aif.ru counter
38

Огонь на поражение (Дневники о Войне. Глава 3. Часть 1. По линии Маннергейма – огонь!)

Глaвa первaя. Еще дo вoйны

Глaвa втoрая. (Часть 1) Грoзoвые, фрoнтoвые

Глaвa втoрая. (Часть 2) Грoзoвые, фрoнтoвые

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

По линии Маннергейма – огонь!

В декабре 1939 Игнат досрочно выпущен из училища и направлен в другом направлении – на Карельский перешеек…

Финляндия встретила морозами, метелями и такими обильными снегопадами, что пехота просто вязла в тех снегах, топталась на месте и настолько медленно продвигалась вперед, что никакая военная мощь не помогала…

Об истории этой северной войны знаем мы почему-то очень мало. И возможно, не только потому, что нынешние историки все переписывают и переписывают историю да все на новый лад, а зарубежные политологи и вовсе заявляют о сталинской агрессии против их стран (это-то вместо освобождения!). Но и действительно, политические события тех лет, соглашения и договоры между странами напоминают маскарад, в котором все ищут себе партнеров, подписывают соглашения, которые не собираются выполнять, а лишь ради выигрыша во времени.

Мир готовится к войне, к великой сечи, а потому в ход идет все: от запугивания до обмана, от шантажа до лести. Одно из «белых пятен» истории – это наши потери при прорыве «линии Маннергейма». Потери действительно были чудовищны – после многомесячной осады поля сражений предъявляли взору бесконечные остовы покореженных финских дзотов и тысячи вмерзших в лед мертвецов. Наших мертвецов…

«Линию Маннергейма» мы прорвали, но какой ценой! Нынешние историки пытаются доказать, что и линия эта была достаточно слаба, и сам генерал Маннергейм, в прошлом русский офоцер, хранил до последнего нейтралитет и чуть ли не был самым видным пацифистом того времени. Но почему же тогда столько жертв понесла именно наша армия? Почему Финляндии активно помогали третьи страны? Почему же, в конце концов, Финляндия вступила в гитлеровскую войну против СССР и громила нас с северных рубежей с 1941 года по 9 сентября 1944, когда исход войны был уже фактически предрешен и наши войска активно наступали по всему фронту?

Слишком много вопросов ставит история и слишком многие из них оставляет без ответа… Но факт остается фактом – линия обороны или так называемая «линия Маннергейма» проходила всего в 32 километрах от Ленинграда – всего на расстоянии пушечного выстрела!

Строилась эта система долговременных фортификационных сооружений и заграждений массированно – трудовой повинностью были обложены все жители Хельсинки и один свой выходной должны были жертвовать для строительства укрепительных сооружений на перешейке! Если к этому еще добавить, что в 1934 году в Хельсинки было открыто представительство германского гестапо, то ясно, откуда дул ветер внешней политики нашего северного соседа. Тот же Маннергейм оценивал шансы Гитлера в Восточной Европе вполне оптимистично: «Что бы ни говорили о нацизме, нельзя отрицать, что он уничтожил коммунизм в Германии на благо всей западной цивилизации». Вот его оценка. Куда уж откровенней! А начало всей этой истории таково. 

К началу 30-х годов Финляндия тоже активно готовилась к войне. Вот только против кого? Если в 1931 году эта маленькая страна тратила на армию всего 18 млн.долларов, то в 1938 эта цифра выросла ровно в два раза! К августу 1938 года строительство линии обороны на Карельском перешейке максимально активизировалось. Детище Густава фон Меннергейма представляло собой мощную укрепительную линию, по которой в шахматном порядке буквально намертво «впаяли» в землю 456 железобетонных сооружений с артиллерийским и пулеметным вооружением и тщательно укрыли и замаскировали 2755 гранитных и дерево-земляных огневых точек. В глубину полоса укрепления уходила на 90 километров, а общая протяженность оборонительных рубежей, которые пересекли весь Карельский перешеек, составляла 135 километров. Добавьте к этому противотанковые рвы и надолбы.

Весь укрепрайон был поделен на пять секторов, которые прикрывали фланги линии и защищали город Выборг.

Генерал Маннергейм прекрасно сознавал, что противостоять СССР даже при такой линии обороны немыслимо, расклад в материальных и людских ресурах был явно не в пользу финнов. Финляндия успела создать только 9 из 19 планируемых новых дивизий, ВВС были укомплектованы только на 50 процентов, танковый парк представляли машины образца первой мировой войны.

Советский Союз бросил на прорыв «линии Маннергейма» 45 дивизий, более двух тысяч самолетов, 3000 танков, а в живой силе – около одного миллиона человек.

До начала активных военных действий в советской прессе развернулась открытая травля генерала и впервые всплыл термин «белофинны». С иронией рассказывалось о том, что командующий «армией лилипутов» Карл Густав фон Маннергейм, в прошлом русский генерал, дружил с последним царем Николаем, а при бегстве из России украл знамя кавалергардского полка, в котором служил, и до сих пор не застрелился от позора.

Основное требование Москвы было таково: отодвинуть линию обороны Финляндии на 20-30 километров вглубь страны. Предлагалось это для того, чтобы обезопасить в первую очередь Ленинград. Вместо этого СССР готов был предоставить свою территорию севернее Ладожского озера, причем в два раза большую. Маннергейм, кстати, с этим вполне соглашался и даже подал в отставку, когда правительство Финляндии к его мнению не прислушалось. Отставка не была принята, а уже 26 ноября 1939 года на Майнильском перешейке начались военные действия.

Это была коварная война. Финны на близком расстоянии от своих вмурованных в камень и бетон огневых точек разместили прессованные резиновые плиты, бомбы даже с ближнего расстояния, когда били в центр, только подскакивали на этих плитах и… не взрывались. Пришлось идти на ответную хитрость: на бомбы делались «якоря», они цеплялись за плиты – и тут же оглушительный взрыв оглашал округу.

Несмотря на то, что сразу же на прорыв оборонной линии были брошены значительные силы пехоты, а наши бомбардировщики буквально засыпали бомбами сторону противника, первые атаки стремительно захлебывались, а сама линия обороны так и оставалась неприступной.

Трагические события следовали одно за другим. 30 ноября был расстрелян первенец тяжелого океанского флота крейсер «Киров», а декабрь только приумножил потери – в финских снегах на подступах к «линии Маннергейма» одна за другой полегли замертво целые дивизии.

Финские «крепостные валы» оказались неприступными. По гранитным дзотам можно было палить из танков, на них можно было сбрасывать бомбы с воздуха. И пехота – рота за ротой, хотя и наступала с истинно русским размахом и бесшабашным натиском, но после нескольких геройских атак так навечно и оставалась в этой снежной пустыне. Зато финские стрелки, как неуловимые мстители, преследовали наши части то с одного фланга, то с другого. Хорошо обученные ходить на лыжах по лесным тропам, невидимые в белых маскхалатах, они внезапно появлялись там, где их не ждали, вели быстрый снайперский обстрел и так же внезапно по команде исчезали. В прямой бой они не вступали – силы были не те, но действовали так дерзко и так стремительно, что даже видавших виды бойцов удивляли своим натиском, неутомимостью, меткостью.

(Глaвы книги oбнoвляются еженедельнo, oтслеживaть публикaции вы смoжете пo ссылкaм в начале стaтьи.)

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Вернулись ли вы на работу после карантина?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах