131

Бог един!

На долгие зимние каникулы выпадает один из самых замечательных христианских праздников – Рождество Христово.

В ночь с 6 на 7 января в храмах проходят всенощные службы; иконы и помещения храмов нарядно украшают. Чувствуется настоящее торжество души!

После длительной службы, мы встретились с настоятельницей женского монастыря в честь иконы Божией Матери «Всецарица» игуменьей Неониллой, чтобы поговорить о жизни, о верующих и монашеском пути.

– Год от года в этот замечательный праздник на службу приходит больше людей. Матушка, по-вашему, верующих становится больше?

– Больше, значительно больше. Самое главное, что больше становится молодежи и детей. Это большая радость. Ведь верующий человек чище. Истинно верующий плохого не сделает. Он Бога боится. Есть, конечно, и фарисеи. Такие были всегда. И Господь их обличал. Но истинно верующих тоже много.

– Люди обычно приходят к Богу через страдания. Как у вас это произошло?

– Пришла я из мира. Была такая же, как и все остальные простые люди. В храм так часто не ходила. Но верить всегда верила. Тайно.

– Как же вам свою веру удалось пронести? Долгое время в нашей стране на веру было наложено табу.

– У меня была верующая семья. В доме были иконы. Родители еще учили Закон божий. Бабушка много молилась, писала нам молитвы на бумажечках. И всегда говорила: не укради, не лги, по заповедям живи.

Отец Яков был из раскулаченной семьи, пострадал из-за политических гонений. Деды, и один, и другой, были зажиточными. Один – по материнской линии – владел 150 гектарами земли. Обрабатывали в то время землю вручную. Наемные работники деда любили, он был добрый и платил исправно.

Дедушка со стороны отца жил в Воронежской губернии. Его семья выращивала пшеницу и продавала ее в Канаду, во Францию... Это было до революции. А в 1928 году его семью раскулачили коммунисты. Приехали ночью, забрали ценные вещи, николаевские деньги. Дед тогда заскочил на коня, поехал в поле к амбару, в котором хранилось отборное зерно для засева, и поджег его. Зарево от пожарища осветило всю деревню.

Такого ему местная власть простить не могла. Тут же сослали в Магадан. А семеро детей рассыпались по разным городам. Им пришлось сменить фамилии: одни попали в Казахстан, другие – в Азербайджан. Это папины сестры и братья.

Конечно, через всю жизнь нашей семьи прошла нелюбовь к большевикам. Но об этом никто не говорил ни в школе, ни в пионерии. Все держали в себе. И по-прежнему хранили свою веру в Господа.

– Так значит, любовь к Богу в вас вырастили в семье?

– Да. Это с одной стороны.

С другой, у меня была непростая женская судьба. Вышла замуж после школы, появился сын. Но брак распался. Уехала совсем молодая с ребенком на руках в Сибирь, в Тюмень. Бабушка перед отъездом дала мне иконку и молитву, от руки записанную на листочке, вся религиозная литература ведь была под запретом.

Жизнь там была тяжелая. Первые три-четыре года просто невыносимая. В Тюмени на реке Тура был небольшой храм. Я туда постоянно бегала молиться. Стою у икон, 25-летняя, и плачу, оттого что жизнь не складывается, оттого что на чужбине. Царь туда ссылал, а я по своей воле поехала. Много молилась. И Господь начал указывать мне путь.

Помню, мама мне сказала: «Ты молись, детка, Господь все управит» – так и получилось. Закончила заочно Тюменский индустриальный институт, пошла на работу в Главтюменьнефтегаз. Начала ездить в командировки. Была уже второй раз замужем (со вторым мужем мы прожили 28 лет). И везде, где ни была, ходила в храмы. В Москве молилась Сергию Радонежскому.

– Но тогда вы были еще далеки от монашества. Да и молодой совсем были. Многие в таком возрасте еще веселятся и гуляют…

– Да, была молодая, но понимала, что надо сконцентрироваться, верить стараться, не лениться – и Господь поможет. Сразу поняла, что праздная жизнь не для меня. Постепенно все начало налаживаться. Вернувшись в Краснодар, продолжила свою деятельность в нефтегазовой промышленности. В общей сложности проработала в этой сфере более 40 лет. И по-прежнему ходила в храм, хотя муж и не поддерживал меня, так как был человеком неверующим.

– А когда возникла идея строительства монастыря?

– У меня появились акции, были кое-какие средства. Но они мне были не нужны, деньги были неинтересны. Мы посовещались с сыном, мужа тогда уже не было в живых, и решили строить храм близ онкологического центра. Решили, что люди туда будут приходить, молиться и спасаться. Храм в честь иконы Божией Матери «Всецарица», которая спасает и излечивает больных раком. И с того времени что ни происходило – хорошее или плохое – все еще больше укрепляло меня в вере.

В голове втайне я держала мысль о монашестве. Поехав в очередную командировку, зашла в Троице-Сергиеву Лавру, где старец Наум меня и благословили на монашество, сказал, что по судьбе мне начертано быть монахиней и руководить монахинями. Я понимала, что принять постриг – значит отречься от мирской жизни.

Я была не готова сразу все отрезать. Потом, когда был построен храм, стала по-иному молиться, по-иному смотреть на мир. Подала прошение о монашестве владыке и 4 марта 2004 года приняла монашеский постриг с именем Неонилла. А на следующий год Священный Синод вынес решение о преобразовании прихода в монастырь.

– В монастыре 12 монахинь. Все они разного возраста. Есть среди них и совсем молодые. Вы в монашество пришли в возрасте зрелом, а как же такие молодые поняли свое предназначение?

– Они тоже из верующих семей и, к сожалению, с непростой судьбой. Есть у нас монахиня 18 лет. В монастыре она с 15-ти. Девушка очень талантливая в иконописи. Талант у нее от Бога. Сейчас занимается, оттачивает мастерство.

Вообще у нас очень хороший состав. Одна монахиня – врач-иммунолог, другая кандидат наук. Все образованные. Думаю, что обитель будет процветать. Мы об этом молимся.

– Есть у вас и подворье в Динском районе, где сестры проводят большую часть времени: молятся, работают. Там же несколько лет назад забил источник. В прошлом году там велись строительные работы, а как подворье живет сейчас?

– Строительство еще не закончено, но уже очень многое сделано. Вокруг возведена белоснежная стена с ангелами. Стена сделана в стиле ХVІ века. Вообще, проект самого монастыря в Краснодаре делал знаменитый архитектор Ижиков.

Он сделал копию храма, который находится в Сергиевом Посаде. И стена вокруг подворья – тоже его работа.

Сестры живут в своих кельях, шьют, готовят, поют на клиросе и молятся. Многие монастыри заводят хозяйство: коров, кур. Мы тоже изначально планировали хозяйство. Но мне было сказано, что монастырь будет интеллектуальный, что нам, главное, надо молиться, молитва спасет. Так мы и делаем.

– Матушка Неонилла, у нас сегодня так много различных направлений религиозных и даже сект. Как вы к этому относитесь?

– Мы – православные. В православие никто никого не затягивает, не агитирует. И это самое главное. Люди в церковь приходят к Богу. А появление сект, тем более в таком количестве – это путь к концу.

– Как вы считаете, можно ли объединить людей в одной вере? Тогда было бы меньше разногласий. Бог ведь един.

– Это очень сложно. Но вы знаете... На этой рождественской службе до полуночи в храме были в основном православные. А после полуночи пришло много иностранцев: и буддисты, и мусульмане, и многие-многие другие. Все они брали свечи и молились все-все искренне, но по-разному, по-своему.

– Как вы к этому относитесь?

– Нормально отношусь! Они понимают, что в храме Бог, и идут сюда. Некоторые подходят и просят помолиться за своих родственников, называют имена, которых у нас и нет. Я им говорю: как бы его звали здесь? Находим русское созвучное имя и молимся. А какая же разница, скажите? Я никого не осуждаю, отношусь с уважением ко всем верам.

Многие переходят в православие. У нас крестились индусы, адыги, татары, арабы. Мне это очень приятно. Видно, как искренне молятся эти люди.

– Нетерпимость недопустима?

– Нет, конечно. У нас на подворье стену строили мусульмане. Я не могла найти непьющих русских строителей. Пригласили дагестанцев. Вы не представляете, как они строили! Да, они молились по-своему, кушали отдельно. Но как они старались и с какой любовью работали. Мы с ними расстались друзьями. И если понадобится – снова пригласим их.

– У нас многонациональный край, как и страна. Недавно на национальной почве произошли стычки в Москве, да и у нас не все ровно. Что вы об этом думаете?

– Думаю, это политика.

– Но есть же расисты, как есть и русофобы…

– Это люди без Бога в сердце. Раньше все нации жили вместе и не ссорились. Помню, в школе ребята были разных национальностей, но все вместе дружили и не задумывались, кто какой нации. Сейчас ищут, вникают в фамилии. Это неправильно. Господь в один миг дал нам разные языки. И пошли люди заселять Землю. Теперь смотрят, кто ты есть. Я к этому отношусь плохо.

Верующий никогда не сделает дурного. Только неверующий может навредить. Я люблю все нации, ведь Бог един, и он нам сказал любить друг друга!

От редакции: 21 января матушке Неонилле исполняется 70 лет. От всей души поздравляем ее с юбилеем и желаем крепкого здоровья, сил в ее светлом деле, стойкости и процветания.

Чудотворный образ Божией Матери «Всецарица»

Афон – самый восточный из трёх длинных отрогов полуострова Халкидики, вдающийся в Эгейское море. С 1046 года Афон стал официально именоваться «Святой Горой». Святая Гора Афон, согласно древнему церковному преданию, стала жребием евангельской проповеди Божией Матери.

Именно здесь во множестве явились ее чудесные, изобильно источающие благодать иконы. Оттуда же, со Святой Горы, пришла и прежде неизвестная в России «Пантанасса» – «Всецарица». Господь по молитвам Пресвятой Девы даровал этому образу особую благодать: исцелять и утешать тех, кто поражен тяжелейшей болезнью наших дней – раком.

Древняя икона «Всецарица» написана в ХVІІ веке и явилась благословением известного на Афоне старца Иосифа Исихаста своим ученикам. Сохранился рассказ приснопамятного старца об этой иконе.

В ХVІІ веке перед иконой Божией Матери «Всецарица» появился странный молодой человек. Он стоял, что-то невнятно бормоча. И вдруг лицо Богородицы блеснуло, подобно молнии, и какая-то невидимая сила бросила молодого человека на землю. Только он пришел в себя, как сразу отправился исповедоваться отцам со слезами на глазах, что он жил далеко от Бога, занимался магией и пришел в монастырь, чтобы проверить свою силу на святых иконах. Чудотворное вмешательство Богородицы убедило молодого человека изменить свою жизнь и стать благочестивым. Он исцелился от душевного недуга и после этого остался на Афоне. Так эта икона впервые проявила свою чудотворную силу на человеке, одержимом бесами.

Позже стали замечать, что эта икона оказывает благотворное влияние и на больных с различными злокачественными опухолями. В ХVІІ веке она впервые была списана греческим монахом и постепенно стала известна во всем мире как исцелительница раковых заболеваний. Само имя иконы – Все-госпожа, Bсe-повелительница – говорит о ее особой, всеобъемлющей силе. Впервые явив свою чудотворную силу против волшебных чар, Всецарица имеет благодать исцелять страшнейшую из болезней современного человечества.

На иконе «Пантанасса» (по-гречески, а по-русски: «Всецарица») изображена Пречистая Дева Мария в багряном одеянии, восседающая на царском троне. На руках ее Богомладенец со свитком в левой руке и с благословляющей десницей. Правой рукой Пречистая Дева указывает на Своего Царственного Сына как на Спасителя всех людей.

Нимб Христа Спасителя украшен греческими буквами: «Он» – существующий, тот, кого не может не быть; Тот, от которого все; Тот, Которым все мы и движемся и существуем. Нимб Божией Матери и Христа украшен красивым узором из эмали.

На заднем плане иконы – два Ангела Божия, которые с благоговением осеняют крылами Пречистую Деву Марию и протягивают к ней руки. Икона выполнена в ярких цветах: багряное одеяние, золотой фон, символизирующий самую вечность, и эмалевые нимбы, сделанные в белоснежном, темно-синем, красном и бирюзовом тонах.

Чудотворная икона Божией Матери «Всецарица» – главная святыня женского монастыря, который находится в городе Краснодаре на улице Димитрова, 148.

Она является точной копией Чудотворного образа «Всецарица», который находится в Греции на Святой Горе Афон возле восточной колонны соборного храма Ватопедской обители.

Образ Пресвятой Богородицы «Всецарица» для краснодарского монастырского храма в честь этой иконы был написан с афонского первообраза русским мастером, иконописцем из г. Переславль-Залесский В. А. Поляковым в обители Ватопед во время Страстной седмицы Великого поста 2005 года. Наместником монастыря и греческими иконописцами написанная Валерием Поляковым икона была признана точной копией оригинала. Освятили икону в день праздника Святой Пасхи – был отслужен молебен, который возглавил наместник Ватопеда архимандрит Ефрем, затем икона была приложена к 130 святыням Ватопедского монастыря, в том числе к Поясу Пресвятой Богородицы.

На обратной стороне иконы стоит печать Ватопедского монастыря и подпись архимандрита Ефрема. В июне 2005 года чудотворный образ был доставлен с Афона в сердце России – Москву, а затем с почестями в сопровождении монахов Троице-Сергиевой Лавры в г. Краснодар.

Встретив дорогую сердцу Святыню на железнодорожном вокзале Краснодар-1, сотни прихожан нашего города Крестным ходом сопроводили чудотворный образ к месту Его обитания. С душевной радостью, волнением и трепетом, с песнопениями матушка Неонилла и сестры встречали Небесную Игуменью.

Православные жители нашего города, края и других регионов посещают обитель Пресвятой Богородицы в честь ее иконы «Всецарица» и молятся перед её чудотворным образом, испрашивая для себя её помощи и покровительства. Особенно благоговейно молятся перед Чудотворной иконой страждущие больные лечебных заведений, прилегающих к монастырю, и особенно – онкобольные.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Опрос

Как вы заботитесь о своём здоровье во время пандемии?

Ответить Все опросы

Топ 3 читаемых

Самое интересное в регионах