236

Павел Башук: «Сегодня ремесло если не возрождается, то хотя бы не вымирает»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 34. «АиФ - Юг» 21/08/2013

В XXI веке, когда все механизировано до предела, профессия кузнеца кажется архаичной. Да и от тяжелого труда народ уже отвык. Тем не менее ремесло существует. И, как это ни странно, важнее всего в этом деле не сила, а эстетический вкус и терпение.

Сколько стоит ручной труд? Есть ли у профессии будущее? Об этом наш разговор с кузнецом, руководителем общественной организации, объединяющей ремесленников Кубани, - Павлом Башуком.

Чтобы выжить, нужно ставить дело на поток

«АиФ-Юг»: – Сегодня престижны такие профессии, как менеджер, экономист, маркетолог. Причем появились они совсем недавно. А нормального плотника днем с огнем не сыщешь. Кузнечное дело, кажется, вообще ушло в прошлое?

П.Б.: – Действительно, какие-то 150-200 лет назад кузнечное ремесло считалось высокотехнологическим, азы мастерства передавались из поколения в поколение. Кузнец был знатный человек в любом городе и селе, ведь он делал необходимые в быту вещи. С индустриализацией профессия стала изживать себя. В советское время все должны были быть одинаковыми: строили одинаковые дома, ставили обычные заборы. Ничего лишнего. Максимально функционально, ведь советскому человеку излишества не были нужны. В перестройку вообще любой ручной труд, искусство и творчество обесценились. Экономика оказалась в таком тупике, что было не до искусства. Распад материальный привел к моральному упадку.

ОПРОС

Сегодня ремесло если не возрождается, то хотя бы не вымирает. Люди хотят самовыражаться, поэтому заказывают себе интересные и даже эксклюзивные вещи. Если лестница, то уже не из арматуры, как в «хрущевках», а кованая, художественно осмысленная. В кузнечном деле человек хоть отдаленно, но приближается к Создателю, тоже пытается сотворить розу, только из железа. Изделие кузнеца, как и гончара или любого другого ремесленника, - это не просто ручная работа, в нем заложены мощная энергия и интеллект. Но чтобы ремесло выжило, приходится ставить его на поток, делать штампы. В том виде, в котором оно было при наших предках, сегодня жить не будет. Не станет же ремесленник вручную разжигать горн, работать каменным топором. Только с применением новых технологий кузнечное дело может развиваться.

Читайте также. Как в Краснодаре ярмарку мастеров сделали городской достопримечательностью>>

«АиФ-Юг»: – А насколько ручной труд сегодня востребован?

П. Б.: – Повторюсь, если поставить дело на поток, заработать можно. Другой вопрос, каким будет качество? У художников похожая ситуация. Мастер будет делать в день по копии - заработает с продажи, а если будет год создавать шедевр, ему не на что будет жить, кормить семью. Так и приходится находить баланс: сегодня занимаешься творчеством, а завтра - заработками.

Работа Павла Башука. Фото: Татьяна Захарова

Хотя некоторые вообще отказались от творчества. Сделал, например, кто-то жестяной навес клиенту - и теперь заказов у него хоть отбавляй. Ведь все-таки практичные вещи людям требуются куда чаще, чем эксклюзивы. Это всегда так было.

Ремесленнику сегодня мало заниматься своим делом. Ему еще приходится продвигать товар на рынок. По сути, этим должны заниматься купцы. Но почему-то в нашей стране не хотят продвигать отечественный продукт.

«Мастеров приравняли к бизнесменам, обложили такими же душащими налогами»

«АиФ-Юг»: – Вы сами говорите - раньше ремесленники были уважаемыми, востребованными людьми. А есть ли сегодня какая-то поддержка, чтобы сохранить дело?

П. Б.: – На ремесленников начали обращать внимание, приглашать на выставки, причем бесплатно. Но приходится возрождать то, что еще осталось. Кузнецы есть, а вот, например, литейного производства в нашем крае уже практически нет. Поражаюсь, что за самой примитивной попсовой песней стоит огромная команда: исполнитель, продюсер, аранжировщики. Вкладывают в это огромные деньги и получают выгоду, а в ремесло вкладывать не хотят.

Работы Павла Башука. Фото: Татьяна Захарова

Более того, нас приравняли к бизнесменам, обложили такими же душащими налогами. Талантливые мастера не могут реализоваться на родине. Поэтому уезжают жить и творить за границу. Так, мой приятель-художник уехал учить китайских детей. Ему предоставили дом, мастерскую, школу, хорошую зарплату. А нам, наоборот, навязывают чужую культуру. Российский рынок завален импортом. Текстиль и тот китайский, турецкий, польский. В то время как краснодарские крупнейшие текстильные производства развалились. Где сейчас ХБК, КСК? Одежда, еда, лекарства, фильмы - все импортное. В Европе, кстати, нашелся предприниматель, который расписывает под хохлому телефоны, компьютеры, майки. Славянский бренд сразу поднял цену товара. Только мы отказываемся от своей самобытности.

Павел Башук. Фото: Татьяна Захарова

«АиФ-Юг»: – А есть кому передать мастерство?

П. Б.: – Единицам. Сейчас такой принцип жизни - заработать быстро. Молодежь, как это ни банально, хочет всего и сразу. Предложил своему знакомому, новоиспеченному дизайнеру, посотрудничать. Через два дня он сбежал. Оказалось, решил поработать в такси. Понятно, что это живые деньги и почувствовать их можно уже сейчас. А корпеть в кузнице, чтобы освоить дело, - на это нужно время. В этом вся беда. Раньше был социальный лифт, по которому из подмастерья, простого рабочего можно было подняться на высокий профессиональный уровень, сделать карьеру. Только пройдя каждую ступеньку, можно набраться опыта, в конечном итоге создавать качественный продукт. Сегодня никто не хочет этого делать. Потому и производства нет: проще таксовать, продать импортный продукт, чем томиться над производством собственного.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах