Примерное время чтения: 12 минут
320

Екатеринодар цвел и богател. Как развивалась столица казачьего края

«АиФ-Юг» № 36 06/09/2023 Сюжет Живая история Кубани
Группа генералов, штаб- и обер-офицеров.
Группа генералов, штаб- и обер-офицеров. / А. Рыльский / Из архива

В этом году Краснодар отмечает 230-летие. Город молодой, но многие вещи, которые сейчас стали обыденными в городе, были запущены раньше, чем в других, даже столицах. Так, считается, что электрический трамвай был пущен в Екатеринодаре в 1900 году, раньше, чем в Москве.

А в августе 1894 года у нас открылась выставка «живых фотографий» (прообраз кинематографа), которые демонстрировались на год раньше первых киносеансов парижского киносеанса братьев Люмьер и на два года раньше первых киносеансов в Москве и Петербурге.

Рассказываем, каким был Екатеринодар на стадии своего становления. В статье использованы материалы из сборника «Столица казачьего края».

Первопроходцы

Итак, в конце XIX века Екатеринодар становится не только административным, но и культурным центром вновь образованной Кубанской области. При этом главой региона по-прежнему оставался начальник области и наказной атаман Кубанского казачьего войска. Ему на правах губернатора принадлежала не только военная, но и гражданская власть.

С проведением железной дороги Екатеринодар превратился в крупный торговый центр Северо-Кавказского региона. Население города стало стремительно расти. В начале ХХ века здесь строится ряд крупных заводов. Город цвел и богател, в нем появились новые учебные заведения, библиотеки, театры, увеселительные заведения, множество красивых особняков.

Надо сказать, что в Екатеринодаре с 1863 года издавалась первая на Кубани еженедельная газета «Кубанские войсковые ведомости», получившая вскоре новое название «Кубанские областные ведомости», с 90-х годов она стала еженедельной. В это время в городе также издается множество других газет и журналов.

В Екатеринодаре конца XIX века активно развивалось и фотодело, которое имеет свои особенности: иметь камеру, различные приспособления для съемки, химические растворы для обработки фотоматериалов могли себе позволить люди состоятельные, поэтому первые фотографы, известные нам, были офицерами.

Столица Кубанской области задавала тон и в развитии образования.

Родоначальником кубанской фотографии в 1865 году стал есаул Кубанского казачьего войска Александр Федорович Рыльский. Первое фотоателье им было открыто в Екатеринодаре спустя год после окончания Кавказской войны. Располагалось оно на улице Графской (Советской), недалеко от Красной. На одной из первых сделанных им фотографий было запечатлено торжественное войсковое построение на плацу Екатеринодарской крепости по случаю панихиды по убитым во время Кавказской войны, а также в связи с освящением пожалованных Кубанскому казачьему войску 14 Георгиевских знамен и прочих отличий. Высочайшим указом есаулу А.Ф. Рыльскому было разрешено именоваться фотографом императорского величества.

В августе 1894-го в Екатеринодаре открылась выставка «живых фотографий» (прообраз кинематографа), которые демонстрировались на год раньше парижского киносеанса братьев Люмьер и на два года раньше первых киносеансов в Москве и Петербурге. А в 1900 году в Екатеринодаре, между прочим, раньше, чем в Москве, был пущен электрический трамвай.

По подсчетам столичного журнала «Театр и искусство» в 1917 году в Екатеринодаре работало 33 профессиональных и любительских театральных коллектива. В городе было три стационарных театра – Летний (в городском саду), Зимний (нынешняя филармония) и Северный (бывший кинотеатр Россия), кроме того были залы в общественных собраниях, кинотеатрах и других учреждениях.

В Зимнем театре обычным делом были аншлаги, и к концу спектакля по заявке дирекции к зданию театра подавался трамвай. В Екатеринодаре выступали звезды тогдашней эпохи – актеры Мамонт Дальский и Яблочкина, прима-балерина императорских театров Екатерина Гельцер, певцы Федор Шаляпин и Леонид Собинов, композитор и пианист Сергей Рахманинов и многие другие.

Столица задавала тон

19 декабря 1882 года в Екатеринодаре прошла постановка первой кубанской оперы «Черноморцы» по пьесе Я.Г. Кухаренко «Черноморский побыт на Кубани миж 1794-1796 роками» украинского композитора Н.В. Лысенко.

22 января 1898 года в столице Кубани в помещении второго общественного собрания с успехом прошла постановка первой кубанской оперетты «Черноморский побыт».

В июле 1920 года в этом же здании усилиями Самуила Яковлевича Маршака был открыт первый в стране театр для детей.

Как говорят дошедшие до нас исторические документы, первым меценатом и культурным деятелем Екатеринодара был войсковой судья Головатый Антон Андреевич. Он получил хорошее домашнее образование, которое продолжил в Киевской бурсе, там проявились его необычные способнос­ти к наукам, языкам, литературный и музыкальный дар.

Известно, что Антон Головатый сочинял стихи. Находясь в Петербурге, он написал две свои самые знаменитые песни, ставшие народными: «Вродылыся мы в свити нещаслывы» и «Ой, годи ж нам журытыся». Головатый вел переписку с высокообразованными людьми того времени: поэтом Державиным, фельдмаршалом Репниным, адмиралом Де Рибасом и Мордвиновым, другими известными людьми. Стараниями атамана Головатого на Кубань были перевезены войсковой и куренные архивы черноморцев. Именно ему потомки обязаны сохранением знаменитого Тмутараканского камня князя Глеба, хранящегося сегодня в Петербургском Эрмитаже. В 1795 году Головатый первым в Екатеринодаре выписал столичные газеты, он подписался на «Российские ведомости» с приложением «Приятное препровождение времени» к ним и на календари «Ардинарский», «Придворный», «Адресный». Его кипучую деятельность на поприще культурного развития региона прервала смерть во время Персидского похода в 1797 году.

Столица Кубанской области задавала тон и в развитии образования. Отметим, что в начале XIX века приоритеты на ниве просвещения отдавались духовным учебным заведениям. Внимание на светское образование обратили в 1802 году, когда в России было учреждено Министерство народного просвещения и высочайшим указом определены его функции и основные задачи.

Императорским указом, подписанным в январе 1803 года, вводились единые «Правила народного просвещения» и положение «О заведении училищ».

«Рассмотрев поднесенный нам министром просвещения общий с членами правления училищ доклад об устроении училищ и распространении наук в Империи нашей, – говорилось в тексте указа, – признали мы за нужное утвердить предварительные правила народного просвещения. И как сия государственная часть, по различию предметов, в нее входящих, касается не только до гражданских, но и духовных властей, … мы (Император Александр I) удостоверены, что и все наши верноподданные примут деятельное участие в сих заведениях для пользы общего и каждого учреждения».

Как построили музей

В Кубанском крае первые шаги светского образования были робки и несмелы. Делались они через школу приходского дьяка и через писарню земского повытья (т.е. отделения, ведающего делопроизводством). Именно там, в писарне, где «робкое детское перо погружалось в обломок бутылки, заменяющей чернильницу», и появились прообразы современных средних образовательных учреждений, читаем в трудах начальника Псекупского казачьего полка, а по совместительству историка и основателя первого на Кубани краеведческого музея в Горячем Ключе Ивана Попко.

Известный историк и общественный деятель Кубани генерал-лейтенант Иван Диомидович Попко родился в 1819 году в семье есаула-сечевика Тимашевского куреня, долгое время жил в Екатеринодаре. Участник Кавказской и Крымской войн. Военный историк, писатель.

Его основной труд «Черноморские казаки и в их гражданском и военном быту, очерки края, общества, вооруженной силы и службы» был написан в 1858 году. Иван Попко составил ряд обширных исследований по истории казачества: статистическое описание Черноморского войска, исторические и биографические очерки, биографии казачьих генералов.

Первое собрание ценных для потомков предметов на Кубани, созданное генералом Иваном Попко, постигла почти та же судьба, что и знаменитую Александрийскую библиотеку, уничтоженную пожаром.

Попко был первым нашим земляком, который разглядел ценность в самых обычных предметах быта. Он призвал новых переселенцев, занимающих долину Псекупса, не уничтожать, а сдавать ему бытовые вещи, оставшиеся на местах горских аулов. Переселенцы охотно выполняли необычную просьбу, и вскоре собралась коллекция из орудий труда и посуды абадзехов.

Все собранные экспонаты генерал поначалу хранил в своей квартире. По мере расширения коллекции, особенно тогда, когда она стала пополняться каменными надгробными памятниками, стал вопрос о новом помещении для ее хранения.

Генерал Попко решил создать музей в станице Ключевой (Горячий Ключ, ныне). Для размещения экспонатов на площади посреди станицы соорудили настоящую горскую саклю. Рядом с ней расположили надгробные плиты, а внутри различные бытовые предметы, относящиеся не только к началу XIX века, но и к эпохе греков и генуэзцев. Здесь находился аналой для чтения Корана, резная крышка сундука с геометрическим орнаментом, станок для нареза винтовок, горские орудия труда для обработки почвы, среди которых выделялся одноручный плуг, и многое другое.

Когда в 1866 году в долине Псекупса были найдены останки доисторических животных, для них построили еще и палеонтологический музей. А те экспонаты, которые не помес­тились в музее, расположили в своеобразном его филиале, открытом в полковой школе.

Кроме сбора различных материальных предметов Иван Попко занимался сохранением всевозможных документов, относящихся к истории Кавказа. К концу жизни генерала-историка был собран огромный архив, из которого он почерпнул материал для написания нескольких книг по истории казачества.

Однако случилось так, что генерала перевели на другое место службы. В 1871 году ценнейшие музеи Горячего Ключа остались без надзора. Часть экспонатов предположительно попала в Тифлисский и Майкопский музеи. Судьба остальных неизвестна: где они находятся сейчас, можно только предполагать.

Трагично сложилась и судьба собранного генералом архива – тысячи ценных документов были отправлены на растопку печей. Так сгорела кубанская библиотека.

Тем не менее, на месте первого музея, открытого Иваном Попко, в наши дни работает его преемник, открытый в 2000 году. В его залах представлены материалы по геологии, палеонтологии, архео­логии, этнографии, истории Горячего Ключа и его окрестностей.

Мастера грамоты

Значителен вклад Ивана Попко в развитие образования на Кубани. «От цветущей долины первых игр детства до чернильной вершины войскового Парнаса считалось три поприща: грамотка, часословец и псалтырь», – отмечает в своих трудах Иван Попко, подчеркивая, что через сослужителей культа дети познавали «государеву политику», нравственность, учились бороться с дурными помыслами, уважать власть, отвечать за свои поступки, анализировать собственное поведение, делать выбор между добром и злом.

Что же касается обучения грамоте как такового, то занимались им в основном лица духовного звания – местные грамотеи и писари. «Мастерами грамоты» чаще всего были дьячки и мирские люди, для которых дело обучения стало основной профессией. По договоренности с отцом или родственниками отрока обучали его такие профессионалы у себя на дому или в семье ученика, регулярно навещая подопечного.

Иногда на таких уроках собирались несколько детей, таким образом получалась небольшая школа. Учили детей грамоте да уму-разуму в основном по религиозным книгам, однако известны случаи, когда учителя использовали в процессе и произведения устного народного творчества, например, сказки казачьи да пословицы разные.

Грамотного человека на Кубани называли «письменным», а пишущего с крючками и без препинаний величали «бумажным». «Бумажных» людей в войсковых присутствиях, канцеляриях, комиссиях и станичных правлениях было немалое число. Казалось бы, процесс обучения вполне можно было запускать исключительно на местном материале. Тем не менее историкам известен документ, свидетельствующий и об обратном. Так, наказной атаман Бурсак, который, по-видимому, не очень доверял местным грамотеям, специально для войсковой школы в Екатеринодаре выписал из Московского университета студента Иванченко и гимназиста Полякова для преподавания наук в этой школе.

Поборник просвещения

1-я войсковая школа в столице Кубанской области распахнула двери для учеников в 1803 году. На ее базе год спустя открылось войсковое училище, смотрителем которого стал протоиерей Кирилл Россинский, по мнению современников самый деятельный поборник просвещения в Черномории.

Протоиерей Россинский был редкой для своего времени личностью. По образованию и по уму не было равного ему в войске. По энергии и бескорыстию он был также единственным в своем роде общественным деятелем. Будучи духовным пастырем, он всю свою жизнь и состояние посвятил делу народного просвещения, но, по мнению просветителя Федора Щербины, умер никем не оцененный, предположительно, бедняком.

Благодаря активной миссионерской деятельности Россинского на территории Екатеринодара в 1813 году возникло несколько церковных строений. Они были построены во имя святой великомученицы Екатерины в центре города, во имя святого апостола Фомы на территории кладбища.

В 1821 году Россинский обратился с просьбой к князю Александру Голицыну, президенту Российского библейского общества, также ведавшему в то время духовными делами и народным просвещением в Санкт-Петербурге, о разрешении открыть в городе Екатеринодаре и окрест войска Черноморского сотоварищества Библейского общества для содействия в снабжении книгами Святого Писания.

В 1806 году Россинскому удалось открыть в Екатеринодаре уездное начальное училище. Сам он был назначен его смотрителем и законоучителем. Для преподавания предметов из разных городов были выписаны хорошие наставники. В 1811 году к училищу были присоединены гимназические классы, что позволило в дальнейшем открыть гимназию.

В августе 1818 года трудами Россинского было открыто духовно-приходское училище, а первым смотрителем училища назначен его основатель. Для учеников местных училищ Кириллом Васильевичем были составлены «Краткие правила правописания».

В первые годы после открытия училище было чисто казачьим. Материальные средства, оборудование, помещения, подбор учебного персонала, организацию учебного дела казаки вели на собственные средства. Находясь под покровительством войска, это учебное заведение имело свою собственную библиотеку, состоявшую из 155 книг и 10 томов «Древней истории Голеня», что по тем временам считалось весьма солидным арсеналом знаний. На высоте было и качество подготовки обучающихся в этом заведении.

31 августа 1803 года вышел указ Военной коллегии и Военного министерства «О предоставлении Черноморского войска к производству в хорунжие грамоте умеющих». Указ распространялся и на казаков линейцев. Для укрепления дворянского сословия армейским чинам жаловали лишь богатых, грамотных и преданных царскому правительству старшин – читаем в работе «Черноморское казачество в конце XVIII – первой половине XIX века» кубанского историка Галины Шевченко. То есть согласно указу при всех «доблестях и достоинствах» неграмотные казаки не могли получить офицерского чина.

За достигнутые успехи в деле просвещения 19 января 1812 года Кирилл Россинский был награжден орденом св. Анны III степени. Умер он в Екатеринодаре 12 декабря 1825 года.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

А вам в детстве родители выписывали детские журналы?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах