aif.ru counter
157

Бандиты оказались человечнее краснодарских чиновников. Война за сиротское счастье, затянувшаяся на долгие года

Спаситель Котенок

За границей у него вдруг обнаружился богатый родственник, оставивший наследство! Сергей Кузьмич Котенок – редкостный счастливчик. Сказочная история для него стала явью.  Богатство, как в сказке, растаяло как дым, но волшебство тут ни при чем -  доллары наш земляк потратил на детей-сирот.

Душа болит и сердце ноет…

Двадцать лет назад с известием, что его разыскивает американское посольство, Котенку позвонил московский приятель. Ну и шуточки, - подумал Кузьмич. Однако, к огромному изумлению, в США у него действительно обнаружился дядя. За океан его занесло еще в Гражданскую войну. Имущество эмигрант нажил, а наследников  нет. Завещание оформил на сына младшего брата. Как потратить нежданное богатство, Котенок не раздумывал…

Вначале было письмо от одного детдомовца. В конце 80-х Котенок - помощник депутата, генерала КГБ Калугина.

Ему поручили проверить жалобу. Мальчик утверждал, что директор «разбавляет еду и ворует шмотки». Сергей Кузьмич приехал в детдом, схватил «ворюгу» за грудки: «Что ж ты, гад, делаешь?!» Но тот и не упирался: «Да, разбавляю. А с этими что делать?» И объяснил: часто выпускники не находят себе места в большом мире, возвращаются. А на них в детдоме уже ничего не полагается. Приходится выкручиваться, содержать детей в полтора раза больше, чем по списку. Заболела душа у Кузьмича. Стал разыскивать вчерашних детдомовцев – по базарам, вокзалам, теплотрассам.

- Принято было как? – рассказывает Кузьмич. – Собрали выпускников, привезли в Краснодар, высыпали из автобуса: «Вам надо в управление образования»! Тех, кто попадал туда, регистрировали, выдавали ордера на поселение в общежитие, но в общаге для них не оказывалось места. В лучшем случае, за поселение требовали плату. Но -незадача - положенные при выпуске «подъемные» не всем выдавали.

Устраивались, кто как может. Один пацан пригласил Кузьмича «в гости». Оказалось, в теплотрассе ХБК проживает десяток бывших детдомовцев, промышляющих мелким воровством. Кое у кого сохранились ордера на койко-место в общаге, выданные три-четыре года назад.

На деньги американского дядюшки, для таких пацанов и девчонок, неприкаянных и никому не нужных, Сергей Кузьмич решил построить сиротскую деревню.

Как деревню «замошенничали»

В 1992-м Котенок зарегистрировал краснодарскую краевую общественную организацию благотворительной поддержки детей-инвалидов и детей-сирот с гордым названием «Элита». «Офис» устроил в собственной квартире. Первое что купил – большой холодильник и кровати – накормить и спать уложить попавших в беду.

Облюбовал на берегу Кубани живописное место под будущую деревню, чтоб разместились общежитие, реабилитационный центр, спортзал и производственный комплекс (частью наследства была швейно-вязальная линия). Мэрия Краснодара дала «добро», Кузьмич заплатил за архитектурно-эскизный проект 250 тысяч (сумма в те годы немалая), нашел партнеров, но… Странные вещи стали происходить, когда чиновники уяснили, что производство будет приносить в год без малого миллион чистой прибыли, а уговорить Котенка передать комплекс в муниципальную собственность не удалось.

После долгой ходьбы по кабинетам, из семи копий эскизного проекта на руках у Котенка остались только три, остальные исчезли. Сжевала бюрократическая машина и подлинник, а квитанцию, что деньги за него уплачены, чиновники «замошенничали». Котенку предложили сделать еще один проект (т.е. снова заплатить 250 тысяч) и представить новый комплект документов о платежеспособности. Подтверждалась она участием в проекте компаньонов, но они вдруг, один за другим, устранились.

Прослышали про наследство из-за бугра и лихие люди. Однажды на Кузьмича наехал рэкет. Братки со стрижеными затылками призвали его «поделиться» баксами. Но пообщавшись с Котенком и уяснив расклад, почтительно удалились, не взяв ни цента.

Мечта о реабилитационном центре разбилась - бандиты оказались человечнее, нежели чиновники. Но детдомовцы с их проблемами никуда не делись. Котенок начал войну за сиротское счастье, затянувшуюся на долгие года.

Бездомный? Сам виноват!

В архиве Котенка сотни заявлений-SOS от сирот и тысячи листов переписки с чиновниками и судами. Берем наугад папку, листаем.

«Главврачу роддома №3. Отказ. Я, З***а Т. В. родила ребенка мальчика с весом 3 200, рост 52 см. Мне нужно еще учиться. А ребенку нужно стирать и готовить. Отказываюсь постоянно. Прошу решить его дальнейшую судьбу».

А вот заявление от выросшего сына отказницы, Бориса: «После окончания ПУ, был прописан в общежитии. В двухместную комнату нас поселили семерых. В общежитии беспредел – пьянка, кражи, наркомания. Я приходил с работы с запасом продуктов, а утром не обнаруживал ни продуктов, ни вещей.

Просил перевести меня в другое общежитие - предложили перейти в другую комнату, где такие же условия. Я вынужден был уйти на частную квартиру... Три года скитаюсь по чужим углам, не могу добиться нормального жилья».  «По данным на 01.01.01. 327 лиц из числа детей-сирот нуждались в жилье.

За последние два года выделено 13 квартир… остальные проживают в общежитиях» – это отписка из департамента образования и науки края. В одном кабинете Боре прямо сказали: «Что ты тут ходишь, клянчишь! Мы не виноваты, что ты родился бездомным!» А кто виноват? Может, Боря?..

Вроде никто не отменял Закон РФ «О дополнительных гарантиях социальной защиты детей-сирот…». Детей обязаны обеспечить жильем в течение трех месяцев по их совершеннолетию. До недавнего времени это оставалось головной болью муниципалитетов, в которых проживали дети, прежде чем попасть в сиротское заведение. Но государство декларирует, а чиновники разводят руками: денег нет, возможностей нет. Расходы на сирот, выяснил Котенок, не предусматривались в бюджетах муниципалитетов вообще!

Котенок писал губернатору, в ЗСК, президенту. Ходил по кабинетам и предлагал принять меры, выделить расходы на жилье для сирот отдельной строкой. Его игнорировали, закатывали глаза, а «самый скандальный пенсионер Краснодара» невозмутимо гнул свою линию.

Более полутора сотен сирот он обеспечил положенными метрами через суд.  С трудом, но практически всех пристроил в общежития. Помочь получить жилье удалось единицам.

Справедливости нет…

Государство, взяв на себя обязательства, их не выполняет – в этом наша главная беда, считает Котенок.

- «Детдомовец», «интернатский» - это почти приговор, - говорит Сергей Кузьмич.
– Только у 10-20 процентов сирот жизнь складывается благополучно. Большинство уходят в криминал, сами становятся жертвами, опускаются на дно. Я считаю, только чиновники в этом виноваты. Лиши любого жилья, работы, родственников – и что будет?

Вот пара историй от Кузьмича.

Наташа с отличием закончила школу-интернат и захотела получить «нормальную специальность». В училище, «на секретаря-референта», ее приняли, но общежитие не дали. Куда бы Кузьмич с Наташей ни обращались, всюду отказ. Девушка сняла комнату, а чтобы ее оплачивать - устроилась на работу. Зарабатывая на жизнь, запустила учебу. Ни времени, ни денег ни на что не хватало. Однажды Наташа пришла к Кузьмичу: «Справедливости нет, я пошла на панель». Где она сейчас, неизвестно.

Близнецов Яну и Игоря усыновила семья Б., воспитывавшая родного ребенка. Получив статус многодетной, семья получила четырехкомнатную квартиру. Но оказалось, места для всех в ней мало, а еды не хватает. Брат и сестра скитались по улицам, подворовывали, чтоб прокормиться.

В итоге «мама» и «папа» сдали «трудных» близнецов  в интернат.  В 98-м Яну выпустили во взрослый мир, выдав 50 рублей и ордер на койко-место. Устроить девушку на работу или учебу, обеспечить ее теплой одеждой, никто не озаботился. «…Я обращалась в управление образования, но там просят потерпеть. Протерпела без одежды и питания более месяца. Больше не могу. Прошу, посодействуйте в спасении жизни т.к. могу умереть от голода и холода». (Из письма в «Элиту»).

Котенок родился в голодном 1937, рос в лихие годы.

- Мы ели все, что растет, - рассказывает Кузьмич. - С декабря по март мертвый сезон, спасала корова. На молоке дотягивали до весны, когда можно было наковырять съедобных корешков. Однажды, нашли с пацанами мертвую сороку, вот было счастье! Зажарили на костре, а тушка маленькая, тощая. Пока делили, передрались до крови. Время было такое... Как возможно чтобы дети голодали, холодали в мирное время – я не постигаю!

Пока Котенок бегал по инстанциям, Яна совершила кражу. В суде сказала, что очень хотела есть, а лезть в холодильник Кузьмича уже было совестно. Когда освободилась, ей дали ордер на койко-место, но в общежитии селить бывшую «зэчку» отказались. Пока Котенок разбирался, Яна ночевала то него, то у знакомых. Игорь в это время отбывал уже второй срок. Однажды Яна пришла к Котенку прощаться. Не застав, оставила записку: «Уехала добывать средства к существованию». Пропала навсегда. Судьба Игоря также неизвестна.

Последнее дело

Годы идут, здоровье все хуже.

- Если я в этом году не умру, то в следующем отойду от дел, - говорит Котенок. – Тяжело с бюрократами бороться, силы уже не те.  Хотелось бы уйти со спокойной душой. Сердце ноет за Лешу Савенко.

Выпускника детского дома г. Усть-Лабинска буквально бросили в чистом поле. Доставили по месту рождения - к порогу  кособокого домика, который давно уже занимала садоводческая бригада. Впрочем, и ее расформировали: на двери  замок и ни души. Двое суток Леша просидел на пороге. Полдня пешком возвращался в город.

В управлении образования района его прогнали: «Ты уже не наш, гуляй». Встретил пацанов, дали адрес Кузьмича, «зуб давали», что тот поможет. Тот добился, парня зарегистрировали в краснодарском общежитии, а там и срок в армию идти подоспел. Еще два года Алексей отслужил в Чечне по контракту.

Вернулся в 2000, и снова койко-место Кузьмич для него выбил. Потом отвоевывали отдельную комнату – женился Леша, а в комнате кроме него еще шестеро. В итоге молодой семье выделили…  душевую.  В ней молодые и по сей день живут – теперь уже втроем, ребенок родился.

Что удивительно, у парня  сразу два статуса, дающих первоочередное право на жилье - сироты и участника войны. Но его не ставят на учет, ни по льготам, ни на общих основаниях. Говорят, обратился поздно, возраст вышел (встать на льготный учет для получения жилья нужно до 23 лет).

По доверенности делами Алексея занималась «Элита» - в то время, когда он в Чечне от бандитов страну защищал, Котенок от его имени подавал запросы и заявления. Это не считается, оказывается, не сам Алексей подавал. Одиннадцатый год идет с городской администрацией изнуряющая тяжба. 

Последний суд, состоявшийся 9 февраля, обязал администрацию Краснодара обеспечить парня «квадратами». Но муниципалитет не хочет сдаваться, подана апелляция…

Если бы, да кабы…

Как и двадцать лет назад, Котенок живет в маленьком ветхом домике у трамвайных  путей. Доллары от американского дядюшки никак не отразились на его личном благосостоянии - легко пришли, незаметно ушли.

Он никогда не жил шикарно. Первая запись в трудовой появилась в 11 лет. В 13 получил удостоверение жокея, работал на ипподроме в Сальске. В Краснодар приехал после армии, поступил на работу в УГРО. Котенка «бросили» на  карманные кражи, и через год Краснодар объявили «ямой». По-блатному - «зона, в которой не стоит промышлять из-за злой милиции». Любовь ему выпала под стать детству, такая же скудная. Жена родила дочь и умерла. Офицер милиции получал 45 рублей. А нужно было снимать жилье, платить няне, одевать, обувать, кормить дочку... По ночам опер разгружал вагоны.

Так жизнь и прошла – в маленьких и больших трудах и заботах. Вырастил дочь, вынянчил внучку, правнуков дождался. Наследство им оставляет скромное. А может огромное, как посмотреть. Сотни сирот спасены от голода и холода, встали на ноги – это главное. Родные жалеют об одном, что не построил он свою деревню.

Как знать, быть может, на Кубани не осталось бы тогда ни одного непрописанного, безработного и бездомного сироты?

О властях нельзя сказать, что не стараются. В 2005-м полномочия по предоставлению льготного жилья сиротам были переданы на уровень субъекта федерации, край принял целевую программу «Дети Кубани». За четыре года ключи от квартир получил 251 сирота. В 2009 году – уже 386. В прошлом - 330. В году нынешнем планируется обеспечить жильем 500 бывших детдомовцев – краевой бюджет выделил 484,6 млн. руб. Расходы на жилье для сирот, наконец прописаны отдельной строкой – свершилась мечта Котенка.

Но о кардинальном решении проблемы говорить не приходится. В среднем в год на Кубани из сиротских учреждений выпускается 300 человек. Но только в начале 2010 года льготное право на жилье было установлено для 1621 сироты. В конце года этот статус получили еще 757 человек, завершивших обучение в ПУ, вернувшихся из армии, колонии и т. п. Кроме того, заявляют о себе сироты, по каким-либо причинам не ставшие своевременно (до 23 лет) на льготный учет. Власти декларируют, что их жилищным вопросом они тоже займутся. Это значит, что число нуждающихся в жилье еще несколько лет будет увеличиваться примерно на 500-550 человек ежегодно.

Пока суть да дело, муниципалитеты по «доброй» традиции расселяют сирот по общежитиям. Бывшим детдомовцам  не привыкать - койко-место в детдоме сменилось на койко-место в общаге. Но новичкам иногда бывает сложно уснуть после рассказов старожилов: «А вы знаете, есть один чудак, он хотел построить сиротскую деревню…»

Счастье есть!

Потеряв партнеров и компаньонов, он не остался один. Верными соратниками, соучредителями «Элиты» стали мальчики и девочки, сироты, обратившиеся за помощью в числе первых.

Близнецы Света и Максим Доможировы попали в детдом после смерти родителей. Квартиру, в которой были прописаны, муниципалитет  передал нанимателям, которые ее тут же приватизировали. Вернувшихся из детдома сирот «временно» поселили в комнату-бытовку (бывшую вахтерскую) общежития. Прожить им там пришлось пять лет – столько времени Котенок «бодался» с администрацией района, «прошляпившей» квартиру. Близнецы в итоге ордер

получили. Квартиру не сравнить с родительской, но лучше чем ничего.

Большим другом Кузьмича стал Сережа Бегляк. Мать бросила малыша в роддоме, до 12 лет он рос в детдоме. Потом о его существовании узнал отец, вернул в семью, не испугавшись справки из детдома, удостоверявшей умственную неполноценность сына. Котенок прихватил Сережу с собой, когда повез на независимую экспертизу в Ростов трех других «дебилов». Там диагноз с ребят был снят, впоследствии они благополучно отслужили в армии, а Сергей закончил университет.

Парню сделали операцию – у него был врожденный дефект – «заячья губа», потому мама отказалась, и за придурка держали. Сейчас он преподает в воскресной школе при храме в Юбилейном микрорайоне Краснодара. Ему немногим за тридцать, а он уже написал завещание: «…денежные средства в равных долях передать в Краснодарский Дом ребенка, Афипский детский дом и Новокубанскую школу-интернат».

Анатолий Бондарев, Коля Серов – за каждым именем отдельная история. В «стаю» их сбил собственный горький опыт и желание помочь тем, кто оказался в похожей ситуации.  Проконсультировать, отправить запрос, съездить в архив, сделать ксерокопию – это запросто, Кузьмичу лишь стоит намекнуть. Но продолжать его дело вряд ли кто готов. У всех семьи, дети, дела. Бывшим казенным детям хочется просто жить, той обычной жизнью, что живут обычные люди. Обычные – они не понимают. Этим ребятам, наслаждаясь моментом, иногда хочется зажмуриться, остановившись. Дом есть, семья есть, работа есть – вот оно, счастье!

Этот документ, свидетельство уходящей эпохи, мы решили привести без какой бы то ни было правки и комментариев. В нем – история маленького человека, столкнувшегося с большой проблемой.

Подобных писем в архиве Сергея Кузьмича немало.

«Директору фирмы элита Котеньку С.К. от Касьянова. Игоря. А. прописан хутор Кубанский Усть-Лабинского района ул. Бригадная дом № 5. Без определенного  места жительства. 

Заевление.

По вашей рекомендации я обратился от 15.09.97 г. к главе адменестраций Усть-Лабинского района.Горовому Э.К. он написал резолюцию Мячину И.В. чтоб тот дал ему ответ что он со мной решил. Я пошел к Мячину И.В. Он меня принял с письмом и сказал, что оно фективное и что нет таких законов чтоб сирот обеспечивать.

Начали мы решать с ним по вопросу с жильем и где работать. Мячин сказал: - мы незнаем куда тебя сунуть. Начал он предлагать жилую площадь мне от дома престарелых. Но временно. Это как месяц пожил и пошел отсуда побираться в поисках жилья.

Потом он мне говорит мы тебе найдем работу на улице мусор подметать. Но я учился ненато чтобы мусор на улице убирать. Я учился на каменщика-штукатура. Я хочу работать по специальности.

Потом он говорит мне. Мы тебя направим в станицу Некрасовскую но там нет ни работы ни жилья. Кароче им на миня напливать. Я уже проскитался год без жилья и работы, с большим трудом, за свои деньги прописался. Лижбы  не наказали меня за отсутствия  прописки.

Я думаю, что за год меня уже можно определить. Мне в службе-занятости были даны адриса предприятий, где требуются рабочии моей специальности, но Мячин их у меня отобрал и невернул, заявил что туда ходить не надо. За материальную помощь положенную мне по закону Мячин осмеял меня. Я понял что меня вновь дурачат и направился в г. Краснодар (К Котенку. – Ред.).

Вторично прошу вас оказать мне содействие в получении закрепленного жилья в Усть-Лабинске а не в силе Некрасовка где я ничего низнаю где что находится. Я прошу вас чтобы мне оказали материальную помощь со соцзащиты населения и дали работу по специальности и материальную помощь по закону.

16.09.97. дополняю: - на всем протяжении нашей беседы Мячин постоянно посмеивался надомной и унижал меня»

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно


Загрузка...
Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах