нам безразлично, и чтобы добиться своего, нужно быть юридически подкованным. В очередь я все-таки встал – пришел в горисполком, 3 или 4 раза чуть ли не по слогам читал вместе с чиновником постановление правительства. Пока не доказал ему – имею право. То есть, можно сказать, меня Чернобыль научил отстаивать свои права. Споры с чиновниками доходили до судов в том числе до Европейского суда по правам человека, и в большинстве случаев мне удавалось выигрывать.

А если брать глобально, то взрыв реактора лишний раз показал, что с атомной энергией нужно быть осторожными. На любом месте должны находиться профессионалы, чтобы ошибку не пришлось искупать героизмом. На самом деле мы в Чернобыле занимались обычной работой, которую потом приравняли к подвигу, -  вовсе не потому, что мы такие героические, а лишь из-за того, что кто-то совершил страшную ошибку. И чтобы исправить ее, нам пришлось становиться героями. Так чтобы не совершать подвигов, нужно просто не допускать ошибок.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах