758

Операция «ласточка». Как полковник-пенсионер раскрыл преступление

Празднование 90-летия основателя Краснодарского университета МВД Ричарда Балясинского.
Празднование 90-летия основателя Краснодарского университета МВД Ричарда Балясинского. ГУ МВД по Краснодарскому краю

Ричарду Генриховичу Балясинскому 90 лет. Халат, тапочки, кресло-качалка - с ним не ассоциируются. Свеж, энергичен, здрав, - полковники бывшими не бывают. Находясь на заслуженном отдыхе, он раскрыл преступление. Десятое ноября - профессиональный праздник сотрудников МВД. «АиФ-Юг» рассказывает о расследовании полицейского на пенсии, завершившемся полным триумфом.

«Ничего геройского»

Подростком он пережил Великую Отечественную войну, служил опером, следователем, работал в ГАИ, был в числе основателей Краснодарского университета МВД. «Обязуюсь быть честным и добросовестным, отдам служению Отечеству все знания и способности», с этого заявления началась милицейская карьера Ричарда Балясинского. И не закончилась.

Немногих из нас трогает, что творится за дверями квартиры. Ветерана всё касается.

«На улице ночует масса машин, - делится подробностями Ричард Генрихович. - Обратил внимание, что эта стоит неделю, три - и незаметно, что на ней кто-то ездит. Кое-кто уже стал интересоваться: «А резина-то хорошая…».

Балясинский взял автомобиль «под охрану». Опросил соседей и пришел к выводу, что новенькая машина на приколе стоит не просто так. Выяснил, что автомобиль зарегистрирован в Сочи. Позвонил местному коллеге, тот связался с владельцем. Оказалось, автомобиль в угоне. Преступников «повязали». Хозяин так благодарил! Не верил, что «ласточка» когда-нибудь вернется.

Так было раскрыто преступление. Ветеран акцентирует: ничего геройского. Обычная внимательность.

Родился он в Минске в 1928-м. В семье инженера и учительницы уже были старший сын Изяслав и дочери Ядвига и Нина. В тридцатые папа ушел из жизни, переехали на Кубань. Маму направили учительницей в школу села Кулешовка Белоглинского района. В консервативном крае имена приезжих были в диковинку. Ричард мечтал, чтобы его звали обычным именем, представлялся Володей.

«Местные девчонки знали, конечно, что никакой я не Володя, насмехались. Так что плюнул я и стал Ричардом», - говорит полковник.

Когда началась война, брат и сестры ушли на фронт. Ричард остался в Кулешовке с мамой.

«Немцы вывезли всё подчистую. А надо было сеять. Государство выделило зерно, но доставить его надо было с элеватора. В одну сторону 32 км. Транспорта нет. Мы, мальчишки, зерно в совхоз таскали на своих горбах. Таскали «за десятый килограмм». Знаете, что такое? В мешке десять килограммов, весовщик забирал девять, один доставался мне. Учителя в селах не получали карточек и продуктов. Я сделал 11 ходок. Заработал 11 кг. От голода не умерли. В школу ходили через два дня на третий. Пахал на корове, пас овец. Седьмой класс заканчивал три года», - продолжает он.

Дольче вита

Семилетку окончил в 45-м, поступил в спецшколу ВВС. В 49-м был объявлен комсомольский набор в воздушно-десантную армию. Служил в отдельной разведывательной роте. Демобилизовался. Устроился сверловщиком на заводе. Супругу встретил в трамвае. Было это 65 лет назад.

«Девушка вошла красоты удивительной, - вспоминает он. - В голове застучало: «Вот бы такую жену!». Вышла на «моей» остановке».

Конечно, проследил, в какую калитку вошла. Нина служила эстисткой (телеграфисткой) в штабе Северо-Кавказского военного округа. Передавала секретные шифровки. Название профессии дал аппарат «СТ», работающий по принципу морзянки. Родился первенец - освоила мирную профессию. Она рассудительна - он вспыльчив. У нее холодный ум - у него горячее сердце. Как знать, удалось бы пронести любовь через десятилетия? Остро чувствовать ответственность и беречь друг друга научила война. У супругов два сына, два внука, внучка и две правнучки.

Карьера Ричарда Генриховича в МВД началась по протекции. Когда вычистили «бериевских преступников», образовалась огромная нужда в кадрах. Трудовой коллектив рекомендовал его для службы. Путь прошел от опера до замначальника краевого ГАИ, руководил Краснодарской школой усовершенствования начальствующего состава милиции МВД СССР. Биография и опыт позволяют судить о нас – нынешних.

«Сладкая жизнь людей испортила, - считает ветеран. - Кругом какое-то сладостное воспевание предметов роскоши. Жизненные цели измеряются в марках машин и моделях айфонов. Потребление превратилось в главную цель бытия. Я часто вспоминаю военные годы, Кулешовку. Мужчины на фронте, техники нет. Мы, дети, помогали мамам, пахали на коровах. Нужно было засеять поля, чтобы не умереть от голода. Боже мой, как мечтали мы, что наступит жизнь сытая, беззаботная.

Теперь я старик и глубоко разочарован. В погоне за изобилием (в основном импортного, заметьте, происхождения), мы породили культуру тунеядства. Идея труда деградировала, а это неминуемо приводит к вырождению, и, как ни парадоксально, к исчезновению тех самых предметов роскоши и даже колбасы. Когда-то мы насмехались над советской докторской, которая якобы пополам с картоном. Но состав той, что сегодня едим, вообще науке не известен. Мы критиковали «ушатый» «Запорожец», а машины, что производим сегодня, уходят в утиль, не отслужив гарантийного срока. Настала ситуация как в том анекдоте: «А что вы умеете делать руками?». Я не призываю обрядиться в рубища, но переставить приоритеты в головах необходимо. Не жизнь ради вещей, а вещи для жизни. И уметь их создавать мы должны сами».

Что сказал полковник

90 лет – возраст мудрости и огромного жизненного и профессионального опыта. «АиФ-Юг» собрал в цитатник самые яркие изречения Ричарда Балясинского, ветерана МВД, награжденного государственными и ведомственными наградами, медалью «Герой труда Кубани».

О поборах на дорогах

«Самые злые анекдоты – про гаишников. Но я бы не рассматривал проблему поборов на дороге, вырывая ее из общего контекста российской действительности. Гаишники прибыли с Марса? Они - часть общества. Взятки берут и губернаторы. Победить монстра можно - было бы желание. Я помню, как в ГАИ боролись со взяточниками в 70-х. Когда появлялось подозрение, что некоторые инспекторы «берут», их моментально брали в оборот. Одного постового взяли с поличным. Доставили в кабинет начальника. Положили на стол два бумажных рубля мятых. Взяточник ухитрился, схватил их, да в рот. Начальник брезгливо протянул стакан воды: «Запей, а то подавишься». К тем, кто берет, относились как к зачумленным. За преступление одного отвечало всё подразделение. Люди видели, что наказание неотвратимо и жестоко. Это сдерживало. Так почему бы не вернуться к старой практике? В советские времена сотрудники МВД, прокуратуры, судьи, гражданские начальники отвечали за преступления в максимальном объеме, установленном УК - вплоть до расстрела. В 1974-м один сержант в Краснодаре за сокрытие ДТП взял с водителя 75 рублей. Получил восемь лет строгого режима».

Про аварийность

«Чем больше машин, тем больше ДТП. Проблему ещё в 1972-м обсуждали как важнейший государственный вопрос в Совмине. Создали в СССР две школы ГАИ. Одна появилась в Орле, другая в Краснодаре (на ее базе позже возник университет МВД). Думали, тенденцию себя убивать переломят увеличение штата сотрудников ГАИ, просветительская работа, профилактика. С тех пор прошли десятилетия. И я пришел к выводу, что нашего водителя дисциплинирует только тотальный надзор и контроль. В 1976-м Кубань стала регионом, где впервые было введено патрулирование с воздуха. Силами одного вертолета, за сутки дежурства, аварийность на сложном «курортном» отрезке трассы удавалось снизить до нуля. Водители верили, что сверху виден каждый их маневр, вплоть до номеров машины, ехали чинно-благородно. Ничего не изменилось, в день на Кубани – десятки аварий, но почти никогда они не случаются на участках трассы, где установлены камеры. А уж если инспектор на дороге – водители шелковые, скорость сбавляют, пристёгиваются. Как те школьники, что шапку натягивают, открывая дверь подъезда, чтобы мама не заругала».

О дисциплине

«Невозможно, чтобы патрули контролировали каждый перекресток. Ни одно государство не в состоянии содержать такую армию полицейских. Законопослушность не возникает вдруг. Она воспитывается мамой, школой, а более всего – окружающей средой..Общий настрой важен. Считаю, пропаганда безопасности должна быть жесткой и навязчивой. У нас по телевизору рекламируют какие-то ногти говорящие, носы. А надо детишек показывать, ставшими сиротами после гибели папы-лихача. Надо рассказывать о людях, которых задавили. Причем делать это не так, как в криминальной хронике. Трупы, которые выковыривают автогеном, показывают каждый день. Но наши люди смотрят такие сюжеты даже с любопытством, им они нервы щекочут. А надо - чтобы до слез пробивало. Чтобы пришло осознание: в год на российских дорогах погибают около 30 тыс. человек. Сотни тысяч – калечатся. Чтобы в пот бросало при мысли, что в статистику может войти твоя собственная жизнь, или жизнь твоего ребенка. Вот если об этом думать, а не о том, как поскорее проскочить и засекут тебя или нет, тогда бы изменилось что-то».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах