Примерное время чтения: 13 минут
383

В поисках лучшей жизни. Зачем греки пришли на Кубань?

Сюжет Живая история Кубани
Древняя Фанагория подарила ученым уникальные находки.
Древняя Фанагория подарила ученым уникальные находки. Commons.wikimedia.org

Великая греческая колонизация - эпохальное событие в истории древней Эллады. В течение двух столетий (середина VIII - cередина VI вв. до н.э.) греческие переселенцы застроили поселениями-апойкиями (от греческого «полис» или дословно «дом вдали от дома», - прим. ред.) всё побережье Средиземного и Чёрного морей. Огромный средиземноморский бассейн превратился во внутреннее море эллинского мира. Между греческими полисами-гражданскими общинами существовали тесные политические, экономические, религиозные и, наконец, родственные связи, что явилось залогом античной цивилизации - фундамента европейской культуры. Подробнее - в материале kuban.aif.ru.

Мы идём на север

По мнению археолога, доктора исторических наук Владимира Кузнецова, этот процесс называется переселением части родной общины в другие места, но его почему-то ещё называют «греческой колонизацией». Причины разные. Одна из них - торговые интересы метрополии, другой причиной называют аграрный процесс.

Северное Причерноморье попало в орбиту эллинского колонизационного процесса позднее других регионов Средиземноморья. Главная причина этого заключается в удалённости от основных центров античной цивилизации.

«Как следствие, этот регион долгое время не привлекал внимания потенциальных переселенцев. К концу VII - началу VI вв. до н.э. в Средиземноморье практически не осталось мест, пригодных для вывода апойкии. Какие трудности ожидали стремящихся найти участок на уже освоенных землях, показывает известный пример с жителями города Фокеи в Ионии, вынужденными покинуть свой город из-за захвата его персами. Они долгие годы скитались по западной части Средиземного моря в поисках новой родины. Поэтому с течением времени некоторые ионийские полисы, выводившие апойкии, обратились в сторону северного побережья Понта, где ещё возможно было найти пустующие земли.

Одной из важнейших причин выселения греков стали военные столкновения с лидийцами, а позднее и с персами. Это вынуждало их искать лучшую жизнь в чужом краю. В архаическую эпоху Иония была наиболее развитым регионом Эллады, а позднее она потеряла свои лидирующие позиции», пишет Владимир Кузнецов.

Греческие колонисты обосновывались в Северном Причерноморье на почти пустых землях, поскольку на первоначальном этапе греческой колонизации скифы не интересовались прибрежной полосой. Поэтому торговля с ними была крайне ограниченной. Зато греки испытывали интерес к оседлым племенам лесостепной зоны, с которыми они начали обмен товарами и продуктами ещё в VII в. до н.э. На втором этапе с конца VI в. до н.э. эта торговля стала более интенсивной. Об этом свидетельствует огромное количество вещей на поселениях лесостепной зоны.

Мирное переселение?

Историки считают, что одной из первых греческих колоний в Северном Причерноморье было поселение на территории современного Таганрога на северном берегу Азовского моря (Меотиды). Любопытно, что эллины, чтобы достигнуть устья Дона, прошли Керченский пролив. По какой же причине ионийцы игнорировали места, где позднее появились Пантикапей, Нимфей, Гермонасса и другие Боспорские полисы? Ответ затруднителен. Может быть, это было связано с демографической ситуацией? Например, местные племена  не могли оказать сопротивление незваным чужакам.

Но есть мнение, что процесс освоения происходил без каких-либо серьёзных конфликтов. Но в последнее время появилась точка зрения, что апойкии основывались в обстановке военной угрозы. На это указывают многочисленные оборонительные сооружения. Одно из них обнаружено в районе станицы Голубицкой Темрюкского района Краснодарского края. Они датированы VI веком до н.э.

Кстати, одним из самых древних городов нашей страны является Пантикапей (находился на территории современной Керчи). В результате новейших археологических исследований становится ясно, что его основание относится примерно к рубежу VII - VI вв. до н.э. Апойкия была выведена из крупнейшего ионийского города - Милета. В течение довольно короткого времени Пантикапей стал самым мощным центром на территории Боспора Кимерийского, позднее превратившись в столицу Боспорского государства.

Две столицы

Город имел богатейшую многовековую и очень яркую историю. Считается, что Пантикапей был первым полисом - городом-государством на берегах Чёрного моря. Уже с конца 40-х годов VI века до нашей эры у города была своя серебряная монета, а ещё через два века там стали чеканить и золотую. На монетах изображали грифона, хлебный колос и бога полей Пана. В 480 году до нашей эры города, расположенные на побережье, объединились в Боспорское царство, а Пантикапей стал его столицей.

Город развивался стремительно. Через столицу нового государства проходили торговые пути между Европой, Средней Азией и Средиземноморьем. В те годы Боспорское царство славилось зерном и мехами, солью и вяленой рыбой, скотом и рабами. Греки привозили в Пантикапей вино, оливковое масло, драгоценные металлы и предметы искусства.

Фанагория находилась на другом берегу Керченского пролива, была основана примерно в середине VI в. до н.э. выходцами также из ионийского города - Теоса. Она была второй столицей государства, самым крупным государством на Таманском полуострове.

Древнегреческий историк и географ Арриан писал, что её основал теосец Фанагор, бежавший от «персидской наглости». По его имени и назван город. Фанагор был ойкистом: так называли предводителя колонистов-переселенцев, который пользовался диктаторскими полномочиями. Иначе и быть не могло, поскольку процесс переселения в новые незнакомые земли был сопряжён с огромными трудностями. Успешно руководить таким процессом можно было только сильной рукой. После смерти ойкиста в городе устраивали ежегодные праздники, посвящённые ему.

Таманский полуостров богат не только своими землями, но также рыбой (в том числе и осётром), птицей, дикими животными, пресной водой.

В так называемый «греческий период» город был процветающим центром сельского хозяйства, ремесла и торговли.

Российский академик П.С. Паллас описывал в XVIII в. земли и образ жизни по берегам Керченского пролива того времени так:

«Рыбная ловля на Босфоре (т.е. в керченском проливе) и вдоль всего берега очень обильна; ловят преимущественно белугу и других осетров, сетями или же крепкими лесами, привязывая к ним плавающую приманку. Керченские греки в особенности занимаются рыбной ловлей и налавливают в год рыбы от трёх до четырёхсот тысяч ок (от 24 до 30 тысяч пудов). Красную белугу (балыки) и желудки её, которые режутся на части, они солят с селитрой и сушат на воздухе; они составляют самую изысканную постную пищу как в России, так и на греческих островах, хотя мясо этой рыбы очень неудовлетворимо. Если эти балыки часто вытирать свежим деревянным маслом и держать развешанными на воздухе, в тени, то они могут сохраняться несколько лет, и тогда ещё более ценятся. Эта страна, впрочем, в высшей степени плодородна и пригодна для всякого рода культуры; в дичи нет в ней недостатка, хотя фазаны, которых прежде было множество, теперь начинают быть редкими; рыба же здесь находится даже в избытке. Для скотоводства могли бы быть здесь, при хорошем обращении с полями, прекрасные пастбища».

Все эти благоприятные природные условия, помноженные на достижения античной цивилизации, позволили греческим переселенцам создать высокий уровень жизни, превратить Фанагорию в важнейший культурный и экономический центр Причерноморья. Она просуществовала околоXVI веков и погибла в результате какого-то вражеского нашествия в X в. н.э. На протяжении всего этого времени город знал периоды расцвета и кризиса, нередко находился в центре крупных исторических событий.

В так называемый «греческий период» город был процветающим центром сельского хозяйства, ремесла и торговли. Товары в Фанагорию поступали из разных концов Средиземноморья. В городе были построены великолепные общественные сооружения, в том числе храмы из мрамора, удобные большие жилые дома, улицы были замощены камнем и битыми черепками, проведена городская канализация. На морском побережье был построен порт, в который заходили корабли со всей греческой ойкумены. В конце V в. до н.э. Фанагория вошла в состав Боспорского государства, сохранив значительные элементы своей полисной (государственной) независимости.

То строили, то воевали

Один из сложных вопросов - политический статус колоний. Напомним, что основой античной цивилизации, его главной структурной единицей, был полис, т.е. самоорганизующаяся гражданская община, владеющая определённой строго ограниченной сельскохозяйственной территорией - хорой.

Древнейший этап жизни Пантикапея, как показывают раскопки на вершине горы Митридат, завершился военной катастрофой в середине VI в. до н.э. В огне пожара погибают дома, построенные первыми поколениями пантикапейцев.

Находки в слое пожарища наконечников стел, панцирных чешуек и рукояти меча-акинака заставляют думать, что это событие стало следствием нападения врага. По всей видимости, это были кочевники - скифы, так как трудно предположить, что Пантикапей мог быть сожжён соседями-греками из других полисов, которые только появились здесь во второй четверти этого столетия.

Здесь же, на северном крае Верхнего плато, на снивелированном слое пожарища были найдены  остатки древнейшего здания. Из этого можно сделать вывод, что первые десятилетия жизни будущей столицы Боспора были весьма беспокойны - военные конфликты чередовались с периодами интенсивного строительства.

Надо сказать, что аналогичной была и судьба других греческих городов Боспора как на «европейском», так и на «азиатском» берегах пролива.

Несмотря на непростые условия жизни боспорских греков в первой половине VI в. до н.э., можно с уверенностью говорить о поступательном развитии Пантикапея. Вероятней всего, новое население прибывало также  из Греции.

Новая родина

Но этот приток был возможен в том случае, если переселенцы находили здесь перспективу для своего благополучного обустройства на «новой родине». А это было возможным лишь, если первые колонисты не только успешно обустроились, но и достигли определённых экономических успехов, осваивая природный потенциал.

Скорее всего, развивалось сельское хозяйство, особую роль играло производство зерновых, которым Боспор славился в последующие столетия, ремёсла, торговля с греками метрополии, а возможно и с варварскими племенами.

Границы города расширялись к западу и северу, где в предшествующее время существовали только углубленные недолговечные сооружения - хозяйственные ямы и так называемые хозяйственные «землянки».

Эта территория застраивалась жилыми домами на каменных фундаментах, прокладывали уличную сеть, а на Западном плато сформировался новый общественный центр города: были возведены многокамерные постройки, среди которых центральное место занимало круглое здание (в диаметре 15 метров). Не исключено, что это здание сочетало сакральные и административные функции. А на северном склоне формировался район жилой застройки.

Небольшие одно-двухкомнатные дома располагались вдоль улиц, идущих вдоль склона и выводивших на площадь, вымощенную погональными плитами.

Но наиболее ярким свидетельством интенсивного развития Пантикапея - возведение в конце VI - начале V вв. до н.э. на Верхнем плато большого храма, посвящённого покровителю милетских колонистов - Апполону Врачу.

Примерно к тому же  времени  относится начало чеканки Пантикапеем серебряной монеты, первой - и довольно долго - единственной на Боспоре.

Ранняя чеканка серебра разных номиналов, рассчитанная на обслуживание внутреннего рынка, подтверждает, что уже в данный период Пантикапей начинает играть ведущую роль в экономической жизни региона.

Скифские стрелы

Несмотря на возросшую мощь Пантикапея, около 495-480 гг. до н.э., практически все открытые раскопками постройки оказались разрушены в результате военных событий.

 В слое разрушенных в прослойках пожарища найдены скопления наконечников стел «скифского типа», в том числе застрявшие в стенах домов. Учёные считают, что эти катастрофические события связаны с ухудшением военно-политической обстановки в результате экспансии новых групп скифов-номадов.

На руинах общественного центра на Западном плато после этих событий наблюдается как бы возврат к прежним формам использования этой территории. Появляются прямоугольные котлованы для недолговечных сооружений типа «землянок», остатки стен разрушенных построек используются для возведения лёгких навесов, обнаружены заглубленные в грунт небольшие печи для варки железа и бронзы. Но наиболее важное свидетельство высокой степени сохраняющейся военной угрозы - спешные фортификационные мероприятия на северном краю плато. На рубеже первой и второй четверти V в. до н.э. здесь проводится реконструкция разрушенных многокамерных домов, а между ними соорудили оборонительную стену с калиткой для вылазок. Очевидно, что оборонительные мероприятия проводились с максимальной экономией сил и времени.

Такая же точно ситуация, кстати, была в соседнем городе Тиритаке. Разрушения и строительство оборонительных систем прослеживаются кроме того в Мирмекии и Порфмии. Следы военных событий выявлены и на Таманском полуострове - в Патрее, Фанагории, на поселении Торик (Геленджикская бухта) и т.д.

О росте военной напряжённости в отношениях боспорских греков и варваров говорит статистика погребений в некрополях боспорских городов. Ко второй четверти V века до н.э. их доля достигает максимума.

Власть тиранов

Археологи предполагают, что в 480-79 гг. до н.э. вследствие как внешних, так и внутренних причин в Пантикапее произошёл государственный переворот. Устанавливается власть неких Археантактидов, которые правили, согласно информации Диодора, 42 года. Сицилийский историк называет их «царствующими над Киммерийским боспором», хотя царями они, конечно, не были.

Однако мнения о власти Археантактидов называют разные - тирания, аристократия, олигархия одного рода.

Полагали, что Археантактиды, организовав для отпора варварам оборонительный союз, объединили под своей властью всю значительную часть полисов Боспора, но со временем узурпировали власть.

В пользу этой версии говорят обнаруженные неустановленного центра монеты, а также строительство в Пантикапее огромного, по боспорским меркам, храма. Такое не по силам одному только полису.

Не все, правда, согласны с этой гипотезой. Поскольку отсутствуют свидетельства раньше конца V в. до н.э., следует признать лишь тот факт, что в Пантикапейском полисе (в состав которого могли войти расположенные рядом небольшие полисы, например, Мирмекий и Тиритака) установилась единоличная и даже тираническая или корпоративная (олигархическая) власть Археантактидов. При их приемниках, Спартокидах, начиная с Сатира I (правил до 393/2-352/1 гг. до н.э.) и происходит формирование единого государства, объединившего все полисы в районе Киммерийского Боспора.   

Надо сказать, что Спарток I, основатель династии Спартокидов, пришёл к власти в 438/37 г. и правил 7 лет. А через год или два в Понт Евксинский и на Боспор, в частности, с эскадрой прибывает афинский стратег Перикл, чтобы сделать для «эллинских городов всё, что им было нужно, а окрестным варварским народам, их царям и династам» продемонстрировать мощь Афин. В действительности, конечно, целью этой экспедиции было обустройство дел в регионе в соответствии интересам самих Афин. Под воздействием этого события ряд боспорских городов вступает в I Афинский морской союз. Пантикапей же, под властью Спартокидов, насколько можно об этом судить, занял антиафинскую позицию. Тем более что полисами Боспора заинтересовались персы.

Но между 410 и 406 гг. до н.э. происходит резкое изменение внешнеполитических ориентиров: Афины и Пантикапей заключили союз. Именно с этого времени источники отражают активную торговлю боспорским хлебом.

Смена внешнеполитических партнёров развязала руки пантикапейской тирании, прежде всего скованные, видимо, патронажем Афин. После этого завоевательные планы Спартока были устремлены за пролив на Таманский полуостров. Их реализация навсегда связала дальнейшие судьбы Пантикапея и Фанагории.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Где планируете провести отпуск или выходные?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах