Примерное время чтения: 16 минут
65

Зачем Гилон женился на туземке? Расцвет и падение античного полиса Кепы

Сюжет Живая история Кубани
По мнению учёных, местоположение Кеп было очень удобным.
По мнению учёных, местоположение Кеп было очень удобным. Commons.wikimedia.org

Сегодня Сенной - небольшой поселок в Темрюкском районе. Правда, поселение это известно далеко за пределами края, потому что именно здесь производится известное кубанское вино. Но если перенестись почти на полтора тысячелетия назад, то мы увидим красивый древнегреческий город Кепы. Откуда мы знаем, что красивый? Кепы - в переводе с греческого - означает «сады». А сады прекрасны всегда. Итак, наше небольшое путешествие в античный город. Помогут нам в этом труды выдающегося советского археолога, доктора исторических наук Николая Сокольского.

Где был древний город

Кепы были основаны в самой восточной части Таманского залива примерно в 580/570-е годы до н. э. Это был один  из крупнейших городов Азиатского Боспора. В период расцвета города его площадь достигала 20-25 га. Поселение стало известно в мировой истории благодаря тому, что его правителем был дед политического деятеля и одного из самых известных ораторов Греции Демосфена.

Тем не менее, античные писатели сохранили о городе очень скудные сведения. Согласно Периплу, Псевдо-Скимна Кепы были основаны милетянами. Из речи Эсхина против Ктесифонта мы знаем, что Кепы были переданы боспорскими правителями афинянину Гилону, деду знаменитого оратора Демосфена. Диодор Сицилийский сообщает, что младший сын Перисада I, Притан, потерпев неудачу в борьбе с братом Евмелом, бежал в Кепы, где и был убит. Упоминание названия Кеи Плинием Старшим и Помпонием Мелою  указывает лишь на то, что Кепы в первые столетия нашей эры продолжали существовать.

Вот что пишет Страбон по поводу того, где находился этот город: «Вступившему в Корокондамитское озеро (многие его сейчас отождествляют с Таманским заливом. - Ред.) представляется значительный город Фанагория, затем Кепы, Гермонасса и Апатур, святилище Афродиты. Из них Фанагория и Кепы расположены на названном острове, по отношению к плывущему на левой стороне, другие же города на правой стороне, в Синдике, за Гипанисом (так называли Кубань. - Ред.)». По мнению Сокольского, на территории, определяемой как остров Фанагора, разведки не обнаруживают иных значительных городищ помимо Фанагорийского и городища у оконечности Таманского залива, которое и следует считать остатками Кеп, ибо раскопки подтвердили существование здесь значительного города.

У античных авторов не сохранилось указаний о времени основания Кеп, есть предположение, что это примерно VI век до н. э.

«Городище расположено на восточном берегу Таманского залива, на небольшом естественном возвышении, на западе, круто спускающемся к заливу. Возвышение это представляет собой неровное плато, сильно изрытое окопами и ямами, ниспадающее к западу; его высшая горизонталь в северо-восточной части лежит на 27 м выше уровня воды в Таманском заливе; площадь примерно 8 - 9 га. С севера и северо-востока городище ограничено довольно крутым склоном и валообразной грядой, с юго-востока небольшой лощиной, с запада береговым откосом и обрывом. Здесь, однако, была расположена только одна, верхняя, часть городища. Другая часть его располагалась под западным откосом на нижнем плато. Однако здесь, как и в Фанагории, отстоящей от Кеп на три - четыре км по прямой линии, при частичном понижении берега почти весь нижний город оказался разрушенным волнами залива. Доказательством этого является тот факт, что в прибрежном обрыве, составляющем узкую полоску остатков нижнего плато, виден оборванный мощный городской культурный слой толщиною до 3,5 м, доходящий до уровня воды, а в центральной части, у колодца, слой V в. до н. э. залегает ниже современного уровня воды в заливе. Помимо этого, у подножия откоса, рядом с современной границей воды и суши, в 1958 г. открыт античный колодец в 8 м от современного, существующего, возможно, также с античного времени. По рассказам старожилов, в XIX в. существовали еще два старинных колодца на некотором расстоянии к западу от вышеупомянутых; теперь этих колодцев нет, они разрушены, затянуты илом и покрыты наступившей водою», - пишет Николай Соколовский в своем исследовании.

Выходцы из Милета

По мнению ученых, местоположение Кеп было очень удобным. Грунтовый некрополь располагался непосредственно к востоку от города; основной массив его сосредоточен на песчаных косогорах в 400 - 500 м от города. Как и некоторые другие боспорские города, Кепы возникли на месте, где существовало более раннее, вероятно, киммерийское поселение II тысячелетия до н. э.

У античных авторов не сохранилось указаний о времени основания Кеп. Но есть предположение, что это примерно  VI век до н. э.

Вот что говорит по этому поводу известный археолог:

«Основание их, по-видимому, входило в единый милетский колонизационный поток на Боспоре и вряд ли по времени далеко отстояло от основания Панктикапея. Открытие архаического слоя в Кепах показало, что во второй половине VI в. до н. э. город на верхнем плато занимал уже значительную территорию и жил интенсивной жизнью. Можно твердо говорить о том, что в середине VI в. до н. э. Кепы как город или постоянное поселение (αποικία) уже существовали. Отдельные фрагменты родосской и ионийской керамики второй четверти VI в. до н. э. дают основание думать, что Кепы возникли даже ранее середины, скорее, в пределах второй четверти VI в. до н. э.

У нас нет точных данных для утверждения, что город возник из торгового пункта - эмпория. Но удобство расположения на берегу, в отдаленной точке Таманского залива, соединенного протоками с внутренними синдо-меотскими районами, дает возможность предполагать существование здесь такого пункта. Во всяком случае, с самого возникновения поселения его жители могли торговать с местным населением, тем более, что до 540 г. не существовало Фанагории, затмившей позже своего старшего соседа.

Тем не менее нужно полагать, что с основанием постоянного поселения, не торговля, а сельское хозяйство были главным занятием большей части его жителей. В непосредственной близости от города имелись плодородные равнины. Само название города Κήποι (Сады), по-видимому, указывает на связь его жителей с сельским хозяйством. Возможно, что разведение плодовых деревьев и не было главной отраслью хозяйства, но лишь яркой отличительной его чертой, со временем давшей имя городу».

Управлял чужеземец

Главная масса находок архаического слоя - фрагменты керамики - подчеркивает греческий характер поселения и тесные его связи с ионийскими и островными центрами Средиземноморья (Хиос, Клазомены, Родос и др.). О городском строительстве раннего периода трудно что-либо сказать, но отметим широкое применение подсыпок и вымосток из морской ракушки, что легко объяснимо недостатком прочих строительных материалов в ближайших окрестностях.

Вряд ли можно сомневаться, что до объединения боспорских городов под властью Археанактидов Кепы были самостоятельной городской общиной, но, возникнув как милетская апойкия, они поддерживали тесные связи с Пантикапеем. Пантикапей и Кепы, были, по-видимому, основаны группами милетских переселенцев, близких по социально-экономическому положению и имевших сходные интересы.

Сообщение Эсхина проливает некоторый свет на политическое положение Кеп в V в. до н. э. Передача Кеп в управление чужеземцу-афинянину Гилону и, как видно из схолий к Демосфену, с правом сбора податей  означает полное политическое подчинение города боспорскому царю в конце V в. до н. э. Примерно в те же времена подобным образом поступали и персидские цари.

 Очевидно, такой акт мог явиться результатом уже ранее сложившихся условий. Политическое подчинение Кеп, нужно полагать, было осуществлено еще Археанактидами, использовавшими ранние связи кепитов с пантикапейцами. Правителям новой династии, Спартоку и Сатиру I, видимо, было нетрудно до конца подчинить город Боспору. Для Сатира подчинение Кеп имело существенное значение, так как они являлись надежным опорным пунктом в его борьбе за присоединение синдских территорий.

В схолиях к Демосфену указывается, что Гилон получил Кепы и какие-то местечки. Отсюда можно заключить, что Кепам принадлежал определенный округ с расположенными там сельскохозяйственными поселениями.

В чем упрекали Демосфена?

В материальной культуре города VI - V вв. до н. э. пока еще не удается уловить достаточно выразительные черты, говорящие о проникновении местных этнических элементов в городскую среду. Ряд исследователей, находя лепную керамику в античных городах, опирается обычно на этот материал в доказательство наличия представителей местных племен в составе городского населения. Лепная керамика в Кепах встречается с самого раннего времени. Тем не менее имеется и другое основание считать, что население Кеп тем или иным образом с очень раннего времени стало пополняться местными элементами. Гилон, приехав на Боспор, получил Кепы и затем женился, по одной версии (Эсхина) - на скифянке, по другой - (схолии к Демосфену) - «на дочери одного из туземцев». Но источники сходятся в том, что при женитьбе Гилон взял богатое приданое. Если Гилон, будучи в Кепах, женился на туземке, то, вероятнее всего, она была дочерью знатного синда или меота. Для Эсхина же важно было выяснить не столько точное наименование ее племени, сколько показать варварское происхождение, и в этом случае название скифянка было наиболее понятным афинянам. Понятным становится и стремление Эсхина подчеркнуть низкое происхождение Демосфена, когда он в одной из речей указывал даже, что Демосфен происходил по матери от кочевых скифов, что как раз менее вероятно.

В период IV - II вв. до н. э. Кепы были одними из внутренних боспорских городов, полностью подчиненных боспорским правителям; возможно, что в Кепах со времен Гилона главную роль играло назначаемое царем лицо, при котором выборные органы городского самоуправления занимали второстепенное место. Подобное положение было, по-видимому, обычным для Боспора. Полней рассказывает, что Левкон назначил правителями деревень родственников, отстраненных им триерархов.

В период Спартокидов с особой отчетливостью прослеживается и экономическая зависимость Кеп от Пантикапея. Подавляющая часть черепицы, строительный камень, часть посуды, вероятно, металлические изделия поступали в Кепы из Пантикапея. Кепиты, по-видимому, часто посещали Пантикапей, жили там и даже там умирали, как можно судить по надгробию IV в. до н. э. кепита Феопомпа, сына Айантида, найденному в районе северного склона горы Митридат.

Своей монетной чеканки Кепы не имели никогда, но находки монет на городище и в некрополе многочисленны. Это указывает на оживленную внутригородскую торговлю. Среди монет, найденных в Кепах, подавляющее число пантикапейские и фанагорийские; иные очень редки. Вероятно, средиземноморские товары поступали в тот период в Кепы не столько непосредственно из городов Эгейского бассейна, сколько через Пантикапей и отчасти через Фанагорию. В Пантикапей из Кеп поступали, по-видимому, хлеб, скот, кожа, рыба и некоторые другие товары, а в Кепы ввозились товары заморского и собственно пантикапейского производства.

Естественно, что Кепы имели собственное ремесленное производство, следы которого можно уловить, начиная с III-II вв. до н. э. (ткачество, гончарное дело). Однако ремесленное производство Кеп было не в состоянии дать достаточно товаров для эквивалентного обмена на большое количество ввозимых товаров. Эквивалент мог быть достигнут только путем использования продуктов сельского хозяйства. Для Кеп внутрибоспорская торговля, по-видимому, имела большее значение, чем торговля с более удаленными заморскими центрами, - пишет Николай Сокольский.

Храм Афродиты и убежище царей

О том, что именно в этот период город достиг значительного расцвета, говорит то, в Кепах имелся храм, или святилище Афродиты. Об этом свидетельствует обнаруженное в 1957-1959 гг. на западном раскопе скопление значительного количества обломков прекрасных терракот и фрагментов чернолаковых сосудов IV в. до н. э. с остатками граффито, и в том числе с монограммами, означающими, надо полагать, начальные буквы имени Афродиты. Близкая монограмма имеется и на фрагменте стенки амфоры.  Следует упомянуть также о большом, по-видимому, жертвенном блюде, найденном близ западного раскопа одним из местных жителей. Блюдо это, к сожалению, погибло. При раскопках 1958-1959 гг. здесь же, на западном раскопе, было найдено два обломка края жертвенных глиняных блюд.

Женщины предъявляли большой спрос на украшения - бронзовые фибулы, кольца, браслеты и т. д.

Об участии Кеп в политических событиях конца IV в. до н. э., может быть, говорит тот факт, что Притан, сын  Парисада I (претендовавший на Боспорский престол), потерпев поражение в борьбе с Евмелом, который кстати являлся ему близким родственником, бежал из Пантикапея в Кепы, где и был убит. Бежал он сюда, видимо, не случайно. Кепы служили ему, вероятно, опорным пунктом в то время, когда Евмел, действуя, по словам Диодора Сицилийского, с востока, оттеснил его к перешейку Меотийского озера. Вообще же Кепы, будучи в то время внутренним боспорским городом, большого военного значения иметь не могли. Тем не менее, как показывают раскопки некрополя, мужское население города носило оружие.

О чем говорят находки

Если античная литературная традиция не сохранила никаких сведений о жизни Кеп в первые века нашей эры, то археологические материалы дают теперь возможность составить некоторое представление о хозяйстве и культуре города в этот период.

В I-II вв. н. э. Кепы, как и другие города Боспора, жили полнокровной жизнью. Население города увеличивалось, границы его, как показывает юго-западный раскоп и культурный слой в обрыве берега, расширились в южном направлении примерно метров на 200. В городе, как и в эллинистический период, существовали красивые общественные здания. Одно из таких зданий было расположено в районе центрального раскопа; там обнаружены следы большой выборки камня и найдены известняковый каннелированный барабан колонны и известняковый калиптер. Известняковые барабаны колонн, известняковая и мраморная черепица найдены и в других частях городища.

Изнутри помещения украшались разноцветными мраморными плитками и цветной штукатуркой, куски которой не один раз встречались в слоях этого времени. Иногда полы мостились специальным известково-галечным составом, отполированным сверху.

В городе имелись водостоки, сооруженные из каменных желобов. Один такой желоб заложен в кладку стены III в. н. э., обломки других найдены в позднеантичных слоях. Водоснабжение города производилось из колодцев, расположенных под откосом на нижнем плато.

На площади стояли статуи и плиты с декретами. В кладке III в. н. э. найден постамент мраморной скульптуры, в другом месте верхнего города обнаружен огромный мраморный постамент для декрета со знаком боспорского царя  I-II вв. н. э. Могилы некрополя украшались надгробиями, на некоторых из них были надписи на греческом языке.

В Кепах I в. до н. э., как и в других городах Боспора, наблюдается значительное изменение культурного облика города - сарматизация. Это проявляется прежде всего в формах сосудов (зооморфные ручки, резкое увеличение количества лепной керамики, появление лощеных сосудов). Все это, несомненно, было связано с усиленным проникновением в город негреческих, сарматских и синдо-меотских элементов. В грунтовом некрополе Кеп появились новые черты погребального обряда - погребение с тризной и закланием трех лошадей, обряд разбитого зеркала. Показательно, что оба  имени, Гокон и его отец Папий, начертанные на надгробии I в. н. э., найденном в грунтовом некрополе Кеп, не являются  греческими.

Любили украшения

Это говорит о том, что варваризация материальной и духовной культуры Кеп заметно прогрессирует за время с I в. н. э. до IV в. н. э. Происходят изменения и в экономическом развитии. Сельское хозяйство и скотоводство по-прежнему играли главную роль, но наблюдается усиление удельного веса собственного меотского ремесленного производства: открыты остатки гончарной печи I в. н. э., ошлакованные части сосудов, железные шлаки, найден ряд костяных инструментов для шлифовки, подобных рашпилям. Можно думать, что в предшествовавшее время в верхнем городе хозяйственных построек было мало. Во всяком случае в районе западного раскопа ранее находился храм, а в I в. н. э. здесь помещается винодельня. Существовало ли виноделие в Кепах до I в. н. э. - пока неизвестно. В позднеантичных слоях встречались сгнившие и слежавшиеся виноградные листья. Судя по керамическим находкам в  I-III вв. н. э. в Кепы ввозились уже не средиземноморские товары, а товары городов Южного Причерноморья, особенно Синопы (черепица, посуда, амфоры, видимо, с оливковым маслом). Некоторые товары завозились в этот период в Кепы из Сирии (стекло, бусы) и Египта (бусы, скарабеи).

Как и в эллинистическую эпоху, жители Кеп, особенно женщины, предъявляли большой спрос на украшения (бронзовые фибулы, кольца, браслеты и т. д.), среди которых найдены подвески и геммы значительной художественной ценности и другие предметы туалета. Излюбленным развлечением кепитов была игра в астрагалы, находимые в Кепах в большом числе (игра в кости).

В III-IV вв. н. э. Кепы живут достаточно интенсивной жизнью. Однако культурный облик города еще более варваризируется. Находки большого количества зерна, пифосов и ям для хранения зерна, зернотерок, сгоревшей в печи соломы указывают, что сельское хозяйство продолжало играть ведущую роль. Кепиты сеяли в основном пшеницу и многорядный ячмень; рожь, встречающаяся наряду с подмаренником, представляла собой тогда еще сорняк.

Судя по значительному количеству осколков костей, найденных на городище во всех слоях, в Кепах, начиная с VI в. до н. э., разводили главным образом крупный и мелкий рогатый скот и лошадей.

Ремесло, по-видимому, и в этот период играло лишь вспомогательную роль. Находки грузил и медных крючков указывают на более значительную, чем в предшествовавшие периоды, роль рыболовства.

Когда приняли христианство

Нужно полагать, что к IV в. н. э. сильно изменилась и духовная культура населения Кеп. В культурной жизни населения города наблюдается отказ от традиций античной культуры, утрата вкуса к произведениям античного искусства, в частности, скульптуры. На городище найдено значительное количество обломков варварски разбитых известняковых и мраморных скульптур.

По мнению ученых, в этом виноваты не только варвары. Разруха была, скорее всего, проявлением идеологической борьбы, смены идеологических воззрений, которая выражалась в победе христианства. Подтверждением этого может служить бронзовый алтарик, найденный на полу дома, погибшего в IV в. н. э. Аналогичные алтари найдены в христианских памятниках IV-V вв.  Одновременно с христианством распространялись и другие какие-то верования, о чем свидетельствует подвесная глиняная табличка с изображениями древа жизни, оленя со змеей и непонятных символов геометрической формы, в целом отражающих синкретичность религиозных представлений.

В IV в. н. э. Кепы переживают большое потрясение. Гибнет все, заметны следы пожара. Эта гибель, вероятно, была связана с военным нападением. О том, что  катастрофа произошла именно в IV в. н. э. свидетельствует материал заполнения колодца (среди которого отметим редчайшую находку - части деревянного колеса повозки), находки во дворе и на полу погибшего дома - алтарик, краснолаковые блюда IV в. н. э. и поздние боспорские монеты. Исходя из этого, можно предположить, что катастрофа произошла не ранее 30-х годов IV в. н. э. Но и после этого  город еще некоторое время продолжал существовать и исчез в IV в. н. э.

Подготовила Фатима ШЕУДЖЕН

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Опрос

Собираетесь ли вы снова вакцинироваться?

Ответить Все опросы

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах