1786

На ликвидаторах последствий взрыва в сверхсекретном городке «Челябинск-40» заранее поставили крест

Фото: flickr.com / Lomo-Cam

Краснодарский край, 24 апреля - АиФ-Юг. В конце апреля страна отдает дань памяти всем погибшим в радиационных авариях и катастрофах. Традиционно эта дата считается Днем ликвидаторов Чернобыльской аварии. Но были в Советском Союзе и другие трагедии.

Наш земляк Геннадий Фатько оказался в числе тех безусых юнцов-срочников, которых направили на устранение последствий взрыва в сверхсекретном городке «Челябинск-40».

С тех пор прошло более 50 лет. Многих его товарищей уже нет в живых. Остальные страдают от множества болезней. Но и сейчас, когда уже все знают о вреде радиации, Геннадий Васильевич говорит: если бы это было нужно для Родины - пошел бы на риск снова. О забытых героях и катастрофах тех лет наш сегодняшний разговор.

Как двадцать Хиросим

«АиФ-Юг»: - О Чернобыле знают все. Но складывается впечатление, что других радиационных катастроф и не было. Почему о них молчат по сей день?

- Я попал в «Челябинск-40», который мы в просторечии называли «Сороковкой», в составе других призывников.

До места назначения ехали 7 дней, в условиях строжайшей секретности. Никто не говорил, куда едем. Перед отправкой только велели взять вещи потеплее. Вот так в конце декабря в жестокий мороз мы оказались в этом странном местечке.

Охраняли территорию строжайшим образом. Там на одном из заводов вырабатывали плутоний - необходимый компонент для создания атомной бомбы. Понятно, что вообще все, что касалось этого места, было государственной тайной. Но никто не говорил ни о радиации, которая там просто зашкаливала, ни о том, как от нее защититься. Да и невозможно было спрятаться.

В 1957 году там случился взрыв мощностью как двадцать Хиросим. Большая часть в виде жидких отходов залила лагерь с осужденными (именно они занимались там строительными работами). Их срочно вывезли, что с людьми было дальше, никто не знает. Но, думаю, ничего хорошего.

Остальная часть в виде облака накрыла сам городок и прилегающие области. Печально знаменитый Южно-Уральский радиоактивный след. На «уборку» территории и ликвидацию последствий и бросили нас, молодых солдат.

«АиФ-Юг»: - Неужели вообще не догадывались, насколько это вредно?

- Нам было по 18-20 лет. И происходило это, напоминаю, в 60-е годы. Никто вообще не знал толком, что такое радиация. Хотя местные кое-что рассказывали. Самым первым действием вредоносного излучения оказалась… повальная импотенция среди тамошних работников.

Многие, чтобы сохранить семью, закрывали глаза на романы жен с молодыми солдатиками. Но люди не хотели уезжать. Если и был где-то на земле «коммунистический рай», то именно там. Высокие зарплаты, квартиры без проблем, отличное снабжение. К примеру, автомобиль в кредит, о чем вообще нельзя было мечтать в то время.

«АиФ-Юг»: - Но вам-то таких льгот не полагалось?

- Конечно, нет. Мы там были просто дармовой силой, которую государство принесло в жертву. Никто не думал ни о какой защите. Да что там - одежду меняли всего раз в год, а стирать можно было только по воскресеньям.

Пол после аварий в помещениях и утечек радиоактивных веществ мыли шваброй, даже без перчаток.

Питались солдаты вместе с заключенными. На нас уже заранее поставили крест, так стоило ли раскошеливаться.

Америка больше не страшна

«АиФ-Юг»: - Вот сейчас вы все знаете о том, насколько опасна радиация. Пошли бы заново туда, если б сказали - это нужно Родине?

- Если вернуть юные годы и здоровье, наверное, пошел бы. Понимаете, мы ведь тоже кое о чем догадывались. Были такие, которые пытались как-то схитрить, спрятаться. Да где там прятаться, если радиация была повсюду. Я так вообще не собирался уклоняться. Патриотизм был силен.

Родина послала нас - значит, именно такая служба ей нужна. Как мы могли протестовать. Когда прошли испытания первой водородной бомбы, к созданию которой напрямую были причастны и специалисты нашего городка, к нам приехал один генерал. Поздравил нас. Дескать, ну все, Америка нам не страшна.

Понимаете, мы гордились, что создаем атомный щит родины. Жаль только, государство отплатило нам за службу, потерянное здоровье и жизнь не самым лучшим образом.

«АиФ-Юг»: - Как впоследствии отразилась служба на вашем здоровье?

- Через несколько лет после армии начались проблемы со здоровьем. Пошла какая-то сыпь по телу. Врачи руками разводили в поисках причины, а я не мог им даже намекнуть, что, возможно, это из-за пребывания в той проклятой зоне. Мы по-прежнему хранили государственную тайну.

Только после аварии на Чернобыльской АЭС о ликвидаторах наконец заговорили. Но не обо всех. «Маяковцев» (предприятие-зона, где работал Фатько, называлось «Маяк» - Ред.) как будто никогда и не было.

О страшной трагедии Чернобыля писали, снимали фильмы. Не спорю, абсолютно заслуженно. Но вот у меня книжка с воспоминаниями одного чернобыльца. Там он пишет, как с ужасом узнал, что получил облучение до 3 тыс. микрорентген в час. У нас же была доза - до 18 тыс. микрорентген в час.

Сейчас я, как ликвидатор, имею прибавку к пенсии в размере 1200 руб. Да еще 300 ежегодно платит государство на память о горькой дате. Говорят, мне положена бесплатная поездка в санаторий, но чиновники разводят руками - не знаем, мол, кто за нее должен платить.

Да не это обидно. Просто хочется, чтобы люди добрым словом помянули тех простых парней, которые отдали свою жизнь за то, чтобы наша страна стала чище и безопаснее.

Ведь с Кубани в «Сороковку» было призвано около двух тысяч ликвидаторов, а сегодня в живых осталось около ста. Почти все мои друзья уже умерли. И отнюдь не от старости. Так вот мне хочется, чтобы сегодняшних мальчишек государство уже не приносило в жертву своим интересам, как когда-то нас.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах